Жизнь

Классовая ненависть как тренд. Айтишники, гуманитарии и щедрость Виктора Прокопени

5281 Татьяна Светашёва

Айтишников в Беларуси тихо ненавидят. Но сами они удивительным образом выбрали в качестве объекта презрения гуманитариев – тех, кто испытывает к ним меньше всего эмоций. Татьяна Светашёва отвечает Виктору Прокопене.

IT-бизнесмен Виктор Прокопеня объявил об открытии пяти вакансий для неспециалистов, озаглавив свой пост: «Как гуманитарию начать получать ИТ-шную зарплату?»

Немудрено, что ажиотаж вокруг отрасли IT в последние годы не утихает, а престиж айтишных профессий вырос до небес: пока большинство беларусов с робкой надеждой ждут «папиццот», медианная зарплата в IT-секторе составляет 1.500 долларов.

В Беларуси сложилась действительно уникальная ситуация: в короткий срок сформировался и изолировался целый социальный пласт, живущий существенно лучше сограждан и при этом не так уж сильно связанный с родиной. Отрасль интернациональна и мобильна, работодатели обеспечивают конкурентные зарплаты, профессионалов высокого уровня постоянно пытаются перекупить.

Но первая волна беларусской эмиграции схлынула, и теперь айтишники не спешат уезжать: здесь, в ситуации «сословного расслоения», они нувориши, а не обычный средний класс.

У обывателей айтишные доходы вызывают шок и зависть, медиа подливают масла в огонь и транслируют мифологизированный образ айтишника – умного, успешного, обеспеченного. «Зарабатывай как айтишник», «только айтишник может себе позволить…», «к нам ходят даже айтишники», – такие речевые формулы тиражируют стереотип.

Читатели жадно рассматривают фотографии дивных див внутри офисов беларусских IT-гигантов. В массовом сознании айтишники превратились в особую привилегированную касту. Работяги мечтают отправить их на завод. Матери мечтают выдать за них своих дочерей. Одним словом, «вайти» – это беларусская мечта.

Акцент настолько сместился с сути айтишных профессий на размер зарплат и социальные мифы, что средний беларус толком и не знает, чем занимаются IT-специалисты, но на всякий случай считает, что они что-то недоплачивают в бюджет, а то и лично ему. Неосведомленность и зависть – вот пусковой механизм классовой ненависти.

Как-то таксист, везший мою подругу к офису EPAM, сказал: «Ну, вы же понимаете, что мы к вам скоро с факелами придем». Еще один друг, ложась в больницу, по моему совету представился соседям по палате инженером, чтобы к нему нормально относились.

Да, увы, айтишникам не просто завидуют: их ненавидят. Ненавидят прежде всего люди, которые их обслуживают и слушают их разговоры: таксисты, кассиры, регистраторы полисных поликлиник. Официанты и бармены улыбаются, но тоже втайне ненавидят и, возможно, даже плюют им в «Лонг-Айленд». Ненавидят простые работяги, которые вообще ничего о них не знают, кроме того, что они много зарабатывают.

Но (и вот тут начинается самое интересно) совершенно нелогичным образом в дискурсе IT сформировалась оппозиция «айтишник – гуманитарий», которую не преминул поддержать и господин Прокопеня в заголовке к своему посту. Далее в его тексте речь идет о дембелях, студентах – о ком угодно, но ни намека на гуманитарные профессии.

Ясно, что «гуманитарий» здесь – это бездумно-случайно выбранный символ бедности и некомпетентности в сфере ИТ. Автор поста явно противопоставляет этого абстрактного «гуманитария» успешному сотруднику продуктовой компании. Высказывание Виктора Прокопени косвенно утверждает непрестижность любой гуманитарной профессии, ошибочность выбора, необходимость переквалификации.

Читайте также:

Технари vs. гуманитарии. Почему такое разделение плохо для инноваций

Стереотипное представление о нищем никчемном гуманитарии, место которому за кассой в Макдоналдсе, – не новость не только для нашей страны. Но невыгодное сравнение этого неудачника со светлоголовым перспективным айтишником – это уже исключительно беларусская «тема».

