Политика

Brexit, бессмысленный и беспощадный. «ОК, Google. Из чего мы там вышли?»

626 Ляксей Лявончык

Обвал фунта и рынков, перспективы развала страны, оттока капитала и неопределенность – таковы итоги референдума о выходе Великобритании из Евросоюза. При этом стране, скорее всего, придется продолжать «платить Брюсселю» и «встречать мигрантов». Так «за что боролись»?

Что произошло в Британии?

Итак, в минувший четверг 52 процента британских избирателей проголосовали за выход из Евросоюза.

Следом фунт обвалился до 30-летнего минимума (с 1,50 доллара в вечер перед референдумом до 1,32 27 июня). Рынки капитала в Британии потерял 350 миллиардов стоимости в пятницу и еще более 80 миллиардов в понедельник. В понедельник торги прекращались на некоторое время после того, как падение стоимости акций Barclays, Royal Bank of Scotland и еще нескольких корпораций превысило допустимый предел.

Инвестиционный рейтинг Британии пока не изменился, но прогноз уже (!) скорректирован на негативный – что ведет к падению инвестиционной привлекательности страны и большему оттоку капитала. Большая часть кампаний, находящихся в лондонском City, начала подготовку к возможному переносу своих офисов на континент или в Дублин.

Эксперты Goldman Sachs предсказали, что в 2017 году страна может скатиться в рецессию. И прочая, и прочая.

В общем, всё происходит ровно так, как предсказывала кампания Remain и которую ведущие Leave’ры обвиняли в том, что они запугивают людей нереалистичными прогнозами.

Сама же кампания Leave после победы сразу же начала открещиваться от всех своих лозунгов, которые оказались откровенной манипуляцией и враньем. Напомним, основными лозунгами компании были «слишком много платим Брюсселю» и «надо прекращать эту бесконтрольную миграцию».

Спустя два часа после объявления из манчестерской ратуши о победе сторонников выхода из ЕС Найджел Фарадж, один из лидеров кампании, публично дистанцировался от цифры в 350 миллионов фунтов в неделю, которую Британия якобы платила Брюсселю. Дескать, не говорил я этого. В понедельник то же самое сделал Айан Дункан Смит – еще один из лидеров «выходцев».

В субботу еще один Leave’р, депутат Европарламента Дэниэл Хэннан, в телеинтервью сказал, что Leave вообще не хотел сокращения миграции.

До понедельника молчал главный лидер евроскептиков, бывший мэр Лондона Борис Джонсон, который сегодня разразился статьей в стиле «все нормально, рубль стабилен, зарплата 1000 баксов к 2015 году». После этого фунт, немного стабилизировавшийся, упал еще на три цента, а торги на биржах приостанавливались несколько раз, когда стоимость акций начинала свинчиваться очень уж быстро.

Google зафиксировал рост запросов из Британии типа «что такое Евросоюз». Причем зафиксировал после завершения голосования. То есть многие британцы, проголосовав за выход, пришли домой и решили проверить, из чего же они там вышли.

Боюсь, результаты их не обрадуют.

 

«Журнал» также рекомендует:

  

 

Что дальше? 

Это самое интересное и совершенно непонятное.

Премьер-министр Дэвид Кэмерон, который, в общем-то, и заварил всю эту кашу, признал результаты референдума и ушел в отставку. При этом он отказался инициировать формальную процедуру выхода Великобритании из Евросоюза и предложил разруливать возникшее безобразие своему преемнику. Он или она станет известен (известна) 2 сентября.

Главными претендентами на премьерское кресло считаются Джонсон и министр внутренних дел (home secretary) Тереза Мэй. В данных условиях этот пост сулит больше головной боли, нежели карьерного взлета.

Что будет твориться в экономике Британии к сентябрю, предсказать трудно. Скорее всего, резкий обвал закончится, но продолжится постепенная деградация, поскольку бизнес очень не любит непонятности перспектив – а именно такую неопределенность создало голосование и усугубил отказ Кэмерона начинать переговоры немедленно.

Если новый премьер запустит-таки механизм выхода страны из ЕС – то он/она политпокойник: проблемы в экономике усугубятся политическими, так как проевропейская Шотландия уже заявила, что будет готовить второй референдум о выходе из состава UK.

Если новый премьер откажется запускать механизм выхода за ЕС – то он/она тоже политпокойник: ведь таким образом он/она будут откровенно игнорировать «волю избирателей».

