Арт

Топ-5 книжных новинок 2020 года в мировой литературе

360 Павел Абрамович

Обложка книги «Моя темная Ванесса». Фото: William Morrow

 

«Журнал» выбрал пять книжных новинок, которые будут в центре всеобщего внимания в 2020 году.

 

Кейт Элизабет Рассел. «Моя темная Ванесса»

Критики и переводчики сходятся во мнении, что этот роман станет одним из лучших дебютов года.

Книга не просто актуальна, но по-настоящему художественна, у нее есть внутренняя сила. Неудивительно, что издатели буквально сражались за нее на аукционе. В результате права на «Мою темную Ванессу» были куплены за миллион долларов. Баснословные деньги для начинающего автора, отмечет журнал Forbes.

Кейт Рассел рассказывает историю, которая течет по двум рекам, чтобы затем слиться воедино.

2000 год. Ванессе 15 лет, она умная, но наивная девочка. В колледже на нее обращает внимание учитель литературы Джейкоб Стрейн, который почти в три раза старше нее.

2017 год. Начинается движение #metoo, и Ванесса узнает, что другая студентка обвиняет Стрейна в сексуальных домогательствах.

Теперь Ванессе надо понять, чем были ее личные отношения с учителем — любовью или насилием? И нужно ли ей оставить в покое свое романтическое прошлое, не давать ему оценок? Не придумывать оправданий для Стрейна и себя?

«Сильное упрощая, можно сказать, что это «Лолита» глазами Лолиты, причем книга во многом автобиографична — автору потребовалось восемь лет, чтобы написать книгу и освободиться от своего прошлого. Однозначно, один из самых сильных и затягивающих и эмоционально вовлекающих романов, которые я прочитала за последнее время», — написала у себя в блоге переводчица Анастасия Завозова.

«Моя темная Ванесса» вышла в марте, а ее перевод на русский язык появится в ноябре 2020 года.

 

Рид Хастингс, Эрин Майер. «Нет правил у правила: Netflix и искусство переизобретения»

Компанию Netflix создали два американца, чтобы в своей стране заниматься прокатом фильмов на DVD, а что мы видим сейчас?

Спустя почти четверть века после основания у Netflix, теперь уже крупнейшего игрока на рынке потокового вещания, 24 номинации на премию «Оскар» (это абсолютный рекорд для такого бизнеса в сфере мультимедиа). А еще активы на 19 миллиардов долларов и своя киноаудитория в 200 странах.

Крутизна западной цивилизации в том, что революционные изменения в обществе здесь происходят буквально на протяжении жизни одного поколения.

Успех Netflix, который бросил вызов Голливуду и нынче зовет к себе делать шоу Барака Обаму, на самом деле логичен и закономерен. Но сколько зависти этот успех вызывает у других! Особенно у тех, кто не может похвастаться ничем примечательным.

В июне 2016 года министр культуры России Владимир Мединский заявил, что Netflix является частью плана правительства США по влиянию на мировую культуру: «Войти в каждый дом, попасть в каждый телевизор и через этот телевизор в голову каждого человека на земле».

Сооснователь и главный исполнительный директор Netflix Рид Хастингс в соавторстве с писательницей Эрин Майер написал книгу «Нет правил у правила» не для сторонников теорий заговора, которые днем и ночью не снимают шапочки из фольги – а для тех, кто хочет понять, как именно формировалась бизнес-модель его компании, каким правилам и принципам она следовала.

«Нет правил у правила» выйдет в респектабельном издательстве Penguin в мае. Однако уже сейчас можно заглянуть под обложку и узнать, что Netflix в своем деле оценивала людей, а не процессы, ставила инновации выше эффективности и давала сотрудникам контекст, а не контроль.

Книга готовится к изданию как минимум на 17 языках. В июне появится ее перевод на русский язык.

 

Джанин Камминс. «Американская грязь»

Этот роман является ярчайшим примером того, как сложно приходится литературе, когда она, с одной стороны, хочет показать изнанку современного мира, оказаться в эпицентре главных проблем общества.

А с другой стороны — пытается существовать в тисках острой конкуренции, конфликта интересов, которые множатся сейчас как грибы после дождя, а также шаткости книгоиздательского бизнеса, который столкнулся с внешними вызовами и даже угрозами.

По сюжету книги мама и сын бегут из Мексики, спасаясь от преследований наркокартеля. Но покой им только снится, и свобода еще никогда не была так далека от них, как теперь. Потому что быть мигрантом — это тоже означает быть жертвой.

Знаменитая телеведущая Опра Уинфри, выбирая American Dirt для своего книжного клуба, сказала, что «Джанин Камминс совершила подвиг, буквально поставив нас на место мигрантов и заставив нас почувствовать их страдания и отчаяние, чтобы жить в свободе».

С этой оценкой согласились далеко не все. С острой критикой романа выступили в первую очередь латиноамериканские писатели. Они обвинили американку Камминс в том, что она неточно изобразила Мексику и ее жителей, и назвали ее книгу оскорблением не только для себя, но и для родной цивилизации. При этом национальное литературное сообщество особо отметило, что вовсе не собиралось отказывать Камминс в праве писать о проблемах их страны. Просто ее книга — это не правда и не искусство, заявили они.

Одной только критикой дело не закончилось. Группа писателей Латинской Америки сформировала свое движение #DignidadLiteraria («Литературное достоинство») и связалось с владельцами Flatiron Books, которое издало «Американскую грязь» в начале 2020 года. Движение потребовало большего представительства латинских писателей в этом издательском доме. Бизнесмены согласились. Более того, отменили тур в поддержку книги Камминс.

