Политика

«Стоит ожидать очередного витка напряжения в отношениях Беларуси и России»

709 Андрей Егоров

Андрей Егоров. Фото: Андрей Александров

 

Владимир Путин предсказуемо победил на выборах президента России. Как будет развиваться российский режим – и чем это грозит миру и Беларуси? Разбираемся вместе с политологом, директором «Центра европейской трансформации» Андреем Егоровым.

Формально, согласно Конституции, Владимир Путин вступил в свой последний президентский срок. Однако такого рода политические режимы не имеют сроков своего окончания; люди, которые их строят, думают, что это «навсегда» и рассчитывают, что режим будет воспроизводиться бесконечно. Этот президентский срок Путина очевидно не последний, он будет пытаться продлить эту систему.

Выборы необходимы таким режимам как средство легитимации. Они симулируют демократию, чтобы выглядеть легитимными и получать устойчивость. Перед выборами авторитарные политические режимы обычно менее устойчивы, во время выборной компании их может «штормить». После выборов у них начинается период, когда власть может разворачивать действия, не заботясь о процедуре легитимации. Начинается период относительного спокойствия, когда система приобретает внутреннюю устойчивость и может как бы на законных основаниях усмирять любое недовольство.

Так что сейчас можно ожидать каких-то новых активных действий от России, которая может разворачивать новые авантюры. И как показывает последняя речь Путина перед Федеральным собранием, значительная часть которой была посвящена новому российскому ядерному вооружению и готовностью его применить, авантюры эти могут быть небезопасны для всего мира.

Стратегия действий Кремля завязана на миссию, которую придумал себе Путин – вернуть Россию в класс государств, которые определяют мировую политику. Ни экономически, ни технологически Россия не может претендовать на мировое лидерство. Поэтому их стратегия – нагнетание конфликтов в различных регионах мира, а затем через управление этими конфликтами требование переговоров с собой на самом высоком уровне мировой политики.

Скорее всего, Россия продолжит военные интервенции в разные точки мира, чтобы путем дестабилизации обстановки получать возможности разговаривать с Западом. Россия видит свою миссию в постоянном противостоянии с Западом и использует это для объяснения внутренних проблем: мол, нам так тяжело живется, потому что мы враждуем с Западом.

Для Беларуси эта политика несет очевидные угрозы. Общая механика отношения Беларуси и России завязана на противоречии. Беларусь нуждается в решении основных вопросов своей независимости, стремится к политической и экономической автономии, старается занять своего место на мировом рынке труда. Этого требуют объективные интересы страны. И даже режим Лукашенко, каким бы лояльным к России он ни был, понимает, что независимость – это хорошо и в конечном итоге выгодно.

При этом Лукашенко пытается эксплуатировать риторику дружбы с Россией, чтобы обменивать эти символические акции лояльности на вполне конкретные экономические блага. Это касается и преференций в стоимости нефти и газа, и использования большого российского рынка для сбыта беларусской продукции.

Игра России состоит в том, чтобы восстановить господство над пост-советской территорией, возможно даже шире. Восстанавливая это господство, Россия стремится к упразднению всех проявлений независимого поведения своих союзников, она стремится сделать их своими сателлитами, поставить в фарватер российской внешней политики, подчинить их внутриполитическую жизнь удовлетворению российских интересов. А все это часто идет в разрез с интересами этих стран.

Здесь и возникает противоречие. Беларусь стремится к большей независимости, а Россия, наоборот, хочет видеть Беларусь менее независимой. С другой стороны, Беларусь может быть и хотела бы продать еще больше символических акций лояльности и «кусочков» своей независимости, но требует за них больше реальной оплаты и экономических выгод, которых Россия не может предоставить. Эта ситуация создает традиционный парадокс в отношениях и завязывает их в цикл, когда периоды дружбы и интеграции сменяются периодами напряжения и конфликтов.

Периоды «дружбы» обычно связаны с ситуациями относительной неустойчивости режимов. Например, в период предвыборной кампании Путину абсолютно ни к чему было обострение конфликтов с Беларусью, какие-то торговые войны, которые могут показать некую уязвимость внешней политики России. Но когда система политической власти в России снова становится стабильной, она начинает с новыми силами пытаться «приструнить» своих соседей и сделать их более лояльными.

Я думаю, в ближайшее время стоит ожидать очередного витка напряжения в отношениях Беларуси и России. Кремль может попытаться сделать что-то либо на региональном уровне, экспроприируя часть независимости своих соседей, либо в двусторонних отношениях попытаться навязать более последовательно и жестко свои интересы. Сложно сказать, в какой форме это развернется – возможно повторение торговых войн.

Читайте дальше:

Почему нас так и не оккупировали. Про что были учения «Запад-2017»

Империя. Зла. Как Москва стала ненужной для беларуса

Авторитарный реванш. Мифы об отношениях Беларуси и Евросоюза

Почему не работает Евразийский экономический союз

Комментировать