Арт

Креативное зазеркалье. Как две Беларуси становятся одной

336 Вадим Можейко

Лет пять назад культурное поле Беларуси было четко разделено на две непересекающиеся сферы: в одной пели и плясали «Славянский базар» с «Дожинками» – в другой были поездки на концерты в Вильнюс и подпольные выступления на родине в духе «Свободного театра». Теперь конфронтация заканчивается. Михалок становится лицом не протестной молодежи, но национальной авиакомпании «Белавиа». «Арт Сядзіба» впервые переезжает не потому, что ее «за политику» выгнал собственник помещения, а просто в поисках помещения получше да побольше. Ребята из «Киноконга» организуют премьеры фильмов с белорусской озвучкой не в полудомашних условиях, а в лучшем сетевом кинотеатре страны «Velcom Cinema». В терминологии Мартиновича «две Беларуси становятся одной».

Но где свобода и братство – там жди и равенства. И вот с этим на нашем культурном поле продолжает твориться настоящий абсурд. Значительная его часть системно остается на задворках – в прямом и переносном смысле. Некая смешная, но грустная ирония заложена уже в адресах прогрессивных культурных пространств. Бывшие помещения галереи «Ў» и «ЦЕХа», нынешние «Space» и Культ. центра «Корпус» – все они расположены на изнанке «официального» города. И помимо естественной джентрификации здесь есть глубокий символизм. Точно такое же отношение эти и подобные им инициативы встречают в те редкие моменты, когда пересекаются с чиновниками от культуры.

Казалось бы, это звучит слишком привычно, чтобы про это писать. Но с каждым выступлением Лявона Вольского в «Prime Hall» крепнет ощущение: ситуацию пора менять. Музыканты выступают напротив Дворца Независимости – но для официальной культуры их не существует. Да что там напротив – как рассказывают некоторые артисты неформально, выступления групп разной степени попсовости с песнями на беларусском языке любят и на корпоративах на высшем уровне.

При этом независимые культурные инициативы находят себе поддержку в ком угодно, кроме официально существующих для этого структур. Беларусские музыканты, писатели и театралы освоили краудфандинг, успешно собирают там на свои проекты народные деньги. Корпоративная социальная ответственность и меценатство постепенно становятся системными, бизнес – такой, как Velcom или «Белгазпромбанк» – привыкает поддерживать культуру на регулярной основе.

Наконец, до последнего времени в культуре сохраняется европейская поддержка, на ниве которой в последние годы особо отметилась программа ЕС «Культура и креативность». Тут и исследования по культурному наследию Беларуси, сотрудничеству между IT и культурой или о роли куратора в театре. И новые пространства: пока Минкульт временами ремонтирует помещения ДК, при поддержке проекта «Креативные города и регионы» в Светлогорске основан медиа-хаб «Чердак».

Но все время жить на краудфандинге ненадежно, меценатство развивается не так быстро, как хотелось бы, а европейские программы имеют свойство заканчиваться. Вот и «Культура и креативность» подвела итоги (две с половиной сотни мероприятий за три года) и оставляет после себя новое НПО «Креативная Беларусь», которому предстоит самостоятельно выживать в беларусской реальности.

В принципе, некоторый разрыв между двумя культурными сферами неизбежен и даже необходим: андеграунд должен оставаться андеграундом, для некоторых форм искусства господдержка была бы губительна. Пробалансировать сумел разве что Олег Ларичев, в считаные месяцы оказавшийся со своим уличным искусством и на коммунальных билбордах, и на сутках на Окрестина. Однако в Беларуси хватает культурных инициатив, где особенного протеста нет, а андеграундность вполне себе вынужденная.

Никому нет пользы от того, что культурная политика игнорирует «Корпус» или независимое беларусское кино, а представители Минкульта не выступают на национальном форуме «Технологии для креативного будущего», хотя «Культура и креативность» была бы рада их там видеть. Логика противостояния безнадежно устарела, да и зачастую нет в частных культурных инициативах никакого особенного «противостояния». Пока всё, на что решаются власти – отдельные случаи экспроприации (как это произошло с «Джазовыми субботами у Ратуши») или плагиата («Арт Сядзіба» передает привет «Дню вышиванки» от БРСМ). Но не будет ничего неправильного в том, что независимая культура поучаствует в общих проектах с официальной. Например, пространство «Ок16» великолепно вписалось бы в программу какого-нибудь «Дня города» с дискуссиями и воркшопами по минской урбанистке.

И речь даже не обязательно о государственном финансировании (хотя и в нем нет ничего невозможного: достаточно глянуть на пример России, где с этим все чуть поживее). Нормальной практикой может быть и информационная, и экспертная поддержка – причем взаимно, двум нашим культурным сфера есть чем друг другу помочь. От такого небо не упадет на землю и не расшатаются устои власти, напротив: будет расти общественное согласие и налаживаться культурный диалог.

Во всем этом чувствуется некоторая мечтательность. Но ведь без оптимизма в нашем креативном зазеркалье точно никуда.

Читайте дальше:

Меньше налогов, больше опыта. Когда в Беларуси станет больше меценатов

Прогрессивная цензура. Можно ли судить искусство по критериям морали

2017. Итоги. Умники отгребают первыми

Комментировать