Арт

Стриптиз, война, «Москва» и «Чернобыль». Итоги 2019 года в беларусском кино

843 Тарас Тарналицкий

Кадр из фильма «Озеро радости», режиссер Алексей Полуян

 

Лучшее в беларусском кино за прошедший год. «Журнал» раздает наших «оскаров».

Если попытаться уместить все, что происходило с беларусским кино в прошлом году, в одну короткую фразу, то она может звучать так: «С надеждой на лучшее».

С подобным воодушевлением жила главная кинофабрика страны – «Беларусьфильм», откуда весь сезон шли бравые донесения о съемках новых проектов: биографического фильма «Купала», в котором снялась точно половина интеллигентной части Минска, приключенческой картины «Авантюры Прантиша Вырвича», военного минисериала «Судьба диверсанта».

Параллельно с этим новый гендиректор «Беларусьфильма» Владимир Карачевский развел бурную деятельность. Он зазывал на студию послов иностранных государств и убеждал медиа в том, что начались реформы, издержки которых проявлялись то в задержках оплаты актерам, то в переводе штатных сотрудников студии на шестичасовой рабочий день.

Минкульт тоже не сидел на месте – по конкурсу выделил частной студии MediaCube Production деньги для производства коммерческого фильма «Запретная зона», действие которого происходит в Чернобыльской зоне, что в свою очередь вызвало приступ публичной зависти у коллег из «Беларусьфильма».

Независимые от государства авторы при всех сохранившихся сложностях своего положения даже дождались извинений со стороны культурной бюрократии, пусть и не публичных. На «Лістападзе» показали и наградили картины Андрея Кутило, Евы-Катериный Маховой, Александра Михалковича, Кирилла Галицкого, которые в прошлом году из-за Минкульта подверглись цензуре или были сняты в знак протеста.

В общем, моментов приятных и не очень было достаточно. Сейчас вспомним их все, раздав номинации самым достойным упоминания.

Событие года. Беларусский язык на большом экране и признание независимого кино

Для отечественного кино важными стали два события, прогрессивность которых вызывает вопросы. Но, как говорится, уж лучше поздно, чем никогда.

Во-первых, игровые проекты «Беларусьфильма», среди которых «Купала» и «Авантюры Прантиша Вырвича», обретут беларусскоязычную озвучку. Как бы это странно ни звучало, для нацстудии это – беспрецедентный шаг. До недавнего времени беларусский язык был уделом анимационных и отдельных документальных картин, но не в игровом кино, в том числе и из-за непринятия его некоторыми директорами «Беларусьфильма». Угроза интеграции с Россией изменила отношение власти к национальному языку – и теперь он точно попадет на большие экраны. Вопрос, надолго ли?

Во-вторых, Минкульт де-факто признал существование беларусского кино, не снятого за государственный счет, чего раньше чиновники себе не позволяли. Первым маркером стало выдвижение от страны на «Оскар» документальной картины «Дебют» минчанки Анастасии Мирошниченко.

В итоге картина попала в лонг-лист американской кинопремии сразу в двух номинациях: «Лучший фильм на иностранном языке» и «Лучший документальный полнометражный фильм». Получилось, как с «Хрусталем» Дарьи Жук, но менее скандально.

А затем на официальное празднование 95-летия беларусского кино позвали в том числе частных авторов, чего раньше не случалось. Осталось теперь дождаться, когда за словами последует финансовая поддержка авторских проектов, которые ищут финансы в основном у зарубежных кинофондов и международных структур.

 

Лучший кинопроект года. «Аб'ектыў_на: Правы дзіцяці»

Развитие киноиндустрии всегда было делом трудозатратным и весьма хлопотным, даже если этого желали не только узкие профессионалы, но и власть имущие. А уж когда чиновники просто имитируют бурную деятельность с минимумом практического выхлопа, как это происходит сейчас в Беларуси, развитие кинематографа и вовсе превращается в кромешный ад. Благо существуют активисты, которые при поддержке европейских грантов, а иногда и без них, дают начинающим авторам отточить свои теоретические знания, пообщаться со зрителем.