Пока видно, что плана, что делать дальше, у победителей нет. Вижно, что они не особо расчитывали на победу. В крайнем случае – надеялись, что план запустит Кэмерон. Но он отказался играть по правилам Leave’ров.

 

«Журнал» также рекомендует:

  

 

А что Евросоюз? 

А вот тут еще интереснее. Евросоюз перестал «жевать сопли». Некоторые расчитывали на песню «вернись, я все прощу» в исполнении Брюсселя – но оказалось, что там настроение скорее описывается фразой «проходим, не задерживаемся».

В субботу, 25 июня, шесть стран–основателей ЕС заявили, что они хотят выпереть Британию как можно быстрее: дабы остальным неповадно было и чтобы прекратить период неопределенности как можно быстрее. Желание Британии отложить начало переговоров минимум до сентября и тянуть время (потому как она просто не знает, что теперь делать), Берлин и вовсе разозлило.

Во-первых, ЕС отказал Лондону в неформальных переговорах: только официальные и только после запуска процедуры выхода, нечего тут разводить. Тем самым все робкие предложения лидеров кампании Leave похоронены.

Во-вторых, было отозвано предложение, сделанное Кэмерону в феврале, о возможности не давать мигрантам доступа к налоговым льготам и «социалке».

В-третих, Париж и Берлин основательно прошлись по футуристическим фантазиям Бориса Джонсона про сохранение доступа к общему рынку без свободного передвижения граждан ЕС в Британии. Евросоюз четко ответил: или рынок и свободное движение (а против чего тогда сражались?), или торгуй на общих основаниях, как Австралия или Новая Зеландия. Ссылки Джонсона на то, что немецкие бизнес-ассоциации только за как можно быстрейшее решение вопроса о доступе UK к общему рынку, оказались очередной лажей. Пресс-секретарь немецкой бизнес-ассоциации BDI заявил, что приписываемые им слова вообще не имеют отношения к реальности и они ожидают длительного и далеко не дружественного развода.

В-четвертых, Лондону было отказано в праве передумать: руководитель администрации Меркель сегодня сказал, что «вы можете подумать, но не передумать». Игры с хлопанием дверями у Лондона не получается – похоже, его действительно просят на выход.

Параллельно ожидается, что Париж и Берлин предложат остальным членам Евросоюза план по углублению финансовой интеграции, созданию единой пограничной полиции и так далее. Дабы еще сильнее подчеркнуть, как здорово быть вместе и как плохо идти на поводу у популистов без плана.

Кстати, о популистах. Вроде как сейчас они должны дружно организовывать референдумы и валить ЕС. Но пока не получается. Во-первых, у «крикунов» нет у себя дома необходимого большинства, чтобы просто зарегистрировать законопроекты о таких референдумах. Во-вторых, Британия взяла на себя неблагодарную роль продемонстрировать, что бывает, когда ведешься на популистские лозунги.

Если раньше вопли про «возвращение себе независимости от Брюсселя» выглядели красиво потому, что были гипотетическими, то теперь они приобретают конкретные очертания – и это очертания неминуемого коллапса. А к осени популисты и вовсе приутихнут, потому как продажный продукт (сияющая независимость от брюссельской тирании) окончательно приобретет нетоварный вид.

Британия пока остается в составе ЕС, но жесткая позиция Союза, отсутствие у кампании Leave плана дальнейших действий, падение рынков, фунта, негативные ожидания и перспективы нового референдума в Шотландии делают положение Лондона незавидным.

Великобритания может рассчитывать в отношениях с Евросоюзом на «норвежский вариант»: это когда страна не является членом ЕС, но все равно «платит Брюсселю» за доступ к рынку, включается в свободный рынок труда и обязуется подчиняться законам ЕС. Возможна и «швейцарская модель» – это когда страна сохраняет доступ к общему рынку на основе отдельных договоров, но все равно платит в бюджет ЕС и все равно позволяет полную мобильность людей с ЕС-овскими паспортами.

Один брюссельский дипломат уже заявил, что вообще не верит, что процедура выхода Британии из ЕС будет начата: слишком уже очевидной стала правильность прогнозов сторонников EU.

Другой вопрос, что Евросоюз остается принципиальным: или рынок и свободная миграция, или «идите лесом».

При любом раскладе, тогда непонятно, зачем был этот референдум со страшилками и враньем. Все равно придется «платить Брюсселю» и «встречать мигрантов». Или просто продолжать смотреть, как падают биржевые индексы, разваливается Соединенное королевство и пустеют офисы в City.

Комментировать