Арт

Фильм «II». Мучат в школе

301 Тарас Тарналицкий

Нынешней зимой беларусскому кинематографу исполнилось 95 лет. Круглая дата фактически обернулась фиаско для «государственного» кино: неоднократно анонсированный показ исторического биопика «Купала» – дорогого и откровенно мегаломанского кинопроекта только-только отремонтированного «Беларусьфильма» – в день праздника (17 декабря) по «техническим причинам» отменили. Чиновники единственной кинофабрики страны решили сперва получить «благословление» у президента (популярный еще с советского времени ритуал), а уж потом снизойти до больших показов. Все-таки обещания обещаниями, а лишаться теплого кресла в предновогодний сезон никому не хочется.

Впрочем, исчезнувший с радаров в предпраздничный день идеологический блокбастер легко «заменила» вышедшая чуть раньше в прокат подростковая драма «II» («Два») – проект Влады Сеньковой, снятый в сотрудничестве с центром визуальных искусств «Арт-Корпорейшен» на грант UNESCO. Вот так в решающий момент Давид одолел Галиафа – частная инициатива еще раз доказала свою жизнеспособность перед погрязшим в бюрократии централизованном кинопроизводстве.

И это не напускной пафос – саму Владу уже можно смело рассматривать в качестве ролевой модели для людей новой генерации, готовых создавать кино буквально из воздуха. Так было с ее первым и во всех отношениях наивным полнометражным дебютом – «Графом в апельсинах». Мелодраматичную историю взросления городских тинейджеров посреди консервативной провинции режиссерка сняла за часть средств, оставшихся у ее матери после продажи квартиры, а расходы на постпродакшн частично закрыла с помощью еще невиданного в 2014 году краудфандинга.

Спустя пять лет она повторила тот же трюк с проектом «II» – за шесть съемочных дней из бюджета, за который требовалось снять социальный клип, выросла полноценная история о современных старшеклассниках, которая задела за живое жюри Варшавского кинофестиваля. Чудо на грани самопожертвования – примерно так можно сказать не только об этой картине, но и всем беларусском независимом кино.

Сенькова вновь возвращается к любимой теме препарирования молодежного социума, волновавшей ее не только «Графе», но и в короткометражке «С большой высоты» (эмиграция и служба в армии) и еще не вышедшей драме «Прожектеры», используя в своем анализе куда более радикальную драматургию.

Героями «Двух» стали старшеклассники безымянного провинциального города. У дерзкой и упрямой Насти, мечтающей после экзаменов продолжить обучение в Польше, в классе двое друзей: недалекая и импульсивная Кристина, познающая все прелести полового созревания, и спокойный Саша, из-за субтильного телосложения страдающий от травли школьных хулиганов. Ребята ездят к репетитору на электричке, устраивают алкогольные вписки и угорают под рэпера Бакея на школьных дискотеках под присмотром суровых учителей, среди которых есть смазливый преподаватель английского языка со слишком либеральными методами работы. Плавная жизнь молодых людей, кажется, способна длиться вечно, пока Настя не решит поддержать Кристину в походе к гинекологу.

Дальше следует сюжетный ход, о котором режиссерка настойчиво просила медиа не распространяться, чтобы не испортить будущим читателям просмотр. Удовлетворить просьбу автора не составит большого труда, только без этого момента совершенно невозможно обсудить богатую проблематику картины, которая не ограничивается проблемой отцов и детей, полового созревания, подросткового буллинга и гомосексуальности.

«Два» – это еще история о болезни (подставьте любую: физическую или ментальную) и чудовищном отношении к ней со стороны постсоветского общества, которое просто не в состоянии (из-за отсутствия эмпатии или банальной осведомленности) нормально относиться к людям, нуждающихся в сочувствии и помощи. Авторы делают на этом акцент, превращая название картины – две полоски – не только в обозначение положительного статуса, но и символ того, что человеку нужна поддержка, близкий человек рядом.

Любопытно, что такими людьми для героев становятся в основном матери и близкие друзья. Традиционный образ отца, способного волевым решением помочь разрешить возникший конфликт, отсутствует в фильме, в продвижении которого используется саркастичный хэштег #ТолькоПапеНеГовори.

Режиссер почти в открытую говорит о назревшей неполноценности семейных отношений, разрушении института брака и очевидном кризисе маскулинности. О чем-то подобном в прошлом году рассказывал «Хрусталь» Дарьи Жук, но ее мессидж потерялся в консервативной хтони беларусской глубинки.

Кадр из фильма «II», режиссер Влада Сенькова

 

Сенькова более последовательна в транслируемой позиции, подкрепляя удачно прописанный сценарий реалистичным аудиовизуальным исполнением – подвижной до конвульсий камерой своего постоянного оператора Антона Люмо, работающего словно по методичке «Догмы 95», и работой звукооператора, превратившего городские шумы, среди который есть дождь и строительный гул, в саундтрек человеческого отчаяния и смирения.

Конечно, отдельные сцены не лишены ненужной театрализованности, смазывающие восприятие фильма как неореалистического произведения. Но с этим можно примириться, поскольку создателям удалось главное – перерасти социальную повестку, навязанную спонсорами из UNESCO, не ударившись при этом в назидательность, дидактичности и столь соблазнительный в этой ситуации мелодраматизм. Ту самую идеологию, которая не дает «Беларусьфильму» до сих пор снимать человеческое игровое кино.

Влада Сенькова справляется с задачей на отлично. Волнует в этой ситуации лишь один момент – поможет ли ей успех картины с поиском финансов под будущие проекты? Хочется надеяться, что все-таки да, потому что превращать процесс кинопроизводства в вечный подвиг – стратегия, обреченная на неминуемый провал. А провалов у нашей киноиндустрии и так хватает.

Показы фильма буду возобновлены в кинотеатре Silver Screen в минском ТРЦ «Galileo» с 9 января.

Читайте дальше:

Топ-7 ожидаемых фильмов 2020 года

«Лістапад-2019». Триумф и миражи беларусского кино

«Сумма». Помни о смерти

Комментировать