У меня набралось достаточно кейсов, чтобы сделать смелое широкое обобщение: айтишников презирают, но сами они удивительным образом выбрали в качестве объекта презрения гуманитариев – тех, кто испытывает к ним меньше всего эмоций.

У меня был приятель, который всё время отпускал шуточки про нищебродов-гуманитариев и при этом не брезговал стрельнуть у меня сотку до зарплаты.

Виктор Прокопеня говорит чистую правду: в 2000-х на старте вполне реально было вкалывать за сотку – и многие так и делали. Формирование благоприятной, «питательной» среды для IT-компаний в Беларуси – это дело последних лет, и многие из тех, кто сейчас получает «сумасшедшие деньги» – это мальчики-студенты из тех самых 2000-х, что за пару сотен мотали провода или кодили на галере.

Это средний класс в первом поколении, их родители живут в Пружанах и Пинске и осенью мобилизуют их копать картошку. И от этого еще более непонятно, как и когда у этих людей успело сформироваться такое высокомерное и обесценивающее отношение к интеллигенции другого типа и трактовка гуманитарного знания как чего-то второсортного и необязательного.

Одна дискуссия чуть не переросла в драку, когда бывший знакомый ни с того ни с сего начал рассказывать мне, что бюджетники живут за его счет, а хуже и бесполезней всех – литературоведы. Нет, серьёзно! Возможно, учительница литературы сделала с ним что-то плохое.

Мой друг вскоре, не поверив мне на слово, провел небольшой опрос среди коллег по проекту. И да – все опрошенные утверждали, что гуманитарии абсолютно бесполезны. Потом эти же самые люди будут искать хороших педагогов для своих детей.

И эти же самые люди не хотят понимать, как важны талантливые гуманитарии, чтобы выстроить грамотный пиар идеи IT-страны, который сами айтишники талантливо проваливают. Именно гуманитарии строят public relations; это гуманитарное знание позволило бы сменить тихую ненависть общества к айтишникам на хотя бы понимание, если не на принятие как спасителей родины.

Более того: гуманитарии не будут требовать «атняць и падзялиць», не пойдут к «епаму» с факелами и вилами; они прекрасно понимают, чем занимается IT-отрасль и откуда там столько денег. И они осознанно выбрали себе другую профессию, соответствующую их интересам и склонностям, обеспечивая стране какой-никакой культурный прогресс.

Гармоничное развитие общества подразумевает баланс всех сфер его жизни, материального и духовного производства, созидания, накопления и передачи ценностей. В Беларуси и так наблюдается перекос в сторону быстрых прибылей, а значимость гуманитарных наук умаляется. А высказывания, подобные заголовку поста Виктора Прокопени, транслируют обесценивание гуманитарных профессий прямиком в новостные заголовки.

Возможно, дискриминация гуманитариев обусловлена непониманием сути их труда, как и в случае с айтишниками? Потому что господин Прокопеня предлагает переквалифицироваться «вайти» специалистам в области образования, массовой коммуникации, искусства, истории, антропологии, фундаментальной науки... Конечно, будет здорово, если у всех этих людей будет много денег, но кто будет делать их работу? Кстати, производимые и транслируемые ими знания «работают» не на аутсорсинг, а внутри страны, обеспечивают ей сохранение и накопление культурного капитала.

Так что оставьте, пожалуйста, гуманитариев в покое. Отторгать непонятное – это неконструктивно. Спасибо, но не нужно пытаться причинить нам счастье и успех, отправив на несколько лет на галеры. Не нужно нас переквалифицировать – нам нужна лишь возможность заниматься своей работой. И немного уважения.

А почему деление на гуманитариев и айтишников в принципе вредно для инноваций и развития, можно почитать здесь.

Читайте детальный разбор перспектив Беларуси как IT-страны в тексте «Теория нашего “большого взрыва”»:

Часть 1. Может ли Беларусь стать ИТ-страной

Часть 2. Призрак «внедрения»

Часть 3. ИТ-стране нужна ИТ-повестка

Читайте также:

Декрет о левостороннем движении. Как Беларусь разворачивается в сторону цивилизованного мира

IT-детсад с эпицентром. Куда заведет нас Министерство цифровой экономики

IT-гетто, криптоофшор или новая Беларусь? Что принесет нам Декрет №8

Комментировать