Арт

Идет волна! Десять режиссеров, за которыми будущее беларусского кино

1463 Тарас Тарналицкий

Отечественная киноиндустрия, находившаяся два десятилетия в коматозном состоянии, не заметила, как произошла смена творческих элит. На смену крупным мастерам, повязанным кабальными отношениями с государством, пришли независимые энтузиасты, свободные от влияния цензоров и грантов Минкульта. «Журнал» составил список авторов, от которых в скором времени можно ожидать художественных откровений.

Александра Кулак и Руслан Федотов

(фото: Newcinemaschool)

Стоит сразу признать: витебчанка Александра Кулак и могилевчанин Руслан Федотов – беларусские режиссеры. Несмотря на то, что свое кинообразование они получили в Москве, где теперь и работают. Жизненный опыт и эмоциональная память все равно найдут отражение в их творчестве, пусть снятом в чужой стране и с чужими актерами.

Магия узнавания произошла в их совместном полудокументальном фильме «Саламанка», который авторы сняли, посетив мексиканское поселение меннонитов. Черно-белые кадры повседневной жизни быта радикальных протестантов сопровождает вкрадчивый голос мужчины-актера, вспоминающего свое детство и возможность покинуть общину. Переплетение документальных и постановочных элементов помогло фильму получить призы на международных фестивалях в Украине, России, Беларуси, Новой Каледонии. Сейчас ребята работают раздельно: Александра снимает клипы для музыкантов и арт-коллективов, а Руслан фрилансит в качестве оператора. Но вряд ли их творческий дуэт закончится на «Саламанке».

Андрей Кутило

(фото: Facebook)

Как и любимец Канн Сергей Лозница, режиссер Андрей Кутило родом из Баранович. И тоже немало преуспел в документальном жанре. Закончил журфак БГУ, а после Академию искусств. Сотрудничает режиссер с польским каналом «Белсат», что развязывает руки в плане выбора тем, являющихся неподъемными для документалистов «Беларусьфильма» по идеологическим и цензурным соображениям.

В фокус внимания Кутило попадают преимущественно пассионарные провинциалы, находящиеся в поиске собственной идентичности, своей цели в жизни. В «Гостях» героем становится бывший зэк Алексей Щедров, организовавший приют для бездомных и стариков в селе Александровка, а в «Царе горы» – молодой фермер и видеоблогер Семен, вступивший в конфликт с консервативной деревенской администрацией.

Из общей массы выбивается «25» – альманах о четырех белорусах, рожденных в получившей независимость стране. Фильмография 34-летнего Кутилы насчитывает более десяти фильмов, участвовавших в крупных документальных фестивалях Европы. И не исключено, что вскоре его творчество оценят не только на локальном, но и на международном уровне.

Виктор Красовский

(фото: Культпросвет)

На Западе театральные режиссеры связывают свою жизнь с игровым кино чаще всего по одной причине – там больше платят. На постсоветском пространстве кинематограф пока еще не превратился в полноценную индустрию. Потому мастеров подмостков туда тянет не длинный рубль, а возможность эксперимента, общение с качественно новой аудиторией.

Виктор Красовский в первую очередь – талантливый драматург, чьи пьесы четко фиксируют социальные изменения и дух времени («Панк умер», «Эшело№0», «Пять дней»). В кино режиссер использует ту же фактуру, работая с ней с помощью визуального инструментария.

В короткометражной драме «Сторож» престарелый маргинал пытается покончить со своим криминальным прошлым, тянущимся из неспокойных 1990-х. В «Душах мертвых», виртуозно снятой одним планом постановки рабочего дня из жизни предприятия, режиссер анализирует циничность уже современного бизнеса, зарабатывающего на льготах работников-инвалидов, от которых при удобном случае предпочтет избавиться. Оба фильма были отмечены на фестивалях в Беларуси, России, Германии. Так что можно надеяться: когда дело дойдет до полного метра, Красовский не подведет.

Влада Сенькова

(фото: Facebook)

Появление цифровой техники на масс-маркете подставило под сомнение эффективность индустриальной системы кинопроизводства. Теперь, чтобы самостоятельно снять полный метр, необязательно иметь академическое образование и искать расположение продюсеров студий. Достаточно написать толковый сценарий, потренировать организаторские способности и запастись ангельским терпением – и, вполне возможно, у вас все получится.

