Жизнь

Деньги на общество. Когда в Беларуси станет больше меценатов

378 Вадим Можейко

Меньше налогов, больше опыта – и балы, как у Фрэнка Андервуда. Что нужно, чтобы беларусский бизнес давал больше на благотворительность. Разбираемся.

Перспективы благого дела

Социально ответственный бизнес, который не только считает барыши, но и помогает важным проектам – это ли не мечта всего общества? Так можно не только «помогать больным деткам», но и содействовать популяризации гуманитарного знания, современных образовательных платформ (таких, как Arzamas).

Увы, в Беларуси практики корпоративной социальной ответственности (КСО) и меценатства пока распространены мало, хоть их популярность и растет в последние годы.

Естественный рост – это хорошо, но что может сделать государство и общество для целенаправленного стимулирования КСО и меценатства? Что сдерживает их развитие сейчас и чего ждет бизнес для активизации такой работы?

Ответы на эти вопросы искало исследование «Либерального клуба», в котором поучаствовали представители бизнеса, вовлеченного в КСО – от маленьких семейных фирм до крупных компаний вроде «Аліварыі» и velcom.

Глобализация и беларусизация стимулируют КСО

Почему беларусский бизнес всё чаще продумывает стратегии КСО и занимается меценатством? Главная причина – общие социальные изменения. Беларусское общество постепенно растет над собой, от атомизированного к более инклюзивному и гуманному. Появляется прослойка проактивных граждан, которая подсвечивает социальные проблемы – от положения людей с инвалидностью до неудовлетворенного спроса на национальную идентичность. А другие беларусы готовы вовлекаться в решение этих проблем – участвовать в социальных акциях (вроде #velcomбегом) или поддержать рублем журнал «Имена».

Такие истории успеха и широкой народной поддержки сами по себе стимулируют бизнес к КСО – виден спрос аудитории. То же касается распространения опыта зарубежных практик: беларусы, включая предпринимателей, поездили по миру и посмотрели, как бизнес работает за границей. А глобализация заставляет ждать такого поведения и в Беларуси.

Когда же один бизнес начинает заниматься меценатством, то его конкуренты естественным образом стараются сделать то же самое, только еще лучше, больше и интереснее, чтобы выделиться – так процесс подпитывает сам себя.

Не последнюю роль играет здесь и патриотизм: бизнесменам не чуждо желание сделать что-то важное для своей страны, будь то развитие искусства или забота об окружающей среде.

Мало денег и опыта

Впрочем, не всё так радужно. Хватает и причин, сдерживающих рост меценатства в Беларуси. Главная довольно банальна – нехватка денег, проблемы с экономикой. Бизнес сравнивает ситуацию с инструкцией при разгерметизации самолета: «сперва наденьте маску на себя». Когда обороты падают, аренду поднимают, а государство душит новым налогом – тут уж не до КСО, выжить бы.

К тому же благотворительность – это так или иначе демонстрация богатства, а в Беларуси к этому отношение общества двоякое, да и налоговая лишний раз заинтересуется, откуда у предпринимателя нашлись такие деньги. Беларусы всё еще могут воспринимать КСО как «пиар на беде» или «уход от налогов», что тоже не стимулирует бизнес на свою голову ввязываться в затратную помощь.

В целом тему КСО продвигают отдельные энтузиасты и крупные игроки с международным бекграундом (часто стратегия КСО является общей для всей группы компаний в разных странах, и Беларусь сюда попадает автоматически). Но база успешных проектов все еще не такая большая, особенно в глазах неискушенных малых предприятий. Нет в Беларуси и представительств глобальных фондов, которые могли бы привносить культуру благотворительности.

Часто для бизнеса (в первую очередь малого) просто сложно разобраться в хитром законодательстве, регулирующем меценатство.

Дедолларизация вместо развития меценатства

Беларусские законодатели как раз собрались изменять президентский указ №300 «О предоставлении и использовании безвозмездной (спонсорской) помощи». Именно он до сих пор регулирует вопросы меценатства и КСО, хотя был принят еще в далеком 2005 году. За 12 лет изменилась жизнь беларусского бизнеса и общества в целом, развитие технологий вышло на совсем другой уровень.

