Жизнь

Теория нашего «большого взрыва». Часть 2. Призрак «внедрения»

878 Иван Сухий

Фото: TIBO

 

Как Беларуси догнать Twitter? Сможет ли БГУИР выпускать цукербергов? И реально ли «оцифровать» госслужбу? Как сделать из Беларуси ИТ-страну. Разбираемся.

В первой части нашего анализа перспектив отечественной ИТ-индустрии мы проанализировали, сможет ли Беларусь зарабатывать на информационных технологиях 50 миллиардов долларов в год. И пришли к выводу, что эта «утечка», скорее всего, из области фантастики.

Возможно, источники напутали, и цель на 2025 год – не 50, а 5 млрд долларов выручки. Это 10% от нынешнего ВВП, который при сохранении сегодняшних тенденций в экономике за 8 лет может вырасти не сильно (хорошо бы не сократился).

10-процентная доля ИТ в ВВП – отличная цель, на сегодняшнем уровне или даже превосходящая ведущие по этому показателю страны мира: Швецию (7%), США (8%) и Великобританию (10%) (данные МакКинзи за 2016 г.).

Рост выручки в пять раз за восемь лет – это 20-25% ежегодно. При сохранении нынешней выручки на сотрудника (33 тысяч долларов), понадобится 152 тысячи айтишников (3,4% трудоспособного населения). При удвоении выручки на сотрудника отрасли потребуется 75 тысяч работников – вдвое больше, чем сейчас (1,7% трудоспособного населения). В последние годы занятость в ИТ-индустрии росла на 2-3 тысячи человек в год.

Теоретически 5-миллиардной выручки можно достичь даже экстенсивным путем с помощью главным образом сервисной (аутсорсинговой) модели, если преодолеть наметившееся торможение и дефицит кадров за счет, например, широкого привлечения специалистов из СНГ, прежде всего, России.

Той же цели можно достичь, создав и раскрутив пару интернет-компаний уровня Twitter или LinkedIn. Опять же, если они смогут и захотят иметь основной офис в беларусской юрисдикции и репатриировать в страну свою выручку.

Читайте другие части нашего исследования:

Теория нашего «большого взрыва». Часть 1. Может ли Беларусь стать ИТ-страной

Теория нашего «большого взрыва». Часть 3. ИТ-стране нужна ИТ-повестка

Переход к продуктовой модели от сервисной означает, кроме всего прочего, значительно меньшую возможность прогнозировать результаты деятельности компаний и сектора в целом. При всех «подводных камнях» аутсорсингового бизнеса (неоднозначно сформулированных задачах, ненадёжных заказчиках, отказах в оплате из-за разного понимания задачи заказчиком и исполнителем и т.п.) на больших числах заказов бизнес-риски всё же можно просчитать. Поэтому такой бизнес более или менее поддаётся планированию.

А вот создание и вывод на рынок нового оригинального продукта непредсказуемы по результату даже у этаблированных компаний. Не говоря уже о стартапах – их возникновение и судьба часто более схожи по своей непредсказуемости с явлениями в области искусства и требуют столь же тонкого подхода со стороны всех людей и институтов, принимающих участие в их судьбе.

Достаточно вспомнить, что многие ныне миллиардные компании по многу лет работали «в минус», «сжигая деньги» инвесторов и основателей. Другие обильно профинансированные компании так никогда и не «выстрелили». Так что планирование каких-то результатов, вполне осмысленное при состоявшейся сервисной модели, в случае продуктовой модели может привести к большим конфузам.

Призрак «внедрения»

Одной из задач, поставленных перед ИТ-сектором является информатизация беларусской экономики, «перевод ее на ИТ-рельсы». Говорится, что айтишники должны сами найти, что информатизировать и предложить решения.

С этой задачей есть небольшая проблема: государственные предприятия, доля которых в ВВП Беларуси составляет около 70%, в большинстве случаев не имеют средств для оплаты расходов на информатизацию, не готовы к использованию современных ИТ-технологий как с точки зрения стиля управления, так и с точки зрения культуры и психологии.

«Журнал» также рекомендует:

 

Неизбежно связанную с информатизацией болезненную перестройку работы им можно только навязать административно, заставить «внедрять» новые технологии и процедуры, как в свое время практиковалось в СССР и других соцстранах. Не случайно термин «внедрение» трудно адекватно перевести на английский и большинство других западных языков.

Если часть ИТ-компаний будет вынуждена пойти этим путем, неизбежны потери времени и общего уровня компаний и как результат – отставание подрядчика от лучших мировых практик при очень сомнительном экономическом эффекте для заказчика.

Потенциальные заказчики должны быть кровно заинтересованы в информатизации и готовы к ней. Таковые наверняка есть среди успешных частных предприятий и многие наверняка уже заказывают работы ИТ-компаниям. Способных, заинтересованных, но не готовых должны доводить до нужной кондиции консалтинговые компании, однако их услуги часто дороже работы собственно айтишников. Международным консультантам обычно и достается львиная доля финансовой помощи по программам сотрудничества с международными финансовыми организациями. Сколько в экономике осталось готовых и неохваченных? Возможно, совсем немного.

