Жизнь

«Причастных попросили помолчать». Блеск и нищета беларусских public relations

624 Владимир Мацкевич

Видя то, как бенефициары Декрета №8 реагируют на публичное обсуждение этого самого декрета, я ещё больше убеждаюсь в том, что основные проблемы страны связаны не с техническим отставанием, а с некомпетентностью в гуманитарных технологиях. Ведь public relations – это только одна из простейших гуманитарных технологий.

Критика декрета встречается в штыки – как будто бы декрет построен на единственно верном и потому всесильном учении и принят на съезде КПСС. И даже доброжелательный анализ, исходящий не от резидентов ПВТ, вызывает недовольство.

Подписание Декрета №8 стало важнейшим информационным поводом конца прошлого года. Об этом событии сообщили все новостные медиа в стране и профильные информационные ресурсы во многих странах мира. Об этом знают все, кто хоть как-то следит за новостями. А раз уж такое событие произошло и получило широкий отклик, то актуализуется всё разнообразие мнений и подходов не только в сообществе специалистов и профессионалов, но и среди всех стейкхолдеров декрета, а также в гражданском обществе и в обывательской среде.

Впрочем, складывается впечатление что бенефициары декрета даже не подозревают о существовании других стейкхолдеров. Основатель крупнейшего беларусского портала Юрий Зиссер в ответ на замечание о том, что в период подготовки декрета его авторы мало писали и говорили заметил следующее: «Причастных людей попросили помолчать до принятия Декрета, чтобы не навредить его кулуарному принятию: мол, президент не любит публичных обсуждений и может взбрыкнуть».

С президентом всё понятно, он не любит публичных обсуждений. Но если и «причастные» не любят, это о многом говорит. А по реакции на обсуждение можно с уверенностью сказать, что они не любят. Правда, догадки, о чем это говорит, – это всего лишь догадки и домыслы.

Но ведь для того и существует PR, чтобы развеивать догадки и домыслы. Не будем ходить далеко, возьмем несколько объяснений того, что такое public relations (связи с общественностью) из Википедии:

– «технологии создания и внедрения при общественно-экономических и политических системах конкуренции образа объекта (идеи, товара, услуги, персоналии, организации — фирмы, бренда) в ценностный ряд социальной группы, с целью закрепления этого образа как идеального и необходимого в жизни. В широком смысле — управление общественным мнением, выстраивание взаимоотношений общества и государственных органов или коммерческих структур, в том числе для объективного осмысления социальных, политических или экономических процессов»;

– «это искусство и наука достижения гармонии с внешним окружением посредством взаимопонимания, основанного на правде и полной информированности»;

– «коммуникативная функция управления, посредством которой организации адаптируются к окружающей их среде, меняют (или же сохраняют) её во имя достижения своих организационных целей».

Итак, если коротко: public relations (связи с общественностью) создают благоприятный образ в общественном мнении для достижения организационных целей, которые могут пониматься как достижение гармонии с внешним окружением через взаимопонимание, основанное на правде и полной информированности.

То есть, без «полного информирования и правды» трудно достичь «взаимопонимания», не говоря уж о «гармонии с внешним миром». В конечном итоге, это не позволяет достичь «организационных целей».

Те из «причастных», кто участвуют в обсуждении декрета, пытаются сделать вид, что он затрагивает интересы только IT-отрасли, резидентов ПВТ, и говорить о нём могут только «специалисты».

Но тогда напрашиваются некоторые вопросы:

– Что это за специалисты? В чём? Вряд ли это айтишники. Они специалисты, но вовсе не по декретам и праву. Может быть юристы? Возможно, но даже узкая специализация хорошего юриста состоит в том, что он может анализировать правовые нормы не только с позиции узкопрофильных интересов. Может быть бизнесмены? Конечно, но большинство бизнесменов не имеют отношения к IT-отрасли. И все эти специалисты могут обсуждать декрет. А еще – специалисты по социальным отношениям, экономисты, философы, политологи.

– Неужели Декрет №8 касается только IT-отрасли, резидентов ПВТ и не затрагивает никаких других интересов, кроме «специалистов»? Впрочем, гипотезу о том, что бенефициары не подозревают о существовании других заинтересованных сторон, я уже выдвигал выше.

– Неужели с подписанием декрета интересы бенефициаров уже полностью удовлетворены и все цели достигнуты? Если это так, то приходится признать, что так называемые «специалисты» видят Декрет очень узко и примитивно. Впрочем, так и должны видеть специалисты – и чем выше специализация, тем она уже.

Декрет же имеет большое общественное значение, и при его обсуждении невозможно никому запретить высказываться.

Понятно, что раздражает тех, кто очень детально проработал декрет, – это поверхностность мнений и некомпетентность многих высказывающихся.

Меня и самого очень раздражает некомпетентность, поверхностность и глупость, которыми характеризуются большинство общественных обсуждений. Я знаю, что чем шире обсуждение, тем больше в нём глупостей и некомпетентности. Но потому и нужен PR.

И тем более нужен, чем выше цена вопроса. А цена декрета очень высока, и она не измеряется лишь в запланированных миллиардах, которые должен заработать ПВТ. Это ещё и социальная цена, цена темпов экономического развития (или стагнации) страны, цена международного имиджа Беларуси.

Мелкий и средний бизнес, партии и НПО в нашей стране часто попадают в трудное положение с общественным мнением, их троллят, превратно истолковывают их позицию и действия, и им трудно с этим бороться, у них элементарно не хватает ресурсов на полноценный PR. Но с декретом и ПВТ – это явно не тот случай, тут стоило бы потратиться на public relations. Не просто стоило бы, но даже необходимо! От этого зависит успех или провал всего начинания.

