Жизнь

Кустурица любит нас. Как отличить День Победы от «Дожинок»

258 Янина Мельникова

Шерстяные носки, деревянные ложки, соломенные цветы, тявкающие и прыгающие через голову розовые меховые собачки, китайские шары с гелием и бьющий в нос запах пережаренного мяса – непременные атрибуты любого праздника на просторах нашей небольшой, но гордой родины. Почему у нас один праздник похож на другой и как отличить День Победы от «Дожинок», разбирался «Журнал».

 

Какая страна, такие и праздники

Странно, но факт: благодаря новостям и фильмам, мы с легкостью отличаем заокеанский День благодарения от Дня Сурка и их День независимости от Хэллоуина. Мы точно знаем, что непременный атрибут первого праздника – индейка, последнего – тыква. Что на День Независимости американские семьи любят устраивать пикники и жарить барбекю, а их сурка зовут Фил. Мы знаем, какие цвета у Марди Гра, а какие – у дня Святого Патрика, можем отличить бразильский карнавал от венецианского.

Но собственные праздники для нас на одно лицо. Угадываем разве что по временам года. Весной – праздник труда и День Победы, летом – День Независимости, осенью – «Дожинки». На День города приезжают «звезды», в новогодние праздники главный герой – Дед Мороз…

Областные «Дожинки», которые состоялись в Слониме 14 ноября, вполне могли бы выглядеть, как Новый год. Вот только снег в этом году не спешил покрывать землю. Потому строителям и дорожникам со всей области на него рассчитывать не приходилось, халтуру белое покрывало не скрыло бы… Работали дни и ночи. Не образно говоря, а в самом что ни на есть прямом смысле. Работали, чтобы устроить городу грандиозный праздник. Но наступивший день «Д» на невиданный доселе праздник явно не тянул. И дело явно не в отсутствии фантазии и вкуса у местных властей, дело в общих традициях, желании сделать «как у всех и немножко лучше»…

Праздник дегустации

«Шашлык за сорок тысяч? Да вы с ума посходили, пойдем отсюда!» – тянет за руку краснощекого мужа дородная женщина в вязанном берете, чудом удерживающемся на высокой залитой лаком прическе. Мужчина не возражает, он сегодня добрый. Еще десять минут назад он стоял у палатки местного винзавода и «дегустировал» новое плодово-ягодное крепленое и прочие «тутошние» напитки.

Такое счастье официально «дегустировать» в центре города ему выпадает не часто. Буквально несколько раз в году… Жена в обычных обстоятельствах возражала бы, но «сегодня же праздник». Да и некогда ей – надо успеть обойти все палатки, купить именные ложки внукам, пару шерстяных носков свекрови и говядину себе – «такой дешевой и красивой ни в одном супермаркете не найдешь».

Нагруженная гостинцами парочка по традиции занимает столик у палатки с шашлыком, но его внешний вид и цена, вкупе с холодом гонят их прочь, поближе к главной сцене. На ней с утра «зажигают» дети и народные ансамбли, к вечеру подтягиваются столичные «звезды». Город гремит басами и вздрагивает от залихватских «уух!» и «ааах!» Под эти возгласы внизу греются дети и розовощеки дамы и кавалеры, явно побывавшие на дегустации.

Уставшие от главной сцены, толкаясь и наступая друг другу на пятки, изучают работы местных ремесленников и рукодельниц, а также ассортимент областных предприятий легкой и пищевой промышленности. Колбасу, сыр и торты скупают так, словно город давно и плотно сидел в осаде и вдруг открыли дорогу жизни.

Солидные дамы, юные барышни и сморщенные старушки примеряют всевозможные пончо и кардиганы, которые вмиг уравнивают их в возрасте.

Со сцены напротив аниматоры «Беллакта» развлекают публику «оригинальными» вопросами. «Каакой продукт помогает утром подорванному здоровью?» – спрашивает толпящихся детишек какое-то животное. «Кефиир! Кефииир!» – на все голоса кричат ребятишки по подсказке взрослых.

«Беспроигрышная лотерея. Главный приз – кролик», – устало зазывает прохожих мужчина из палатки одного из учебных заведений области. В клетке у его ног крупный грустный кролик обреченно жует капустный лист. Впрочем, желающих унести домой ушастого не наблюдается…

Пришедшие на праздник семьи с малышами атакуют молодых людей с охапками шаров, которые чудом не уносят в небо своих владельцев. Из развлечений малышам традиционно предлагают прыжки на батуте (при трех градусах тепла) и покатушки на электромобилях. Тем, кто постарше, – надувные городки и дартс с надувными шариками. Молодежь фотографируется на фоне подворий, пластиковых коров и ростовых кукол в меховых костюмах. Делает селфи у новых фонтанов и ждет фейерверка, который, впрочем, местные власти решили не устраивать, заменив его подсвеченными фонтанами и несколькими стационарными установками, плюющимися серебристыми огнями…

Потом изрядно замерзшие и уставшие горожане штурмуют последние городские автобусы, оставляя после себя горы мусора и битого стекла, за который тут же принимаются коммунальщики… Праздник, который мог бы случиться в любом другом городе Беларуси, подошел к концу.

Кто-то говорит – агротрэш, я говорю – Кустурица… Да-да, тот самый, который признался в любви к оригинальному стилю нашего президента. Уверена, имей он возможность погулять на наших праздниках, полюбил бы их стилистику и настрой не меньше. Пестроты и цыганщины в них – не меньше, чем в фильмах сербского режиссера. Балансирующие на грани яви и сна, трэша и абсурда, они имеют все шансы стать нашей национальной визитной карточкой, а там, глядишь, и войти в список мирового нематериального наследия, как народные обряды. Не сегодня, конечно, но через годы. Особенно, если найдется в стране режиссер с талантом не меньше, чем у Эмира Кустурицы. И откроет миру неповторимый стиль беларусских праздников…

 

Фото: Газета Слонімская

Комментировать