Жизнь

Теория нашего «большого взрыва». Часть 3. ИТ-стране нужна ИТ-повестка

749 Иван Сухий

Для реального «взрыва в ИТ» эта тема должна стать центральной в повестке дня в стране, а не оставаться фоном «вестям с полей» и «страшилкам» об «угрозах стабильности». И построить «счастье» в отдельно взятой отрасли не удастся – всей стране нужны реформы.

В первых частях нашего исследования мы разобрали перспективы зарабатывать миллиарды на развитии ИТ в Беларуси и необходимые для этого шаги в области продвижения и образования.

Но главное, что уже случилось до и помимо участия государства: профессия программиста стала самой престижной среди беларусской молодежи. Теперь хорошо бы популяризовать предпринимателей в области высоких технологий, основателей стартапов.

И в целом надо радикально изменить, модернизировать повестку дня в стране, в том числе в государственных СМИ. Если уж ИТ – главный приоритет в экономике, надо, чтобы в центре внимания были темы, связанные с тем, как страна ищет свое место в мире XXI века, как новые технологии влияют на стиль жизни, как будет выглядеть будущее через 5, 10, 20 лет.

Эти темы присутствуют в медиа, но, чаще всего, находятся на периферии внимания как необязательный довесок к традиционным политическим и экономическим «вестям с полей» и «страшилкам» об «угрозах стабильности». А должны быть в центре! Это традиционные политика и экономика стремительно становятся периферией.

Кстати, смена повестки дня может быть самой действенной защитой активной части населения от воздействия российских СМИ, чей взгляд на мир явно не способствует движению в сторону ИТ-страны. Бывший главный редактор журнала «Планета», скорее всего, это понимает. Но в его ли силах хотя бы частично преодолеть инерцию беларусского медийного поля, которым управляют другие люди в совершенно других целях?

В любом случае образование и продвижение ИТ в стране – это игра в долгую, первые финансово ощутимые результаты появятся не раньше, чем лет через 5-7. Любой рост занятости в секторе более, чем на 5-10% в год может быть достигнут только за счет привлечения кадров из соседних стран, прежде всего, России.

Совсем недавно, в 2014-2015 годах был небольшой период, когда программисты из России потянулись было в Беларусь. Связано это было, в первую очередь, с двукратным обвалом российского рубля, в котором номинированы их зарплаты на родине (именно поэтому, кстати, надо как можно дольше сохранять номинирование ИТ-зарплат в долларах и евро в Беларуси). В российских интернет-СМИ и блогах тогда выходили статьи, разбиравшие по косточкам все преимущества переезда в Минск.

Читайте предыдущие части:

Теория нашего «большого взрыва». Часть 1. Может ли Беларусь стать ИТ-страной

Теория нашего «большого взрыва». Часть 2. Призрак «внедрения»

Но процесс не имел продолжения и серьезного развития. А зря. Как видно из приведенной выше статистики, беларусский ИТ-сектор в ближайшие годы не сможет показать ускорение роста за счет только беларусских трудовых ресурсов. Нужно активно включаться в «войну за таланты» за рубежами страны, прежде всего, там, где у Беларуси есть естественное преимущество в виде культурной близости, общего прошлого, безвизового доступа в Беларусь – то есть в странах бывшего Союза.

Здесь возникает вопрос о (позитивном) образе страны. Перформанс, который силовые структуры устроили в Минске 25 марта, может обесценить усилия по созданию привлекательного образа Беларуси на несколько лет – как назад, так и вперед. Достаточно повторять подобное упражнение раз в 3-5 лет, чтобы похоронить любые надежды на приток извне как айтишников/стартаперов, так и западной экспертизы в форме, например, кампуса Google, подобного открытому в 2015 году в Варшаве.