В прошлом году лучше всех это удалось «Мастерской социального кино», которая с помощью местных и зарубежных партнеров сумела организовать длительный арт-воркшоп «Аб'ектыў_на», посвященного правам детей и подростков, в котором участники смогли представить свои сценарные идеи, а победители – снять по ним короткометражные фильмы, пусть и не всегда идеальные. Нечто похожее «Мастерская» проводила пять лет назад с конкурсом «Киноспринт», его результатом стала появление трех короткометражных картин на тему экологии, так что есть вероятность, что в будущем проект продолжит свою работу.

 

Фестиваль года. Watch Docs Belarus

Местный кинофестивальный ландшафт меняется буквально каждый сезон. Одни проекты перестраиваются, другие, не получая должной отдачи или от усталости арт-менеджеров, закрываются. В этом году помимо «Лістапада», традиционно блещущего богатой Национальной программой, особенно выделился Watch Docs Belarus – международный фестиваль правозащитного документального кино, организовавший на пятом году своего существования смотр работ беларусских документалистов Андрея Кутило, Игоря Чищени, Любови Земцовой, Виктора Корзуна, Александра Свищенкова, Галины Адамович. В комплекте к показам шли публичные обсуждения увиденного с режиссерами, а также денежный приз, на который скидывались сами зрители с помощью краудфандинга. Программа получилась и правда сильная, смотреть было что.

 

Кинотеатр года. Глобальная реконструкция «Москвы»

За год с инфраструктурой кинотеатров происходило много всего интересного. Например, первый в Беларуси IMAX, который ждали в новом ТРЦ Palazzo, там все-таки не появится, зато откроется в Каменной Горке, но уже через два года. У сети «Сильверскрин» появился зал ScreenX с панорамным экраном, который оказался интересным аттракционом на один раз. В Могилеве открылся первый частный мультиплекс Starlight Cinema.

Но самым резонансным событием стали озвученные минскими чиновниками планы реконструкции обветшавшего кинотеатра «Москва». Памятник советского авангарда предлагают до неузнаваемости переделать в коробку из стекла и бетона. Это вызвало возмущение активных минчан и архитектурного сообщества города, но чиновники и не думают сдаваться. А это значит, что горожане могут вскоре не узнать место, культовое для нескольких поколений беларусских киноманов.

 

Скандал года. Участие картины «1986» в Национальном конкурсе «Лістапада»

Особенных экзистенциальных драм в киносообществе в этом году не наблюдалось, если не считать всполохи недовольства работников «Беларусьфильма», которым то и дело урезали и задерживали зарплату. Граната прилетела откуда не ждали – от дирекции фестиваля «Лістапад», которых в этом году обновленный состав Минкульта оставил в покое. Дело в том, что в Национальный конкурс, по правилам которого участвовать в нем могут лишь картины беларусских авторов, взяли снятый за немецкие деньги немецким режиссером Лотаром Херцогом фильм «1986».

При этом снятый в Беларуси и про Беларусь. Точку в заочной дискуссии, является ли картина национальной или нет, поставило жюри конкурса во главе с Кшиштофом Занусси, проигнорировавшее картину в момент присуждения наград.  

 

Поступок года. Участие в «Лістападе» авторов, подвергнутых цензуре

Еще одним важным событием «Лістапада» стала внезапная «амнистия» авторов, работы которых из-за цензуры или добровольно отказа от участия не показали в рамках Национального конкурса главного беларусского кинофестиваля годом ранее. Причины такой сердобольности чиновников не до конца ясны – одни говорят, что это связано с охлаждением отношений с Россией, другие – с появлением нового замминистра культуры (им вместо апологета консерваторов Ирины Дриги стала более витальная Наталья Карчевская) и начальника отдела кинематографии (им стал чиновник с говорящей фамилией Алексей Безуглый).