Но и это еще не все! Теперь #DignidadLiteraria требует «расследования дискриминационной практики в издательской индустрии в целом».

Внутри США тоже разгорелся спор о том, чем на самом деле является этот роман. Раздался хор голосов, что хотя «Американская грязь» позиционирует себя как великий социально-политический роман нашего времени, но на самом деле это книга-оппортунист и вместо персонажей в ней просто выведены травмы. Около 150 писателей в открытом письме потребовали, чтобы Опра Уинфри пересмотрела свою оценку.

По воле случая, многие из беларусов хорошо знакомы с классической латиноамериканской литературой и проблемами этих стран, изнуренных борьбой с колониальным прошлым, новыми-старыми диктаторскими режимами и бедностью. Вдобавок из выпусков мировых новостей практически не уходит обсуждение нового имиграционного закона США, а некоторые из нас имеют родственников и друзей в этой стране.

Поэтому нам, скорее всего, будет интересно ознакомиться с романом Камминс, чтобы составить свое суждение о том, с добрыми или злыми намерениями пришла эта книга в наш общий мир, который вдруг уменьшился до размеров «коммуналки» — здесь больше нет чужих проблем.

«Американская грязь» будет переведена на русский в ноябре 2020 года. Есть новости о том, что в этом году книга Камминс выйдет и на украинском языке.

 

Александра Архипова, Анна Кирзюк. «Опасные советские вещи»

«Мы не мыши, мы не птахи, // Мы ночные ахи-страхи! // Мы летаем, кружимся, // Нагоняем ужасы, ужасы...», — пели герои советского мульфильма.

На самом деле, ужасы в СССР нагоняли не только по ночам, но и в дневное время. 24 часа в сутки. Не только власти, но и сами граждане. Жизнь советского человека пропитал страх, он стал воздухом для всего общества.

«Опасные советские вещи» — не забавный сборник городских легенд в СССР, а первое научное исследование их природы, специфики и каналов распространения, в основе которого лежит богатейшая база малоизученных архивных документов. Издательство «Новое литературное обозрение», в котором эта книга вышла в начале 2020 года, вообще славится своим беспристрастным подходом к предмету.

Многие мысли, поступки, действия людей становятся понятны, если вскрыть их фобии. Но самое главное, исследователи «опасных советских вещей» показывают, какие уродливые растения выросли из этих семян.

К примеру, легенда о «кровавом навете» (обвинение евреев в ритуальном убийстве детей) во времена СССР потеряла свою религиозную составляющую — в секуляризированной версии похищение детей происходит, потому что евреям просто «так надо» или они преследуют свои корыстные интересы. В 1950 году в Москве толпа собралась линчевать несуществующую банду евреев, которые ловят детей, сцеживают кровь для «таблеток от омолаживания», а мясо продают на рынке.

Советскому человеку везде мерещились враги, и тогда страх нарастал десятикратно, превращаясь в настоящую панику.

Так, граждане СССР верили, будто иностранцы из стран «третьего мира» являются носителями опасной телесной нечистоты и могут заражать ею места общего пользования. Исследователи фиксируют время появления этой легенды: эпизодически в 1940-е годы, затем регулярно в конце 1970-х и в 1980 году, во время Олимпиады.

А вот еще: иностранцы из стран Запада пытаются заразить через инъекции опасными инфекциями советских граждан (время появления: 1950-е годы), американцы разбрасывают клещей в ампулах вдоль БАМа (время появления: 1970-е годы), американцы запускают ротанов в пруды (время появления: с 1980-х годов).

После прочтения этой книги становится ясно как день, что Дональд Трамп и вправду заразил мир коронавирусом — иначе и быть не могло.

Верь страху, верь прошлому, «красный человек»! И давай, взбодрись — подпевай на мотив другого советского мультика:

«Может, мы обидели кого-то зря, // Сбросив пару лишних мегатонн. // Посмотри, как плавится теперь земля // Там, где был когда-то Пентагон».

 

Сяргей Пясецкі. «Каханак Вялікай Мядзведзіцы»

Книги Сергея Песецкого, родившегося в 1901 году в Ляховичах, что на реке Ведьме в Брестской области, всего десять лет назад начали открываться беларусскому читателю. Каждая из них пользуется большим спросом, о чем свидетельствуют в том числе дополнительные тиражи.

Жизнь Песецкого сама могла бы стать книгой. Сын шляхтича и крестьянки, который в юности примкнул к антисоветскому движению «Зеленый Дуб», а потом стал контрабандистом в Ракове и одновременно агентом польской разведки... И это только часть его личной истории!

Четверть своей жизни (15 лет) Песецкий провел в польской тюрьме. Там он и начал писать свои романы на польском языке. «Любовник Большой Медведицы» — второй из них, и именно он принес Песецкому мировую славу.

Это правдивый рассказ о раковских контрабандистах и вообще о том, что значит жить на пограничье (в данном случае — польско-советском). У Песецкого получилась во многом автобиографическая книга, которую он, по своей привычке, приправил острым юмором. Благодаря этому еще одна дверь в национальную историю оказалась широко распахнутой — оттуда на нас доброжелательно глядят настоящие, а не выдуманные пропагандой, люди.

«Любовник Большой Медведицы» на белорусском языке издан и его все еще можно найти на книжных прилавках. Перевод впервые сделан по авторской версии книги, которая была дополнена и исправлена Песецким в 1964 году незадолго до своей смерти. Она случилась на берегу уже не реки, а океана — в английском городе Гастингсе.

Перевод выполнила Мария Пушкина, а редактором книги выступил Андрей Хаданович.

Читайте дальше:

Топ-7 книжных новинок 2019 года в мировой литературе

Лучший год Нобеля. Как литература обрела свободу

Комментировать