Специфика момента заключается в том, что многократно усиливать эффект от ярких картин произвола и насилия сейчас будут не только западные СМИ, но и вся мощь российской медийной «машины альтернативной реальности». А воздействовать эти сигналы будут не на прагматичных топ-менеджеров и циничных политиков, принимавших решения в уходящую индустриальную эпоху. С ними беларусский режим, пусть и не без сложностей, но все же иногда находит общий язык, чтобы получить инвестиции и кредиты.

В новую эпоху (к стандартам которой теперь официально стремится Беларусь) главными реципиентами сигналов стали молодые таланты, каждый из которых должен принимать решение: хочет ли он провести часть жизни и карьеры (или даже всю ее оставшуюся часть) в Беларуси. В пользу нее для выходцев из бывшего СССР говорит упоминавшаяся культурная близость, против – явно не лучшие в мире шансы получения финансирования и просто ведения высокотехнологичного бизнеса.

Возможности личного профессионального роста специалиста по отдельным направлениям, может быть, и не хуже, чем в ведущих странах – надо только эту информацию правильно продвигать во вне.

Но главное – страна должна потенциальному специалисту-иммигранту понравиться, он должен поверить, что, попросту говоря, будет в ней счастлив. Для любого человека, особенно, молодого – это на самом деле главный мотив. Мощные регулярные удары по образу страны, к которым неизменно скатывается нынешняя власть, сведут на нет эффект от любых расходов по построению образа страны и любой креатив маркетологов ПВТ. Может ли это измениться и при каких условиях?

Глобализация ИТ – состоявшийся факт

ИТ-бизнес вообще и беларусский в частности глобален по своей природе. При правильном подходе даже по сугубо внутрибеларусским заказам должны использоваться лучшие в мире решения и допускаться к конкурентной борьбе иностранные провайдеры таких решений.

Экспорт беларусского ИТ почти на 90% идет в США, Канаду и Евросоюз. Экспорт в Россию в последние годы сократился до 4-5%. Есть очевидный соблазн повысить выручку от экспорта за счет российского рынка. Но некоторый «поворот на Восток» может быть только в ограниченных пределах и принесет пользу только при строго избирательном подходе.

В России построена рыночная, но рентная по своей природе экономика, большая часть которой противится инновациям. Вместе с тем, есть ИТ-компании и заказчики, которые находятся на хорошем, по мировым понятиям, уровне. Сотрудничество с последними может принести новые заказы и пользу (рост профессионального уровня).

От открытия в Беларуси RND-центра или кампуса, например, «Яндекса» будет только польза. Тогда, может, и Google подтянется. А вот участие в проектах по импортозамещению, главная цель которых – уйти от использования ИТ-продуктов «вероятного противника», может принести выручку, но при стагнации или снижении уровня компетенции задействованных сотрудников и компаний.

Чрезмерный акцент на российские заказы для достижения высоких экономических показателей может дать краткосрочный эффект, но в средне- и долгосрочной перспективе подорвет возможности беларусского ИТ. Профильные российские инвесторы и возможности использования российских акселераторов и программ поддержки, которые вполне освоены беларусскими стартаперами, принесут только пользу.

Законодательство Беларуси, особенно финансовое, безнадежно отстало от нужд ИТ-сектора, особенно продуктовых компаний. Например, почти невозможно легально получать выручку от продажи приложений из App Store и Google Play – ведущих онлайн-магазинов приложений для мобильных устройств.

Только один пример: симпатичный и многообещающий стартап по поиску частных помощников «из местных» жителей («консьерж-сервис») при поездках по всему миру https://MeetnGreetMe.com/ беларусская команда (и беларусский основатель) делают от эстонского юрлица, хотя центр разработки и находится в Минске. Бизнес-модель его близка к Airbnb и реализовать ее от беларусского юрлица с территории Беларуси при нынешних законах и особенностях банковской системы невозможно.

Сколько нужно времени, чтобы законы и банковские практики Беларуси достигли уровня Эстонии даже при наличии политической воли и понимания этих законов и практик?