Как у витебской лингвистки Влады Сеньковой, обучившейся азам киносъемок в частной школе. Ее дебют – полнометражная драма взросления «Граф в апельсинах» – сорвал куш: был отмечен на фестивале «Лістапад», участвовал в программе «Спектр» Московского кинофестиваля и получил специальный приз в Котбусе. Картину о беларусских подростках девушка сняла за свой счет, умудрившись собрать половину средств на постпродакшн с помощью краудфандинга.

Отдельная история – ограниченный прокат «Графа» по стране, сопровождавшийся скандалами с чиновниками. В общем, целеустремленности режиссера можно только позавидовать. В этом году выйдет ее второй фильм – комедия Elie/Elina – проспонсированная зарубежным продюсером. У готовящегося проекта Ahaha, эпатажной драмеди об эмигрантах из Восточной Европы, финансовый вопрос пока что открыт. Но что-то подсказывает, что и это препятствие Влада осилит.

Дарья Жук

(фото: Facebook)

Еще одна история успешной эмиграции. Отправившись в середине 1990-х на учебу по обмену в Штаты, минчанка Дарья Жук в итоге там обосновалась, изучала экономику в Гарварде, а затем сценарные курсы в Колумбийском университете. Она живет в Нью-Йорке, работала менеджером на кабельном канале HBO, где занимается продюсированием сериалов, среди которых «Секс в большом городе», «Настоящий детектив».

Свой разрыв с родиной девушка компенсирует съемками независимого кино, в котором проступают воспоминания о прежней жизни. В полубиографической игровой короткометражке «Настоящая американка» главная героиня, подросток с постсоветским мировосприятием, пытается привыкнуть к либеральным порядкам новой семьи, членом которой она на время станет. Фильм успел прокатиться по североамериканским и европейским фестивалям, получив одобрение и у беларусской публики.

В ближайших планах у Дарьи обозначен постпродакшен полнометражной драмеди «Хрусталь», посвященная эмиграции и рейв-культуре 1990-х годов. Фильм снимался в копродукции России и Беларуси, при поддержке «Беларусьфильма».

Дарья Юркевич

(фото: Facebook)

Существует стойкое предубеждение, что раскрыть свой талант можно только эмигрировав. История минчанки Дарьи Юркевич подтверждает это правило, но лишь частично. Прежде чем попасть на учебу во французскую киношколу-студию Ле Френуа, девушка закончила минскую Академию искусств и сняла много документальных работ для беларусского телевидения: «Бог действует через людей» (главный приз христианского фестиваля Magnificat в 2006 году), «Когда твой сын режиссер», «Максим и Дарья» и др.

После учебы во Франции Юркевич обратила внимание на игровое кино, сняв в реалистическом ключе драму «Баба, Ваня и коза», посвященную вымиранию беларусской деревни. Фильм получил диплом в национальном конкурсе «Лістапада», «Серебряную бульбу» и приз зрительских симпатий на фестивале белорусского кино BULBAMOVIE-2014 в Варшаве.

Через год режиссер вновь вернулась к документалистике и теме христианства в черно-белой картине «Пасха Христова», также отмеченном на «Лістападе» (диплом «За метафорическую лаконичность») и «Золотой бульбой» на форуме BULBAMOVIE.

Сейчас Дарья живет в Америке, не теряя связи с беларусской киносредой – на прошлом Республиканском конкурсе кинопроектов ее новый фильм получил поддержку у Минкульта. А это значит, что творческая эмиграция не так уж и плоха, как об этом принято думать.

Митрий Семенов-Алейников

(фото: Facebook)

Чтобы любимое хобби превратилось в профессию, иметь талант бывает недостаточно. Иногда здесь важен случай или благоприятное стечение обстоятельств. Неизвестно, решился бы Митрий Семенов-Алейников связать свою жизнь кино, но его экспериментальный фильм «№» о влиянии медиа на сознание человека отметили на первом фестивале мобильного кино Smartfilm Velcom.

