Политика

Лукашенко не мешает аннексии. Стоит ли беларусам ждать оккупации?

8277 Дмитрий Яненко

Отношения Беларуси и России трещат по швам. Настолько, что появились мнения о возможной военной агрессии с востока. «Журнал» разбирался, к чему приведет конфликт между Кремлем и Лукашенко и стоит ли беларусам ждать оккупации.

Реальность или фантастика

В качестве первого шага для агрессии некоторые эксперты называют предстоящие в этом году беларусско-российские военные учения «Запад-2017».

Директор Центра стратегических и внешнеполитических исследований Арсений Сивицкий считает, что эти учения нужно рассматривать как повод, с помощью которого российская сторона «сможет ввести на территорию Беларуси значительное количество войск». Если судить по обнародованным Министерством обороны РФ логистическим данным по железнодорожным перевозкам, предполагается поставить в Беларусь 4162 вагона с военной техникой и оборудованием.

Сивицкий отметил в интервью «Журналу», что такой объем перевозок свидетельствует о планах развертывания значительного количества войск (как минимум двух дивизий), который явно выходит за рамки тренировочных целей, предусмотренных учениями.

«Если такое количество войск зайдет на территорию Беларуси, то существует риск, что так просто обратно они уже не выйдут. И это реальная опасность – в рамках стратегии эскалационного доминирования Кремль хотел бы превратить Беларусь в свой военно-политический плацдарм для давления на страны НАТО, ЕС и Украину. А для этого Москве нужно развернуть свою группировку на территории Беларуси», – считает Сивицкий.

Впрочем, говорит он, Беларусь не пойдет на то, чтобы приглашать такое количество войск для участия в учении «Запад-2017» на своей территории.

А вот руководитель аналитического проекта Belarus Security Blog Андрей Поротников считает, что не так страшен черт, как его малюют – ведь «ни масштаб, ни специфика проведения этих учений не будут способствовать реальной агрессии».

«Российских участников будет слишком мало, и они будут разбросаны на всей территории страны относительно небольшими подразделениями в окружении беларусских сил. Ну и небо будет за нами. В современной войне часто побеждает тот, кто побеждает в небе, а небо будет нашим. Поэтому предполагать, что "Запад-2017" станет первым шагом к агрессии – из области нереальных фантазий», – подчеркнул Поротников в разговоре с «Журналом».

«Журнал» также рекомендует:

 

Он убежден, что у России не будет никаких технических, организационных и политических предпосылок для этого. Даже если бы они были, то вариант использования военных учений для возможной агрессии «абсолютно не гарантирует успех сего действия, скорее, наоборот».

Нельзя, по мнению Поротникова, и сравнивать возможную ситуацию с тем, что произошло в Крыму – кроме всего прочего, в Беларуси нет того психологического настроя, который был у жителей украинского полуострова.

«Действия России, нравится это кому-то или нет, нашли горячую поддержку у значительной части населения Крыма. Мы можем обсуждать, почему это произошло – но факт массового предательства и перехода на сторону агрессора очевиден. Крымский кейс интересен с точки зрения исследований истории, но это слишком уникальная ситуация, чтобы провернуть ее где-то еще», – подчеркнул Поротников.

Удобный или неудобный Лукашенко

Кроме военной угрозы некоторые российские и беларусские политики и эксперты предполагают, что в Кремле сегодня вынашивается идея свержения Лукашенко с поста президента.

Арсений Сивицкий видит несколько основных опций, которые есть у Кремля: «Первый сценарий предполагает, что Кремль и дальше продолжит наращивать свое давление на Беларусь во всех сферах, начиная от торгово-экономической и заканчивая военно-политической – до такой степени, которая подрывает волю беларусского государства и лично Александра Лукашенко к защите суверенитета и независимости».

Второй сценарий: если Кремль не откажется от реализации стратегии эскалационного доминирования, он может попытаться заместить Лукашенко на полностью лояльную марионеточную политическую силу, которая будет выполнять все требования Москвы, особенно касающиеся размещении российских войск на территории Беларуси.

«Журнал» также рекомендует:

 

Поротников категорически отвергает термин «ныне неудобный Лукашенко». По его словам, глава беларусского государства «никогда не был сговорчивым партнером и всегда очень жестко отстаивал свои интересы, продавливал, в том числе посредством эскалации каких-то противоречий, заявлений о том, мол, а кто вместо него».

А методолог Владимир Мацкевич уверен: точка зрения, что Россия собирается свергать Лукашенко, – наивная и надуманная.

«Нет никаких оснований так считать: аннексия Беларуси или взятие под военно-стратегический контроль нашей страны (если у России есть такие планы) вовсе не предполагает устранения Лукашенко. Ни один назначенный Россией генерал-губернатор Беларуси не справится с управлением лучше, чем созданная в нашем государстве вертикаль власти», – заявил Мацкевич в интервью службе информации «ЕвроБеларуси».