А что мы имеем?

Подписание и публикация Декрета №8 вызвали волну публикаций в медиа. Это существенно повлияло на имидж Беларуси в мире, и имидж ПВТ в стране. Но как повлияло?

Для начала вспомним, что Имидж (I) складывается из Известности (P) и Репутации (R): I = f(P,R). Можно получить широкую известность, которая при плохой репутации даст отрицательный имидж. Правда, даже от очень хорошей репутации при полной неизвестности никакого толка не будет.

О том, что в Беларуси принят некий декрет, дающий некие преференции одной из отраслей экономики узнали многие, и известность повысилась – но как это отразилось на репутации страны?

Ведь сразу после публикации декрета разразился «прокопенягейт». К какому выводу подталкивает стирание из СМИ информации, касающейся одного из основных ньюсмейкеров страны?

Как сказывается на репутации страны статус криптоффшора? Ведь из новостей легко может сложиться такое впечатление. А кто потрудился исправить это впечатление? Более того, давно понятно, что блокчейн сам по себе и криптовалюты в особенности должны привлекать внимание мафии, диктаторов, бизнеса и стран с сомнительной репутацией.

Меня очень удивила реакция Юрия Зиссера на статью Ивана Сухий. Юрий не увидел в ней ничего нового. Интересно, что нового могут увидеть в статье, анализирующей декрет, люди, участвовавшие в его подготовке и лоббировании? Иван не нанимался в пиарщики декрета и ПВТ.

Да и писал он не о них как таковых – он просто продолжил развивать тему, которую начал разрабатывать задолго до подготовки и подписания декрета. Да, первые его статьи на эту тему вышли в то время, когда будущий Декрет уже начинали обсуждать. Но именно начало обсуждения стимулировало публикацию этих статей:

Часть 1. Может ли Беларусь стать ИТ-страной

Часть 2. Призрак «внедрения»

Часть 3. ИТ-стране нужна ИТ-повестка

В переписке со мной Иван излагал свои соображения ещё до судьбоносной встречи президента с Виктором Прокопеней; он докладывал свои идеи на конференциях Летучего университета ещё раньше.

Впрочем, важно не то, когда Иван Сухий это написал ­– а то, что его последняя статья имиджевая, он выражает позицию части стейкхолдеров развития IT-отрасли. В статье есть некоторые сомнения в перспективах развития и предполагаемых успехах. Но если в ней и содержится критика Декрета и ПВТ, то очень мягкая и доброжелательная. И это очень важно для public relations Декрета и создания позитивного имиджа IT-отрасли и IT-страны.

Понятно, когда о декрете хорошо пишут те, кто его разрабатывал, продвигал и, тем более, получает от него непосредственную выгоду. Но это мало влияет на имидж. Для имиджа Декрета и ПВТ куда важнее мнение стейкхолдеров, которым не светит непосредственная выгода от реализации Декрета и прибылей ПВТ, но которые могут озвучить и публично отстаивать косвенный интерес, и подчёркивать позитивные стороны Декрета для других отраслей и социальных групп, а также для всей страны.

Но чтобы понимать это и грамотно строить public relations нужно:

а) немножко думать о стране, а не только о своих узких интересах (хотя невредно и по большому счёту: «Раньше думай о Родине, а потом о себе»);

б) немножко понимать суть гуманитарных технологий и технологии public relations в частности, попросту быть чуть-чуть гуманитарно грамотным.

А пока получается, что о Родине думает только президент, айтишники думают о цифрах и кодах, а предприниматели IT-отрасли думают только о прибыли.

Нет, конечно, все обо всём думают – но так, как умеют. Точнее, не умеют. И это при том, что public relations – модная гуманитарная технология, о ней каждый айтишник слышал, каким бы узким специалистом он ни был.

То, что в этой же сфере думают про другие гуманитарные технологии, и вовсе ниже всякой критики. Тут уж во мне вскипает возмущение специалиста!

Специалист подобен флюсу, полнота его односторонняя. И доблестью специалиста является осознание границ своей компетентности и уважение к специалистам других областей.

Впрочем, взаимное уважение специалистов – вещь необходимая, но заведомо недостаточная. Нет такой узкой специальности, представители которой все как один придерживались бы одного мнения. Споры о том, кто специалист, а кто нет, кипят в любой специальности. Ну, а если в дело вовлечены разные специалисты?

Во-первых, специалистам из разных областей весьма проблематично оценить квалификацию и компетентность друг друга. Поэтому обмануть узкого специалиста может любой самозванец, отчего у нас в стране часто за специалистов принимают совсем не специалистов.

Во-вторых, даже хорошим специалистам трудно договариваться друг с другом. И чем уже и глубже человек погружён в свою специальность, тем труднее. Для того, чтобы организовать коллективную работу разных специалистов, нужны специальные же компетенции, и нужен метод коллективной работы. И чем более сложной и комплексной является задача, тем более сложный метод нужен.

В-третьих… Ай, просто шире смотреть надо! И от узкоспециального снобизма избавляться.

Читайте еще по теме:

IT-гетто, криптоофшор или новая Беларусь? Что принесет нам Декрет №8

Декрет о левостороннем движении. Как Беларусь разворачивается в сторону цивилизованного мира

«Рунет – это место сборки проекта “русского мира” в виртуальном пространстве»

Словарный запас. Что такое блокчейн

Комментировать