И понеслось – обучение актерскому ремеслу сперва в БГАИ, а затем режиссерских курсов ВГИКа. Свою дипломную игровую работу “Одной крови” Алейников посвятил моральной стороне уличных протестов и их целесообразности, в чем оказалася состоятельнее заказанного Минкультом беларусско-американского боевика «Мы, братья» Уильяма Де Виталя, снятого на ту же тему.

У «Одной крови» оказалась неплохая фестивальная судьба – фильм побывал в более чем сорока форумах, четверть из которых принесли ему награды. С тех пор режиссер прописался в публичном поле: жюрит фестивали, снимает ролики для рэпера Макса Коржа, МЧС, компании Mark Formelle. Кредит доверия к Семенову-Алейникову высок. Главная интрига кроется в том, сумеет ли он его подкрепить своим следующим фильмом.

Нелла Василевская

(фото: Facebook)

Еще один многообещающий автор, совмещающий амплуа актера и режиссера, – Нелла Василевская (Огренич), закончившая в этом году Академию искусств по курсу режиссуры игрового кино. На выпускном показе ее драма «Мой брат» выглядела убедительнее и цельнее остальных работ одногруппников.

С индивидуальным визуальным стилем можно еще поработать – пока над ним довлеют находки мэтров европейского кино. Зато со сторителлингом полный порядок – зритель не заблудится в дебрях сценарных идей и режиссерских задач.

Еще во время учебы Василевская активно снимала, ее короткометражные игровые работы – «Закрой глаза», «Реконструкция бессоницы», «Акуака» – попали в ротацию преимущественно русскоязычных фестивалей, где получали награды. Удачно завершилось испытание социальной документалистикой – фильм «Тата», в котором женщина присматривает за недееспособным престарелым отцом, отметили беларусские и российские кинематографисты.

На этот год у Неллы намечено два проекта: произведенная на базе «Беларусьфильма» короткометражная подростковая мелодрама «Друзья по переписке», которая может угодить в грядущий альманах, посвященный Минску, и за собственный счет снятая одним кадром драма «Один вечер».

Никита Лаврецкий 

(фото: Facebook)

Случись, что бога нет, его стоило бы обязательно выдумать. Примерно так и поступила часть столичной интеллигенции, когда на горизонте замаячил режиссер Никита Лаврецкий. Адепт мамблкора, старательно копирующий наработки Джо Свонберга, братьев Дюплассов и прочей кинотусовки американского андерграунда, он быстро завоевал лояльность у отборщиков национального конкурса «Лістапада» и Сinema Perpetuum Mobile.

Первые успехи на беларусских фестивалях и ангажированность отдельных медиа превратили Лаврецкого в карго-культ для впечатлительных минчан. Хотя за пределами Беларуси его картины пока всерьез не воспринимается.

Впрочем, стоит отдать должное – безбюджетная стратегия работы, которую практикует Лаврецкий, оказалась работоспособной. На одном энтузиазме и дружеской поддержке он уже снял две полнометражные комедии: «Белорусский психопат» и «Любовь и партнерство». Теперь осталось понять, готов ли массовый зритель к такому экспериментальному творчеству.

Сергей Колосовский

(фото: Facebook)

Увлечение в 2000-х авторским кино и особенно «Мечтателями» Бернардо Бертолуччи вытолкнули Сергея Колосовского на режиссерскую стезю. В компании с другим будущим автором Артемом Лобачем он экранизировал на любительском уровне книгу Чарльза Буковски «Путь в рай закрыт».

Следующую картину Колосовский решил снимать уже после получения профильного образования в Варшавской киношколе. Во время учебы он снял несколько документальных работ («Шепоты и крики Тани Б.», «Пари», «Мечтая о Мексике») и одну игровую – полубиографическую драму «Пугач». В ней Колосовский убедительно воплотил собственные тревожные воспоминания о дворовом детстве, заслужив тем самым попадание в альманах «Мир короткого метра», наряду с именитыми иностранными короткометражками.

Следующей ступенью в карьере режиссера станет работа над «Соломоновой горой» – истории об уголовнике, сбежавшем из колонии в Чернобыльскую зону. Фильм стоит ждать хотя бы потому, что его сценарий прошел сито отбора и получил специальный приз жюри конкурса ScripTeast на Каннском фестивале, так что о качестве истории уже можно не беспокоиться.

Читайте также по теме:

 

Комментировать