Арт

Бизнес и литература. Собрать разрозненные тусовки в сеть

416 Лидия Михеева

Разноцветный торт как символ беларусской литературы на итоговой пресс-конференции проекта MOVABOX, Минск, 28 апреля 2017 г.

 

Запускать социально-культурные проекты – сегодня уже хороший тон для беларусского бизнеса. В достаточно вялый «Год культуры» и сменивший его «Год науки», наиболее заметными стали как раз проекты негосударственных культурных игроков («Будзьмы», сообщества Летучего университета) и бизнеса (MOVABOX кампании Velcom).

Примечательно, что работают они по-разному, в чем-то друг друга дополняя. Ведь у интеллектуальных и культурных организаций цели и методы работы – отчетливо просветительские. Литература для них предстает во всем ее сакральном величии. Она – и залог формирования нации, и способ исследования замалчиваемых тем и освобождения от культурных травм.

Понятно, что все это сто тысяч раз справедливо, но на уровне риторики работает не так хорошо, как хотелось бы. То есть, работает на определенную аудиторию, которая априори уже разделяет национальные ценности. Организовывать внутри этой достаточно обширной тусовки разнообразный и культурно-обогащающий движ – важно и нужно. Но как же выйти к более широкой аудитории? Тут много козырей на руках у бизнеса.

Бизнес относится к литературе как к продукту, который можно либо продавать, либо распространять как приятный бонус к своим основным услугам. И в этом есть свой плюс – это снимает флёр избыточной серьезности с отношения к литературе.

Беларусские мобильные операторы подхватили проклевывающуюся в среде условных 20-летних беларусов моду на чтение вообще и чтение «своего» в частности, попутно напоминая, что литература – это, прежде всего, про читательское наслаждение.

Свежая попытка заново легитимировать кайф от чтения и показать, что беларусская литература – это захватывающе, а не скучно, современно, а не архаично, вызывает симпатию. Встречи с молодыми и зрелыми авторами, буккроссинг в уютных кофейнях – важная часть какого-то социального антуража, который позволяет ощущать себя причастными к европейской городской культуре. И за это бизнесу – большой поклон.

Дмитрий Курлович (руководитель отдела бренд-менеджмента velcom), Альгерд Бахаревич, Людмила Рублевская, Виктор Жибуль и «радзива Прудок» на итоговой пресс-конференции проекта MOVABOX, Минск, 28 апреля 2017 г.

 

Но Беларусь – не та страна, где можно успокоиться, сделав доброе дело. Культурная среда буквально светится от дыр и прорех. Залатал одну дыру – другая так и просит обратить внимание и на нее.

Если говорить в этом контексте о беларусской литературе, то итоги того же Velcom’овского проекта очень интересно исследовать с точки зрения того, что еще может быть сделано бизнесом в области беларусской литературы.

Работая с литературным процессом, бизнес концентрируется на каком-то одном этапе. В случае MOVABOX – на доведении книги до читателя и попытке замерить какие-то ожидания аудитории и повлиять на них.

Исследовательская часть этого проекта – как раз самая дискуссионная, поскольку с методологической точки зрения сравнивать один интернет-опрос, в котором высказались все желающие, с другим интернет-опросом, в котором также высказались все желающие, – малоинформативно. Не совсем ясно, кто та аудитория, чье мнение мы «изучили».

В этом плане даже кустарная попытка сравнить два среза мнений читателей и экспертов от Тихона Чернякевича – более легитимна если не с точки зрения социологии, то с точки зрения здравого смысла. А уж результаты репрезентативных национальных опросов, которые компания «Будзьма беларусами» заказывает социологическим организациям – и вовсе показывают печальную ситуацию.

Сильная сторона этого проекта – в интерактивности и охвате. MOVABOX – скорее не про литературу как таковую, а про чтение и для читателя. Очевидный и важный плюс – расширение аудитории, которую изнутри самой литературной тусовки классическими процедурами типа фестивалей, чтений, презентаций расширить пока не очень получалось.

Зачастую главным минусом подобных проектов остается «разрыв цепочки», дискретность актов помощи и продвижения. Одни забывают про саму сферу культурного производства, про авторов. Другие, наоборот, забывают о читателе и думают сугубо о ценностной экспертизе литпроцесса.