Так или иначе, картины «Моя бабушка с Марса» Александра Михалкович, «Стриптиз и война» и «Сумма» Андрея Кутило, «Пляж \ Лес \ Тамбур» Кирилла Галицкого и Светланы Козловской, «Перезимовать» Веры-Катерины Маховой оказались на большом экране. А в случае с Кутило, Галицким и Козловской даже получили призы. Тотальная победа здравого смысла над сиюминутными глупостями.

 

Разочарование года. Перенос показа «Купалы»

Завышенные ожидания – вечный (и опасный) спутник зрителя, заранее введенного в заблуждение прессой или маркетологами. Чаще всего такие растиражированные картины, от которых все чего-то очень сильно ждут, готовы подарить лишь одно – чувство разочарования. Про историческую драму «Купала», на которую и чиновники Минкульта, и руководство «Беларусьфильма» возлагают немыслимые надежды, подобное говорить преждевременно, но первые «ласточки» сомнений уже прилетели.

Объявленный заранее торжественный показ картины в День 95-го юбилея беларусского кино, о котором постоянно повторял в своих интервью Владимир Карачевский, так и не состоялся – за неделю до премьеры сеанс отменили «по техническим причинам». В кулуарах шептались, что с цифровой ретушью не успели. Спустя месяц молчания стало понятно, что нашумевший байопик, на который потратили около 2 млн долларов бюджетных средств, покажут не раньше сентября 2020 года. Хотелось бы верить, что ожидание будет стоить свеч.

 

Лучший полнометражный игровой фильм. «II»

Таковым можно без всякого стеснения назвать школьную драму «Два» режиссерки Влады Сеньковой, выстрелившую на Варшавском кинофестивале и во внеконкурсном показе «Лістапада». Удивительны здесь не столько натуралистически показанные подростковой жизни (в фильме школьники пьют алкоголь, курят и матеряться), а история производства самой картины, эволюционировавшей от социального ролика по заказу UNESCO в полнометражное фестивальное кино по твердой воли авторов и согласию съемочной команды. Съемки «Двух» напоминают больше творческий подвиг, без которого актуальное беларусское просто никогда бы не появилось на свет.

Больше о фильме «II» читайте здесь.

 

Лучший короткометражный игровой фильм. «Озеро радости»

Список игровых короткометражек за 2019 год оказался скуднее не придумаешь, но «Озеро радости» Алексея Полуяна мы упоминаем здесь не потому, что выбирать было не из чего. Просто эта картина, ставшая серьезно переработанной экранизацией эпизода одноименного романа Виктора Мартиновича, оказалась сильным художественным произведением. Для самого режиссера работа над проектом стала своеобразной проработкой психологической травмы его отца, которого, как и героиню «Возера» Ясю, родители отправили в детский интернат. Сюжет разворачивается почти без слов – актеры непрофессиональные и заслуженные играют с помощью эмоций и мимики, а когда говорят, то делают это на беларусском. Все это говорит об одном – Полуян отыскал свою формулу цепляющего кино, способного не оставить местную аудиторию равнодушной.

Подробнее о романе Виктора Мартиновича «Озеро радости» читайте здесь.

 

Лучший полнометражный документальный фильм. «Стриптиз и война»

В противовес скудности игровых работ, в документалистике наоборот наметилась жесткая конкуренция, в которой однозначного победителя определить нереально. Да и стоит ли? Для одних лучшим стало ироническое наблюдение за несвободной жизнью белорусов и сиюминутностью изобразительного искусства «Чистое искусство» Максима Шведа, для других – не менее ироническая история про несвободу украинской пенсионерки, оставшейся жить в аннексированном Крыму «Моя бабушка с Марса» Александра Михалковича, для третьих – витальная «Место любви» Любви Земцовой и пр. И все эти и другие картины достойны зрительской любви, но лишь «Стриптизу и войне» Андрея Кутило удалось нечто большее – рассказать белорусам о нас самих же то, что мы уже не замечаем. Его забавная история соседства в одной квартире военного пенсионера, прожжённого госидеологий, и его внука-стриптизера работает лучше врача-психотерапевта, способного рассказать о национальных фобиях, желаниях и мечтах.

