Арт

Катастрофа в людских историях. Терапия голубой панамки

303 Ольга Бубич

Вместе с голубой кепкой в звенящей эмоциями и напряжением тишине передавали микрофон, и совершенно незнакомые зрители спектакля «Чернобыль» вдруг делились личными историями. Кто-то вспоминал отца, умершего от рака после трех лет работы в Брагине. Кто-то – лужи с разводами от радиоактивного дождя. Кто-то – ожоги, вдруг появившиеся на открытых участках кожи в пасмурный день. В маленьком зале «Корпуса 8» вдруг стало тесно, и мы все вдруг замолчали о чем-то одном. Ведь в истории самой крупной ядерной катастрофы в истории даже 30 лет спустя остается больше вопросов, чем ответов – даже на простые «почему?» и «как же дальше?»

Цифрам верить нельзя. Но остаются голоса свидетелей – очевидцев трагедии, чьи истории рассказывали со сцены актеры брестского театра «Крылы халопа». Но нужда заполнить белые пятна, как оказалось, есть и у тех, кто смотрел на спектакль из зрительного зала.

Актеры Светлана Гайдалёнок, Сергей и Оксана Гайко называют документальный спектакль «Чернобыль» первым томом будущего большого проекта, который авторы представляют как свободный от идеологии «личный учебник истории Беларуси».

Конструкция «Чернобыля» – модель из четырех частей. И собрана она была еще в 2013 году по результатам двух экспедиций в беларусскую часть зоны отселения и Полесский радиационно-экологический заповедник.

Интервью, звучащие в первой части выступления, были взяты у переселенцев из зоны, которые сейчас живут в Бресте. Высказывания на тему строительства атомной станции в Островце – из открытых интернет-форумов. Озвученные актерами сочинения детей, чье детство было омрачено аварией в Чернобыле, – из документальной книги «След черного ветра».

В одной из финальных частей спектакля рассказать свою историю о Чернобыле актеры предлагают и зрителям. Сначала за приглашением актрисы следует неловкое, но вполне типичное «беларусское» молчание – но затем тишина вдруг начинает заполняться новыми устными документами.

Многоголосие складывается в нестройный рваный хор, а его основной мотив – недоумение. Оно смешивается с обидой за то, что даже по прошествии стольких лет вопросы на чернобыльскую тему все еще остаются открытыми.

Почему о катастрофе не говорили открыто? Что можно было сделать тогда и что делается сейчас, чтобы уменьшить число жертв радиации? Какие именно из болезней, чьи показатели постоянно растут в стране, действительно вызваны радиоактивным облучением? И как этот риск снизить?

И бабушка-переселенка с полесским акцентом, и напуганные дети, чьи родители в апреле 1986-го сжигали им гортани и желудки «профилактическими» ударными дозами йода, как сторонники, так и противники строительства новой АЭС сталкиваются с одним и тем же – с недостатком информации.

Как показала реакция зрительного зала в интерактивной части представления, говорить о Чернобыле нам на самом деле нужно. Нам нужно и важно понимать, что вопросы есть и будут не только у каждого из нас в отдельности. Что таких, как мы – недоумевающих, забытых, обиженных отсутствием помощи и недостаточной поддержкой, – в реальности очень много.

Фрагмент спектакля «Чернобыль», пространство «Корпус 8», Минск, 25 апреля 2016 года

 

Судьбы людей, пострадавших от аварии, в последнее время оказываются в центре внимания. Именно им посвящена одна из книг Нобелевской лауреатки Светланы Алексиевич – и благодаря международному признанию об этом вновь заговорили и в нашей стране. В феврале в рамках Минской международной книжной выставки была представлена книга беларусского публициста Александра Томковича «Философия добра. От катастрофы до сада надежды» с сотнями фотографий и заметок автора, который проехал более четырех тысяч километров и побеседовал с десятками людей в Германии, Швейцарии и Беларуси. Еще одной масштабной работой стало появление новой фотокниги «Тень звезды полынь» украинского фотографа Артура Бондаря, гостя прошлогоднего «Месяца фотографии в Минске».

Все эти работы в чем-то похожи самим подходом и задачей: помочь людям, затронутым катастрофой, быть услышанными. Множество живых недосказанных историй заставили и актеров независимого театра из Бреста делать спектакль именно в документальном жанре.

Он поставлен в технике «verbatim» с использованием технологий мультимедийного и интерактивного театра. Зловещая летопись «Чернобыля» собирается из вереницы реальных монологов представителей двух поколений в исполнении трех молодых актеров. Перед тем, как передать право голоса зрителям, каждый из брестской тройки, примеряя на себя символическую голубую кепку, дополняет устный архив и собственными, уже от первого лица, впечатлениями от трагедии.

Кепка в рассказах играет не только роль раковины-микрофона из «Повелителя мух». Она становится универсальным символом наивности и ограниченности представлений беларусов о катастрофе.

Ведь да, действительно так и было: скольких из нас, детей и подростков середины 1980-х, родители в тот душный апрельский день взрыва реактора просили одеть на голову панамку? Именно этот тряпичный головной убор, по мнению что-то где-то слышавших взрослых, мог оградить нас от контакта с облучением. Именно он, немного нелепый в руках участников этой импровизированной группы театральной терапии, символически описывает и наши сегодняшние представления о том, что такое радиация.

Прошло 30 лет, говорите? А что мы сегодня знаем действительно нового о методах защиты от облучения и последствиях радиации?

После спектакля трио призналось, что толчком для проекта стало строительство атомной электростанции в Островце и то, как оно сегодня ведется. В репликах из интернет-форумов на эту тему, озвученных актерами в спектакле, были как мнения «за», так и «против». Но одно из метасообщений гласило ясно: мы не знаем. Мы не знаем, кому верить. Мы боимся, что нам снова, вручив синюю панамку, чего-то не договорят.

– А вы боитесь? – вдруг звучит вопрос от кого-то из зрителей.

– Чего именно? – раздается ответная реплика с другого конца зала, прежде чем актеры успевают отреагировать. – Цензуры или радиации?

– Да, я лично боюсь, – признается одна из актрис, оставляя ответ без уточнения.

И ничего не изменится. Прекрасные крылатые актеры из Бреста, взявшие на себя смелость поделиться историями людей, переживших катастрофу, не остановят ни строительство новой АЭС, ни рост числа жертв последствий Чернобыля.

Но о том, что больно, нужно говорить. Даже если боишься.

А вдруг на этот раз синяя панамка на самом деле защитит?

Комментировать