Деньги

«Мы уничтожим банки. И будем последними, кто застрелится сами»

7908 Вадим Можейко

Виктор Бабарико во время открытой лекции в рамках образовательного проекта Bridge. Минск, 7 февраля 2017 года

 

Почему государству лучше исчезнуть, куда деть сотни людей с автоматами и почему беларусские айтишники – это птушники, пришедшие на смену бандитам? Свои ответы предлагает председатель правления «Белгазпромбанка» Виктор Бабарико.

 «Что делать государству? Лучше исчезнуть»

– таковы рекомендации банкира для развития меценатства в Беларуси. Бабарико считает, что для развития нормального массового меценатства поддержка искусства со стороны бизнеса должна стать добровольной. От частного финансового партнерства бизнеса с искусством выигрывают не конкретные художники, а всё общество.

Нынешние же беларусские практики директивного спонсорства больше похожи на деловые отношения с идеологической нагрузкой:

«Если ты спонсируешь лыжню, а потом строишь тут кафе, то это не спонсорство, а обычная сделка. И у нас часто путают культуру и идеологию», – говорит Бабарико.

От представителей беларусского бизнеса редко услышишь столь откровенные мнения, тем более – с либертарианским оттенком. На встрече в рамках проекта Bridge Виктор Бабарико еще дарил студентам трехтомник Айн Рэнд «Атлант расправил плечи» – библию сторонников капитализма и свободного общества без гнета государства.

«Национальные государства хороши для идентичности, но не для обмена, – констатирует Бабарико. – До сих пор государства строились вокруг оборонительной функции, и только начиная с Евросоюза фундаментом становится, напротив, мотив объединения».

Каким может быть будущее современных государств исходя из перспектив экономических изменений? Виктор Бабарико предрекает государству редукцию функций, которые «будут отгрызать, от оборонной до фискальной». Вплоть до того, что государство останется лишь собственником инфраструктуры – и то только потому, что в шэринговой экономике это больше никому не будет интересно.

«Журнал» также рекомендует:

 

Шэринговая экономика. Куда деть сотни мужчин с автоматами?

«Даже те, кто работают в Apple, сегодня не хотят брать кредиты, не хотят покупать дома или автомобили. Но все хотят ими пользоваться, а значит – арендовать», – заявляет банкир.

И это разумно. Возможности для мобильности персонала сегодня широки как никогда: твои таланты оцениваются не в родном городе или стране, а во всем мире, на глобальном рынке. К чему в таком случае ввязываться в долговременный проект собственного дома в одной точке Земли? И уж тем более в эпоху Uber’а многих не привлекает заниматься собственным автомобилем:

«Машиной мы пользуемся 2-3 часа в день, а всё остальное – оплаченное время простоя. В итоге Uber получается дешевле. Мне как клиенту плевать на автомастерские!» – доволен Бабарико.

Логичная часть такого шэринга, распределенного пользования благами – краудэкономика. Виктор Бабарико видит в ней большой потенциал, куда больше уже распространившегося на Беларусь краудфандинга. Вместе что-то профинансировать – это первый шаг, но можно идти дальше и вместе чем-то пользоваться. Главной же задачей краудфандинга для глобального роста Виктор Бабарико видит выход из нишевых проектов на массовый рынок. Что-то вроде первой блокчейн-фермы, где биткоиновые вложения позволяют получать вполне обыденные фермерские продукты питания.

Читайте еще по теме:

 

В такой экономике товар становится предельно персонализированным, вплоть до изготовления по личному заказу, а всяческие профессиональные эксперты и посредники остаются невостребованными. Им на смену приходят консультанты в духе «спросить подружку перед покупкой платья», и таким консультантом может быть каждый из нас. В результате затраты на экспертизу снижаются, благодаря  персонализации краудэкономики бизнесу больше не грозит кризис перепроизводства.

Однако новая технологическая реальность несет и новые угрозы. Например, модная роботизированная логистика и инкассация дронами.

«Пока это экономически невыгодно, но это уже принципиально возможно, –вспоминает Виктор Бабарико эксперимент «Белгазпромбанка». – Однако намного важнее другой вопрос: куда мы денем старых инкассаторов, все эти сотни мужчин с автоматами?»

Как айтишники заменили проституток

Потеря работы грозит не только инкассаторам. Виктор Бабарико предсказывает отмирание всем профессиям, которые завязаны на физический труд или которые можно успешно заменить IT-скриптом. В то же время будут динамично развиваться все те компетенции, в основе которых лежит интеллектуальная деятельность.

Впрочем, работать головой и в IT можно по-разному:

«Кто-то будет придумывать дронов и то, как их можно использовать, а кто-то будет просто писать для этих дронов код. Но добавленная стоимость не в коде, а в продукте!»

Бабарико сравнивает большинство из беларусских айтишников с «высококвалифицированными птушниками», которых просто натаскивают писать код на уровне среднего специального образования.

«Раньше все хотели быть бандитами и проститутками, а сейчас хотят стать айтишниками», – Бабарико намекает, что рынок перенасыщается, времена меняются и мода проходит.

Впрочем, для хороших специалистов перенасыщение рынка сегодня вообще не проблема. В эпоху глобализации и благодаря интернету для каждого умения есть 7-миллиардный рынок всего мира, теперь работник оценивается именно там. А не в рамках своей страны и старых сообществ. Это обеспечивает настоящую мобильность персонала.

Еще одна новая мобильность – мобильность капитала. Если раньше инвестировали  в основном там, где физически находились, то сегодня это как никогда легко делать на глобальном рынке. Виктор Бабарико верит, что в перспективе это поможет справиться с неравномерным распределением богатства в мире.

Мобильны сегодня и технологии: знания доступны всему миру и скрывать идеи нет смысла: слишком велик риск, что на завтра кто-то придумает то же самое. Поэтому преимущество изобретателя – быстро первым реализовывать технологию на практике.

Эти три мобильности Виктор Бабарико называет «тремя степенями свободы. А по физике такой системой уже нельзя управлять».

Перепрыгнуть и застрелиться

«Новая реальность – это распределенная экономика, где главным становится потребитель. Кто предложит ему такую рабочую систему – тот и выиграет. Вопрос только когда это произойдет», – уверен Бабарико.

Поэтому вместо того, чтобы догонять развитые экономики, нужно перепрыгивать их: как, например, Африка перепрыгнула через развитие пластиковых карт и перешла сразу к буму мобильных платежей. Перспективнее осознать, что концепция «too big to fail» устарела, а банкротство – это естественный инструмент эволюции (привет советским заводам, ржавеющему беларусскому фамильному серебру).

«Если в стратегии есть слово «сохранить», то оно означает только одно – «умирать», – считает Виктор Бабарико. – Нет стабильных замкнутых систем, как доказывает физика».

В этих условиях готовиться к переменам, перерождениям и неизменным потерям на этом пути нужно не только беларусскому государству и айтишникам-птушникам, но и банковской системе. Так что деловую стратегию Виктора Бабарико можно считать оптимистичной:

«Мы уничтожим банки. И будем последними, кто застрелится сами».

Комментировать