 

Лучший продюсер. Воля Чайковская

Этих специалистов мало кто знает, но без их участия до экранов добирались считанные фильмы. Речь про продюсеров, которых в бедной беларусской киносреде существует преступно мало, а те, что есть, работают не покладая рук.

В позапрошлом году продюсером года мы называли бизнесмена Виктора Лабковича, отличившегося и в этом году: его студия выпустила ужастик «Упыри», документальный фильм «Дебют» Анастасии Мирошниченко, который он спонсировал, выдвинули на «Оскар» от Беларуси, а также Виктор помог Владе Сеньковой с производством драмы «Прожектеры», которой зарубежные отборщики прочат многообещающую фестивальную историю.

Но в этот раз Виктора обошла Воля Чайковская – директор фестиваля картин стран Балтии и Северной Европы «Паўночнае ззянне». Девушка не только провела уже ставший традиционным смотр, но помогла выйти на экраны двум успешным в фестивальном и прокатном плане картинам: «Чистое искусство» Максима Шведа (двухмесячный прокат в Беларуси) и «Моя бабушка с Марса» Александра Михалковича (прокат в Украине). И это уже не говоря уже про занятие дистрибуцией авторских картин – «Пахвала нічому» и «Собаки не носят штанов».

«Беларусы, у которых получилось». Воля Чайковская рассказывает про фестиваль «Северное сияние»

 

Лучший режиссер. Никита Лаврецкий

Удача благоволила беларусским режиссерам в прошлом году. Они пожинали фестивальные лавры, ярко дебютировали на большом экране, получали деньги на новые проекты или зарабатывали на старых. На общем фоне успешности особенно выделилась фигура принципиального бессребреника Никиты Лаврецкого, посвятившего все свое личное время киноискусству.

Как результат – сразу три (!) вышедших полнометражных проекта. Первый – концептуальный альманах «Драма» о буднях трех режиссеров – Никита снял вместе с Алексеем Свирским и Юлей Шатун. Картина вышла вначале года и вызвала шквал критики у московского бомонда на фестивале «Московская премьера». Второй – мистический хоррор «Сашин Ад» – показали на Московском кинофестивале, на «Лістападзе» и в Брюсселе. Третий – автобиографический эмо-хоррор «Никита Лаврецкий» – режиссер презентовал пяти сотням подписчиков своего YouTube-канала.

Фантастической плодовитости Никиты, который еще успевает преподавать, рисовать комиксы, угадывать номинации на «Оскар» и писать критические статьи в онлайн-журналы – можно только позавидовать.

 

Лучший блокбастер. Минисериал «Чернобыль»

Настоящее кино перебралось с больших экранов на малые – под этой пафосной фразой интернет-критика обычно понимает расцвет западной теледраматургии, в которой пробуют свои силы настоящие мастера, от американца Мартина Скорсезе до итальянца Паоло Соррентино. Потому не мудрено, что опытный комедиограф Крейг Мезин, сменив амплуа, снял блистательную и очень щепетильную к деталям драму об аварии на Чернобыльской АЭС, чем вызвал культурный шок у зрителей со всего постсоветского пространства. К такому уровню шоу беларусы оказались не готовы, не переставая обсуждать сериал в течение минимум двух месяцев, попутно задаваясь риторическим вопросом: почему столь откровенное кино о Чернобыльской катастрофе сняли американцы, а не мы. Но тут все просто – для столь откровенного разговора о наболевшем нужна не только смелость, мастерство, но и дистанция для нужной глубины рефлексии о трагедии. Все это у создателей «Чернобыля» было в достатке.

Читайте дальше:

«Чернобыль». Археология национального ужаса

Идет волна! Десять режиссеров, за которыми будущее беларусского кино

Топ-7 ожидаемых фильмов 2020 года

Комментировать