Впрочем, представления чиновников о необходимых изменениях оказались специфическими. Речь скорее идет о бюрократической балансировке, нежели об адаптации к новой цифровой реальности и запросам бизнеса.

Так, в проекте нового указа, разработанного Минэкономики, предлагается запретить получать иностранную валюту в качестве безвозмездной помощи (в первую очередь это было удобно для сбора средств на заграничное лечение – платить-то клинике придется в валюте). Но жэстачайшее обоснование запрета – «во исполнение пункта 15 Плана мероприятий по дедолларизации экономики». Но арендная ставка для благотворительных фондов, как и для других юрлиц, останется привязанной к евро.

Новый указ должен разрешить некоммерческим организациям тратить до 20% собранной помощи на зарплаты и административные расходы (общественники жалуются, что этого может быть мало). Упростится спонсорство для компаний с более чем 50% госсобственности: достаточно будет согласия лишь руководителя самого крупного из государственных собственников, а не каждого.

Но бизнес ждет совсем других изменений.

Дамоклов меч вернуть в ножны

Основная беда 300-го указа – путаница с его применением. Разъяснений от госорганов не дождаться, и в итоге из-за неправильно оформленной бумажки или не вовремя сданного отчета бизнес рискует за свою благотворительность еще и штраф получить – после такого развивать КСО резко отпадает охота. Так что нужно первым делом исключить излишнюю ответственность за незначительные, формальные нарушения.

Заявки на регистрацию безвозмездной помощи бизнес просит рассматривать быстрее, а для небольших иностранных пожертвований (например, в пару тысяч евро) предлагает ввести облегченный порядок оформления – пока всё зарегулировано из-за государственного страха зарубежного финансирования гражданской активности.

Есть смысл узаконить и существующую практику неуплаты налогов с полученных благотворительных взносов – раз уж фискальные службы не проявляют тут излишнего рвения, то зачем держать этот дамоклов меч? Требует либерализации и процедура оказания помощи частным лицам (сегодня бизнесу приходится для этого заключать рекламные договора, которые часто фактически фиктивные).

Льготы, разговоры и «как в "Карточном домике"»

Что же конкретно нужно сделать для расширения практик КСО в Беларуси? Запросы бизнеса можно свести к трем основным пунктам.

Во-первых, помогло бы введение налоговых льгот. Это самый типичный для всего мира инструмент стимулирования меценатства – возвращать подоходный налог за потраченные на благотворительность деньги. Беларусская специфика заставляет бизнес обставлять это дополнительными условиями: чтобы было четко понятно, за что налоги снимут, а за что – нет, и чтобы все было просто в оформлении, а не заставляло бухгалтеров хвататься за голову. Впрочем, это скорее пожелание на будущее – в нынешних сложных экономических условиях власти думают скорее о введении новых налогов, а не об отмене старых.

Во-вторых, бизнесу хочется красоты и похвалы – символических стимулов к меценатству. Нынешняя госпремия «Меценат года» недостаточно раскручена и вручается не особо прозрачно, у бизнеса остается большой неудовлетворенный спрос на альтернативные площадки конкурсов.

Да и сам процесс выделения безвозмездной помощи бизнес мог бы быть привлекательнее: не бесконечный поток невнятных просителей в офисе, а благотворительные балы и закрытые вечеринки с аукционами и пожертвованиями – вроде тех, что беларусы видели в сериале «Карточный домик». Похоже, за социальный статус и минуту славы беларусские предприниматели готовы раскошелиться, да вот беда – так взносы на важные дела у нас практически не собирают.

Третий способ развивать КСО – говорить об этом. Особенно – в кругу стейкхолдеров: бизнесменов, занимающихся благотворительностью, ответственных за это чиновников и профессионалов из гражданского общества. На такой гипотетической диалоговой площадке можно было бы обменяться успешным и не очень опытом, получить от чиновников обратную связь и наладить взаимопонимание, задействовать экспертизу неправительственных организаций и знакомый им международный опыт. Подобной площадки в Беларуси пока нет, но бизнес уже хотел бы в ней поучаствовать.

Комментировать