Например, проходит крупнейшая в Беларуси премия имени Гедройца. Тройка победителей получает призы, в том числе и денежный (пусть даже в 2016 году он усох в два раза по сравнению с предыдущими годами). Только вот купить все книги шорт-листа зачастую затруднительно даже самому мотивированную читателю, прошерстившему все книжные магазины Минска. Конечно, если победителей публиковали Логвинов или Вишнев, им и доптираж напечатают. Максом Шчуром, прошлогодним победителем, очень плотно занялись интернет-магазины электронных книг. Но, повторюсь, прочитать хотя бы шорт-лист многих беларусских премий целиком – зачастую задача для настоящего литературного охотника.

В чем тогда смысл конкурсов и рейтингов, если некоторых их участников читало только жюри премии? Вот тут бы и подключаться бизнесу – сделать и прорекламировать цифровую библиотеку премии Гедройца, премии «Дэбют» (которую поддерживает бизнесмен Берегович), премии Цётки и так далее! Книги станут доступны широкому читателю, люди смогут сделать неголословные выводы и о номинантах, и о выборе, сделанном жюри.

Ведь, по сути, литературная премия, кроме поддержки лично авторов – это отличный механизм для непосредственного конструирования реальности. Каждый шорт-лист – это мировоззренческий, ценностный слепок, некое многослойное послание обществу от его «визонеров» и «исследователей».

В идеале список победителей основных литературных премий – это must read для уважающего себя человека. Если бы бизнес помогал делать их широко доступными, то мог бы вполне претендовать на участие в культурной политике страны, а не просто на включенность в общепросветительскую струю. Другой вопрос – осознает ли бизнес эту цель как важную для себя.

«Журнал» также рекомендует:

 

Вернемся к истокам литературного процесса, к самим авторам. Да, литературный труд в большинстве стран мира – подвижничество. И это, наверное, нормально. Но в Беларуси – это зачастую просто крест. Поэтому старое доброе меценатство в новых формах – то, что нам по-прежнему очень нужно.

Денежная премия победителю премии – не единственная опция для помощи. Какую ни возьми уже существующую институцию, везде есть простор для вливаний и улучшений. Литинститута у нас нет, но есть «Школа маладога пісьменніка» при Союзе беларусских писателей, а также переводческие сообщества, которые дают нам возможность читать мировую классику на беларусском языке – все это отличные партнеры. И кроме существующих должны возникать новые.

Во всем мире умирают толстые журналы, а у нас еще жив и здоров «Дзеяслоў». Вот его бы в модную кафешку на буккроссинг – и читатель узнал бы из одного экземпляра сразу о десятке авторов.

Перечислив ряд более-менее частичных лакун, мы закономерно приходим к выводу, что глобально в Беларуси не хватает серьезной организации, которая бы могла объединить множество частичных задач культурного поля. Да еще и с выходом на международную арену. У нас существует множество прекрасных сообществ, но на системном уровне они мало взаимодействуют. Автономия бизнеса от различных окололитературных групп – большое преимущество, именно бизнес помог бы собрать разрозненные тусовки в сеть.

Институт Польски, Гёте-институт, «Россотрудничество» у восточного соседа, швейцарская Pro Helvetia, Lithuanian Culture Institute, который появился в Литве – мы о таких культурных институции можем пока только мечтать. Чего нам не хватает, чтобы создать мощную (в масштабах Беларуси) структуру, которая бы занималась не дробными и частичными актами продвижения авторов и их произведений, а выдерживала бы сбалансированную стратегию внутреннего развития и внешних контактов?

Люди есть, но их нужно объединить, – авторитеты, способные на это, имеются. Не хватает сильных партнеров со стороны бизнеса, мотивированных не только на эпизодические вливания в модные веяния ради завоевания новых аудиторий.

Уверена, что не только представители литературного мира, но и люди искусства и активисты неформального образования мечтают об отечественных партнерах, настроенных на марафонский бег и целеполагание в масштабах страны, мыслящих не ситуативно, а в масштабах десятилетий.

Какая им от этого выгода? Хотя бы та, что без подобного рода масштабных и системных проектов будущее в Беларуси не наступит. А ведь планировать и вести бизнес хочется в SMART-государстве, а оказывать услуги и продавать товары – SMART-обществу.

Читайте также по теме:

 

Комментировать