Жизнь

Эра победившего киберпанка. Как цифровые технологии меняют нашу жизнь

Мы привыкли воспринимать будущее отстранённо – из комфортных залов кинотеатров или со страниц книг писателей-фантастов. Но в ХХI веке цифровые технологии развиваются настолько стремительно, что границы вчерашней фантазии и сегодняшней реальности стираются. Цифровые технологии меняют принципы организации экономики, рынка труда, системы образования, политики.

Каких изменений эти перемены потребуют от нас? В этом попыталась разобраться немецкий политик и исследователь Сабина Гиллезен. Ее лекция «4-я промышленная революция: как будет меняться наше общество?» прошла в конце апреля в минском пространстве ЦЭХ при поддержке колледжа ECLAB.

Дигитализация бизнес-структур

Производственные структуры бизнеса трансформируются. Перемены происходят на культурном уровне – и это подрывное развитие.

Компании до сих пор привыкли работать с вертикально организованными иерархиями, а цифровая эпоха требует освоения горизонтальных сетей взаимодействия. Сетевые структуры с их наложением на иерархии неизбежно ведут к столкновениям и противоречиям. Люди, которые привыкли быстро думать, быстро реагировать, обмениваться информацией, чувствуют себя неуютно в тех вертикально организованных рамках.

Появляются новые отрасли, которые еще десять лет назад трудно было себе представить. Кто в начале 2000-х предполагал, что вскоре возникнет масса компаний, которые будет зарабатывать исключительно разработкой мобильных приложений для смартфонов?

Онлайн-биржи, площадки для электронной торговли являются перспективной бизнес-моделью, которая позволяет прилично зарабатывать, ничего не производя, а лишь сведением вместе продавцов и покупателей. Искусственный интеллект делает большие шаги вперед – и это тоже многообещающее направление. У всех цифровых отраслей большое будущее – но даже самые смелые футурологи не представляют, каким оно будет.

«Журнал» также рекомендует:

 

Одновременно начали исчезать либо распадаться прежде традиционные отрасли. Из-за этого исчезают рабочие места, и в определенных слоях общества возникает неуверенность в завтрашнем дне. Одна из важных задач, стоящих сегодня перед политикой и обществом – организовать рабочий процесс так, чтобы специалисты, которые сегодня теряют работу, не чувствовали себя выброшенными на обочину общественного развития.

В новых предприятиях, которые работают не по принципу иерархии, а устроены как сетевые структуры, изменится функция руководства и менеджмента. Как говорится: «Если хочешь, чтобы люди сделали лодку, не давай им досок и не учи забивать гвозди. Пробуди у них страсть к мореплаванию, и тогда они сами поймут, как соорудить судно наилучшим образом».

Данный принцип полностью описывает задачи, которые будут в будущем стоять перед менеджерами в эпоху прямой коммуникации, в эпоху непосредственного и быстрого общения и обмена информацией. Менеджер должен поставить перед своей командой цель и увлечь ею, мотивировать самостоятельно искать пути и решения. Работая по разным направлениям, приходя к разным решениям одной проблемы, команда в целом получит возможность выбора наиболее оптимальных вариантов.

Сабина Гиллезен. Фото: SPD Schleswig-Holstein

 

Компании вынуждены быстрее адаптироваться к меняющимся требованиям клиентов, общей ситуации на рынке. Если купленный холодильник еще способен прослужить пару лет, то мобильное приложение, не удовлетворяющее изменившиеся требования пользователя, исчезает с полок виртуальных магазинов мгновенно. Столь же гибко придется реагировать на подобные вызовы не только предприятиям, но и их работникам. Еще недавно нормальной была ситуация, когда человек всю жизнь трудился на одном месте. Сегодня это уже редкость.

Раньше бизнесмены искали удобное место, чтобы открыть компанию, была необходима близость к путям сообщения: железным и автомобильным дорогам, выход к морю. Сегодня бизнес ориентируется на наличие цифровых сетей, которые обеспечивают нам широкополосный доступ в интернет. Этими же критерием начинают руководствоваться и люди, которым это необходимо в частной жизни.

Читайте также:

 

Машины против человека

Как же изменится мир труда, который обеспечивает нас и составляет основу жизнедеятельности любого общества? Данные, приведенные ниже, основаны на исследованиях в Германии, но на самом деле они отражают общемировые тенденции. Вся разница только в том, раньше или позже эти перемены придут в каждую конкретную страну.

Существует расхожее мнение, что приход цифровых технологий уничтожит рабочие места и люди окажутся выброшенными на улицы. На самом деле это не так.

Прогноз Научно-исследовательского института рынка труда и профессиональной сферы Германии говорит: с приходом цифровых технологий во все сферы жизни и экономики общие цифры занятости фактически не изменятся. Произойдет некоторое перераспределение труда: люди окажутся на новых рабочих местах либо эти места возникнут в других отраслях. А значит, нам придется приспосабливаться к меняющимся условиям.

Прирост занятости обеспечат предприятия, которые активно внедряют у себя цифровые технологии. Это касается не только тех сфер, для которых это естественный процесс – например, медиа. Этот тренд захватит также промышленные предприятия.

Сегодня каждый может купить себе «умную» стиральную машину. Но даже обыкновенный светильник, оборудованный сенсором, который управляется с помощью мобильного приложения на смартфоне, тоже является примером цифровых технологий, внедренных в промышленную продукцию. Именно на таких предприятиях спрос на работников будет расти.