Существует и проблема образа страны, политических рисков и их восприятия. Пользователи будут охотно проводить платежи через вашу платформу, если им кажется надежной юрисдикция, в которой она работает. Владельцы сервиса также постараются избежать страновых рисков, например, волюнтаристского внезапного изменения правил валютных операций.

Поэтому при любой доброй политической воле создать в короткий срок условия для работы в Беларуси глобальных интернет-сервисов, создаваемых беларусами, не удастся – для этого надо преобразовать страну.

Известны попытки построить специальные экстерриториальные зоны с особыми законами и правилами для интеграции экономики развивающихся стран в «первый мир». Например, локальное введение английского права в международном финансовом центра «Астана» в Казахстане с привлечением иностранных судей. У китайцев в специальных экономических зонах, где, в основном, за счет иностранных инвестиций развиваются производства индустриальной эпохи, такой подход дает желаемый эффект.

В России для инновационного центра «Сколково», который задумывался как аналог «кремниевой долины», законодательно создали фактически экстерриториальные условия, но результаты пока скромные.

Может и не стоит пытаться создать специальное «гетто первого мира» для ИТ-сектора (хотя устранять наиболее очевидные административные и законодательные барьеры необходимо), ведь его успешные игроки прекрасно освоили искусство работать одновременно из разных юрисдикций? Просто надо им не мешать ни законодательно, ни административно.

«Охрана и привлечение полезных птиц»

Профессионалов ИТ нередко справедливо сравнивают с перелетными птицами, которые свободно перемещаются по миру в те места, где условия для работы наиболее благоприятны. Трансграничный характер ИТ-бизнеса надо принимать как данность. Организация компаний, когда головной офис (и/или фаундеры) находятся в одной юрисдикции, а команда разработчиков – в другой (часто весьма удаленной) – сейчас не редкость, а уже почти правило отрасли. Поэтому высококлассные (или стремящиеся ими быть) ИТ-специалисты небезосновательно считают себя «гражданами мира» и всегда будут иметь возможность переехать в страну, где для их профессиональной самореализации условия лучше.

Пытаться искусственно удержать этих «граждан мира» (административно или «давить на патриотизм») – все равно что прибивать гвоздями солнечные зайчики. Между странами развернулась острая конкуренция за представителей высокотехнологичных отраслей: программистов, инженеров, успешных стартаперов (основателей компаний и менеджеров).

Успех нации во все большей степени зависит от способности правительства и общества соответствующей страны создать привлекательные, благоприятные условия для профессионалов в тех областях, которые определяют будущее.

И речь идет не только о бизнес-климате, но и об условиях жизни: экологии, отношении населения (например, к высоким заработкам или необычному стилю жизни) и т.д. То, что в Беларуси продолжают работать многие успешные по любым меркам представители ИТ-сектора, продолжают инвестировать, в т.ч. в образование, выглядит почти как чудо и вселяет надежду.

Хочется верить, что испытав в ближайшие годы на себе все особенности национального госуправления (надеемся, что до селекторных совещаний под телекамеры и монополизации всего ИТ-сектора Парком высоких технологий не дойдет), ведущие айтишники свою надежду не потеряют. Парадоксальным образом они будут вынуждены выйти из аполитичной самоизоляции от остального общества. В их среде может возникнуть запрос на инвестиции (в широком смысле, не только денег) в будущее не только сектора, но и страны в целом.

Попытка построить ИТ-страну, создав особые условия для этого сектора экономики и поменяв по минимуму все остальное, очевидно несостоятельна. Но как конкретная и вполне ощутимая цель национального развития «ИТ-страна» может быть вполне привлекательна и продуктивна, если смотреть за пределы нынешних политических и социальных реалий.

Такая цель, при условии построения инклюзивной для ключевых страт общества стратегии продвижения к ней, имеет больший потенциал объединения нации, преобразования ее в конкурентоспособную нацию XXI века, чем попытки реализовать программу национального строительства XIX–первой половины XX века в нынешних условиях. Не говоря уже о попытках вернуть(ся) назад в новое издание советского или имперского прошлого.

Комментировать