«У России нет альтернативы Лукашенко как политику; любой другой политик, выращенный даже в недрах лукашенковской власти, окажется менее прогнозируемым и менее контролируемым Россией, – считает Владимир Мацкевич. – Александр Лукашенко как таковой Россию совершенно устраивает и не мешает реализации ее планов. При этом сам руководитель страны, конечно же, опасается такого развития событий; он опасается и за свою судьбу, и за свою власть – для полноты власти ему нужен суверенитет Беларуси. Быть простой марионеткой в руках Кремля ему совсем не хочется, это не соответствует его амбициям и притязаниям».

Опасаться Россию нужно всегда

Впервые об агрессивных планах Кремля в отношении Беларуси заговорили после аннексии Крыма: многие начали осторожно замечать, что следующей будет Беларусь.

«Вероятность такого развития ситуации присутствует всегда, вопрос в том, что пока не наблюдается ни предпосылок к этому, ни какого-то подготовительного этапа», – замечает Поротников.

По его мнению, перечень российских требований находится на столе Лукашенко – будет выполнять, значит, получит финансово-экономическую поддержку; не будет – значит, «получите границу для начала».

Сейчас складываются благоприятные условия для Кремля в связи с дезинтеграционными тенденциями и риском подрыва солидарности внутри евроатлантического сообщества (Brexit, победа Дональда Трампа в США, риск прихода правых популистских сил в ряде ключевых стран Европы), замечает Сивицкий.

«Журнал» также рекомендует:

 

«И здесь установление военно-политического контроля над Беларусью является стратегической задачей Кремля, чтобы создавать с территории Беларуси давление на НАТО, ЕС и Украину. Очевидно, что Минск принципиально сопротивляется такому развитию событий, что не удовлетворяет Кремль. И поэтому он рассматривает и подобные сценарии», – говорит эксперт.

В свою очередь Поротников говорит, что надо исходить из целей, которые могут быть достигнуты Россией в случае агрессии против Беларуси.

«Понятно, чего Россия хотела в Крыму, чего она хотела на Донбассе. А чего они могут хотеть в Беларуси? Зачем им Беларусь? Для того, чтобы активизировать противостояние с Западом? А зачем им активизировать противостояние с Западом? В этом году президентские выборы во Франции, в этом году парламентские выборы в Германии. Сейчас наиболее ожидаемое поведение Кремля – это ждать итогов. Если придут пророссийские силы, то попытаться с ними договориться. Но, опять же, вопрос по Трампу. Понятно, что они будут пытаться договориться каким-то образом и с ним. Но это не очень быстрый процесс. Пока этот процесс идет, пока есть надежда на договоренность, они просто не должны давать повода для эскалации. Я бы сказал, что этот год пройдет достаточно ровно в плане геополитического противостояния в регионе», – прогнозирует он.

Поцелуев вместо денег больше не будет

Россия использует конфликты как инструмент решения своих геополитических задач, и делает это достаточно успешно, говорит Сивицкий.

«Треть бюджета РФ на 2017 год, включая секретные статьи, относятся к позициям национальной обороны и национальной безопасности, – говорит эксперт. – То есть, на военно-политическое противостояния с внешним миром выделены огромные деньги. Одновременно российская сторона не только смогла успешно использовать конфликты с Украиной и в Сирии для укрепления своих региональных и глобальных позиций, но также смогла провести эффективные скрытые операции (включая развертывание лоббистской сети, кибер-атаки и масштабные кампании по дезинформации, вмешательство в избирательные процессы и др.) в ряде ключевых западных стран, включая США. И есть косвенные свидетельства того, что Кремль продолжит такое активное вмешательство как с помощью гибридных конфликтов, так и тайных операций в дела других государств в этом году».

«Журнал» также рекомендует:

 

Подобной точки зрения придерживается и Мацкевич:

«Экономических рычагов давления на Беларусь у России недостаточно. Сама Российская Федерация находится под западными санкциями, российская экономика пребывает не в лучшем состоянии, а все, чем может торговать Россия на внешних рынках, – это энергоносители и сырье. Так что экономических рычагов у России недостаточно. Поэтому если уж рассматривать нефть и газ как российские козыри, то они могут быть биты, если не будут подкреплены военной силой или хотя бы военными угрозами. Это значит, что сегодня Россия вряд ли может рассчитывать исключительно на экономические рычаги давления».

«Произошла смена управленческих элит, и смена взглядов этих людей на беларусско-российские отношения, – отмечает Андрей Поротников. – Вместо людей советской закалки, для которых интеграция и общая история играли какую-то роль, были им лично близки и понятны, пришли люди, для которых это вопрос бухгалтерии – что мы будем иметь. Да, если мы имеем только убытки, то зачем за это платить? В чем наш интерес? У нас есть деньги, а что вы можете за эти деньги продать? Поцелуи? Нет, не подходит. Мы хотим что-то реальное», – говорит Поротников.

«У меня нет стопроцентной уверенности, что военного давления не избежать. Очевидно, что Россия бряцает оружием – это факт сегодняшней политической обстановки на постсоветском пространстве. Перейдет ли Россия от бряцания оружием к его применению – другой вопрос. И я бы не стал торопиться с однозначным ответом на него», – резюмирует Мацкевич.

Комментировать