Новые технологии принесли Евросоюзу в период с 1999 по 2011 годы 11 миллионов рабочих мест. Это 10% от общей занятости в ЕС. Да, есть контраргументы: это не возникшие новые рабочие места, они появляются за счет переноса из других отраслей. Но Сабина Гиллезен уверена: цифровые технологии приносят пользу рынку труда.

Компетенции, а не образование

Исследования показывают: 80% работников немецких предприятий считают, что за последние пять лет технологии, с которыми они имеют дело на своем рабочем месте, серьезно изменились. И лишь 13% работников боятся, что машины заберут у них рабочее место, начав выполнять их работу. Причем часто можно встретиться с предрассудком, будто цифровые технологии вытеснят тех, кто занят на простых и неквалифицированных работах. Это не так.

Дигитализация снимет с человека ряд обязанностей – в каждой профессии будут отдельные виды деятельности, которые больше не потребуют присутствия человека там, где он может быть заменен цифровыми технологиями. Эта замена коснется всех специальностей – есть профессии, в которых от она коснется 90% работников, чьи задачи могут быть автоматизированы.

Читайте еще по теме:

 

Но даже у юристов и в прочих высококвалифицированных видах профессий от 20 до 30% задач могут быть переданы на откуп машинам. Ведь цифровые технологии – это не только промышленные роботы, это масса других возможностей, которые выводят человечество на новый уровень.

Вот пример сферы, которая может быть полностью автоматизирована. Когда вы делаете покупки в онлайн-магазинах, часто возникают вопросы. По ту сторону экрана на них сегодня отвечает не человек, а чат-бот, т.е. автоматизированный помощник, специально разработанное приложение, способное распознавать запросы пользователя, сравнивать информацию с тем, что есть в базе данных, какие товары имеются на складе, и формулировать ответ.

Что же это означает для профессиональной подготовки? Можем предположить, что из каждых семи профессий, которые будут существовать на рынке труда через десять лет, пять сегодня мы не знаем и не можем даже описать. Значит, учреждения образования не могут обучать людей некому конкретному содержанию, которое через три года устареет. Образование должно прививать не знания, а компетенции, умения и навыки.

Рассмотрим пример Германии. Ее система профессионального образования организованна децентрализовано, но тем не менее регулируется едиными стандартами. То есть, если вы хотите обновить образовательный стандарт для конкретной специальности, на это уходит 10-15 лет работы со всеми согласованиями. Вы можете себе представить, что происходит в цифровую эпоху – требования к специальности за 10-15 лет изменяются настолько кардинально, что вся предыдущая работа оказывается проделанной впустую. Часто специальности, для которой стандарт разрабатывался, уже просто не существует!

Чему же тогда следует обучать? Мы должны научить людей некому набору базовых компетенций с цифровыми технологиями, умению обращаться с цифровыми медиа, социальными сетями. Выпускник школы должен понимать, по каким алгоритмам работает Facebook, как устроены медиа, иметь представление, что такое код и как его пишут, как разрабатываются и как работают мобильные приложения. Это не значит, что каждый из нас должен стать программистом, но каждый должен разбираться в том, что они делают и каким образом.

Отсюда вытекает вызов для учреждений среднего образования – научить школьников жить в цифровом мире. Причем научить не теоретически, абстрактно, а через игру, чтобы это действительно вошло в их плоть и кровь.

В ЕС не так уж много стран имеют разумную концепцию того, что называется «цифровым образованием». Один из немногочисленных положительных примеров – Финляндия. Страна вышла на высокий уровень внедрения цифровых технологий, который отразился на учебном процессе. От некоторых предметов там просто отказались. Они считают неэффективным, когда ребенок учит немножко немецкого, потом немножко математики, биологии т.д. Взамен там используется «проектное обучение», проектный подход, когда в рамках проекта тебе нужно проанализировать ситуацию или проблему, найти пути решения, просчитать их, описать.

Не менее остро стоит вопрос переподготовки и повышения квалификации тех, кому сейчас от 30 до 50 лет – людей, которые не являются digital natives, рожденными в эпоху цифровых технологий.

Политика

Изменения уже коснулись и политической сферы. Во-первых, это транспарентность, прозрачность. Политики не могут больше позволить себе быть скрытными, они более, чем когда-либо оказываются на виду у общества.

Второй феномен  – в политическую сферу приходит массовая коммуникация. Она работает в обе стороны: как в сторону политических игроков, так и в сторону избирателей. И это явления, которые коренным образом меняют всю политическую сферу.

Интенсификация и усложнение политической жизни – еще один феномен последних лет. Она никогда не протекала так стремительно и насыщенно, как сейчас. Это связано с тем, насколько много информации оказалось в нашем распоряжении: отслеживать всё становится невозможным.

И последний аспект – это интернационализация сферы. Вряд ли какая-то страна сможет предложить индивидуальные, национальные решения для проблем в любой сфере – сырьевой, энергетической, экономической. Это будут решения общие, интернациональные, международные – возможно, с национальными особенностями. Стабильное развитие стран будет возможно только при их совместной работа над оптимальными решениями.

Читайте еще по теме:

Теория нашего «большого взрыва». Часть 1. Может ли Беларусь стать ИТ-страной

Теория нашего «большого взрыва». Часть 2. Призрак «внедрения»

Теория нашего «большого взрыва». Часть 3. ИТ-стране нужна ИТ-повестка

Комментировать