Отдельный вопрос – информатизация муниципального и государственного управления. Это – огромное поле деятельности, которое может значительно увеличить внутренний рынок ИТ-услуг в Беларуси. Главные проблемы здесь – деньги и квалификация гос- и муниципальных служащих. Будет политическая воля и бюджетные средства – за несколько лет можно и поднять уровень специалистов (где надо – пригласить со стороны и из-за границы), и наладить конкурсный отбор ИТ-подрядчиков.

При условии честных конкурсов (тендеров) и ориентации на лучшие мировые практики (например, эстонские) развитие этого рынка может пойти на пользу и государству, и ИТ-сектору. В случае непрозрачных конкурсов и распределения бюджетных заказов «среди своих» неизбежны перерасход средств и отставание от ведущих технологий, что в перспективе нанесет ущерб как государству, так и ИТ-индустрии.

Искусственное раздувание внутреннего рынка за счет бюджетных средств в условиях отсутствия конкуренции (в т.ч. конкуренции с ведущими иностранными провайдерами) – медвежья услуга всем, если рассматривать даже среднесрочную перспективу.

Образование и пропаганда

Ежегодно беларусские ВУЗы выпускают (по разным источникам) от 4 до 5 тысяч специалистов в области ИТ. Этого количества, с учетом фриланса, отсева и эмиграции (а также временного отъезда за рубеж) едва хватает, чтобы обеспечить наблюдаемый в последнее десятилетие ежегодный рост занятости в «белом» ИТ-секторе страны на 2-3 тысячи человек.

При этом инсайдеры постоянно жалуются на падение качества подготовки выпускников, которым в большинстве случаев можно поручать какую-либо ответственную работу лишь после длительного «доучивания» коллегами и работодателем уже на рабочем месте.

Успехи ИТ-отрасли в Беларуси до сих пор если не прямо, то косвенно основываются на заложенном еще в советское время фундаменте образовательных учреждений, научных школ и преподавательских кадров. Темпы и глубина модернизации этого фундамента профессионалами отрасли признаются недостаточными.

ИТ развивается так быстро, что многие вузы элементарно не успевают подстраивать свои программы. А смехотворно низкий уровень зарплат преподавателей вытесняет почти всех компетентных и востребованных специалистов в частный сектор.

Для обеспечения не то что «взрыва», но даже просто продолжения устойчивого роста ИТ-сектора требуются значительные усилия и инвестиции как частных игроков рынка, так и государства. Готовить надо не только программистов, но и инженеров-инноваторов, изобретателей, предпринимателей–основателей стартапов.

В рамках существующей системы образования это нереально. Поэтому ведущие ИТ-работодатели страны пытаются создать альтернативные и дополнительные формы обучения и переподготовки.

Важной инициативой обещает стать созданная в марте 2017-го Ассоциация по содействию развитию образовательных инициатив в области точных наук и высоких технологий «Образование для будущего», созданная компаниями «Тут Бай Медиа» и «Айдиономикс Диджитал», в правление которой вошли известные беларусские ИТ-предприниматели Александр Чекан, Дмитрий Гурский, Леонид Лознер, Сергей Бруй. Ассоциация – преемник прошлогодней инициативы Юрия Гурского «Айтишники — детям», возглавляет ее экс-CEO Orangesoft Елена Мельченко, уже реализовавшая несколько программ для школьников с участием профессионалов ИТ.

Три главных вектора деятельности организации – развитие STEM-образования, профориентация школьников и популяризация науки, ИТ, изобретательства и предпринимательства. Частные компании сделали таким образом заявку на дополнение официального образования и их ставка – на школьников. Студентов уже давно и активно привлекают к работе со 2–3 курса отдельные ИТ-компании. Они открыли в ведущих ВУЗах свои кафедры, ведут специальные курсы, специализированные под собственные задачи этих компаний.

В результате – средние и малые компании фактически оказались лишенными возможности найма лучших выпускников этих вузов. Конкурировать с крупными можно только, предлагая заметно более высокую зарплату. Но у крупных есть достаточно ресурсов, например у EPAM, для обеспечения своих сотрудников льготным жильём или льготными корпоративными  кредитами  на его покупку. Так что силы не равны, и наиболее инновационные малые и средние компании испытывают острый кадровый дефицит.

Глубоко реформировать высшую школу в Беларуси под силу только государству (пусть и с привлечением частных ИТ-компаний). Интересно, что сможет предложить нынешнее беларусское государство в условиях объявленного приоритета ИТ?

Так получится из Беларуси ИТ-страна или нет? И что еще нужно, чтобы это случилось? Читайте в третьей части нашего исследования. Продолжение следует!

Читайте также:

 

Комментировать