Арт

«Лістапад-2019». Триумф и миражи беларусского кино

369 Тарас Тарналицкий

Кадр из фильма «Пляж/Лес/Тамбур», режиссеры Кирилл Галицкий и Светлана Козловская

 

Прошедший кинофестиваль «Лістапад» нехотя спровоцировал целую цепочку позитивных изменений в местном киносообществе.

В прошлом году фестиваль попал под кованый сапог Минкульта, чиновники которого взялись определять, какие фильмы местных авторов к большому экрану допустить можно, а какие нельзя. В итоге часть режиссеров проявила цеховую солидарность, сняв в знак протеста свои фильмы с фестивальных показов. Вслед за ними ситуацию на церемонии закрытия осудили члены жюри федерации кинопрессы ФИПРЕССИ.

Эти события в некоторой степени повлияли на обновление кадрового состава госведомства. Сначала поста первого замминистра культуры лишилась Ирина Дрига, уступив его Наталье Карчевской. А летом в отставку ушел начальник отдела кинематографии Александр Рыдван, освободив кресло «вечному заму» Алексею Безуглому. Кадровые перестановки вкупе с идеологическим натиском Кремля с его «углубленной интеграцией» поспособствовали максимальной концентрации беларусского кино в программе главного кинофорума страны.

Все это помогло свершиться исторической справедливости – не прошедшие ранее отбор документальные работы Александра Михалковича «Моя бабушка с Марса» (по слухам, чиновники испугались множественного упоминания сентенции «оккупация Крыма») и Андрея Кутилы «Стриптиз и война» оказались на этот раз в конкурсе. Вернулись в обойму и лично снятые авторами с показа игровая драма «Пляж/Лес/Тамбур» Кирилла Галицкого и Светланы Козловской и документальное наблюдение «Перезимовать» Евы-Катерины Маховой. Наилучшего развития событий сложно было представить.

Единственное, что нарушило наметившуюся наконец гармонию, стала игровая драма «1986» Лотара Херцога. Фильм о непростой истории столичной студентки Елены, занятой контрабандой металлолома из Чернобыльской зоны, был полностью снят за немецкие средства немецким же режиссером по собственному сценарию при участии смешанной съемочной группы из Германии, России и Беларуси на территории Синеокой. Впрочем, сами авторы свое кино копродукционным никогда не позиционировали. Таковым его посчитала сама дирекция, фактически назвав «национальным», игнорируя действующий регламент фестиваля. С таким же успехом в Нацпрограмму можно было пригласить диснеевский блокбастер «Человек-Муравей», ведь там на главную роль исполняет комик Пол Радд, у которого тоже есть беларусские корни. Абсурд, конечно, но тем не менее.

Программный директор «Лістапада» Игорь Сукманов пояснил свою мотивацию на пресс-конференции «попыткой поэкспериментовать с восприятием беларусского кино», которая вылилась в неоднозначную реакцию в кино- и медиасообществе. Лицо кинофестиваля от конфуза спасло жюри секции во главе с режиссером Кшиштофом Занусси, отдавшее в итоге предпочтение другим проектам.

Награду в документальном сегменте Нацконкурса, где в этом году был наиболее жесткая конкуренция, забрала Summa – монументальное и при этом лишенное конъюнктурности высказывание Андрея Кутило о дружбе польского художника Анджея Струмилло и его молодой минской ученицы Марии Тихомировой. Кино про ощущение скорой смерти и сублимацию этого чувства в изобразительном искусстве, текст о котором «Журнал» опубликовал этим летом.

В игровом же победу неожиданно для многих одержала короткометражная работа «Пляж/Лес/Тамбур», одолев образцовую костюмированную драму с беларусским колоритом «Озеро радости» Алексея Полуяна, более экспериментальные по своей сути работ Никиты Лаврецкого («Сашин ад), Юли Шатун и Никиты Александрова («Последний день этого лета»).

Главная героиня «Пляжа…» – молодая девушка, занимающаяся йогой где-то за городом, на берегу безымянного водоема. К ней цепляется наглый парень на велосипеде. Раздраженная его настырностью и хамскими повадками, девушка собирает вещи и отправляется на вокзал через лес. Но новый знакомый не хочет ее так просто отпускать.

Если бы у «Лістапада» была номинация за самого пассионарного кинематографиста, то ее в этом году точно получил бы Кирилл Галицкий. Режиссер «Пляжа…» не только проявил в прошлом году гражданскую позицию, но успел засветиться в двух других проектах конкурса: был арт-директором на съемочной площадке проекта «1986» и помогал Алексею Полуяну с натурой для «Озера радости». Сам же Кирилл в основном известен благодаря вышедшему три года назад фильму «Называйте это как хотите», который оказался нетривиальной мелодрамой о женщине, переживающей кризис среднего возраста.

Снятая очень современным киноязыком, как у нас любят говорить «по-европейски», да еще и на собранные с помощью краудфандинга деньги, «Пляж...» продолжает выбранный автором курс – исследует женский мир. Но действует уже в другой плоскости и не настолько однозначными методами. По сути, перед нами лента-ребус, которую можно принять за высказывание и о мужском харассменте, и о стокгольмском синдроме. Или даже за пример проявления первой девиантной любви. В сюжете есть множество нюансов, как и пространства для горячих споров и неожиданных трактовок.

И это хорошая новость для беларусского игрового кино, которое пытается стать все более многозначным. И все меньше – идеологическим и нормативным.

Читайте дальше:

«Чернобыль». Археология национального ужаса

«Сумма». Помни о смерти

Бытонавтика развитого авторитаризма. Грезы молодости в отражении фестиваля Cinema Perpetuum Mobile

Комментировать