Политика

Европа после Charlie Hebdo: антитерроризму – да, антиисламизму – нет

169 Алесь Чернякович

Вопреки ожиданиям, расстрел редакции Charlie Hebdo не приведет ни к усилению ультраправых партий в Европе, ни к росту антиисламских настроений.

Сразу после атаки на офис газеты многие комментаторы поспешили возвестить о появлении у правых нового сильного аргумента в их борьбе с иммиграцией. Особенно это могло стать весомым вопросом политической повестки во Франции, где в последние годы набирает силу Национальный фронт Марин Ле Пэн. Однако этот аргумент не нов и не так силен, как может изначально показаться.

Электоральные тонкости

Ограничение иммиграции и позитивная дискриминация в пользу титульной нации – естественная часть политической программы националистических партий. В этом смысле ни Национальный Фронт, ни другие ультраправые силы в Европе не предложат избирателю ничего нового. Конечно, националисты получили хорошую политическую карту, и попытаются разыграть её с максимальной пользой. Но даже максимальная для них польза будет ситуативной и не приведет к значительному росту поддержки избирателей.

Аргумент в пользу этого – короткая электоральная память. До выборов во Франции еще больше двух лет. Такая же ситуация и во многих других странах Европы, где правые и ультраправые в последние годы были на подъеме – Нидерланды, Австрия, Швеция, Италия. Ближе всего к выборам сейчас Великобритания. Там Консервативная партия могла бы воспользоваться анти-иммиграционной повесткой, но больше фокусируется на анти-европейских настроениях. А вот ультраправая UKIP не имеет шансов ни на победу, ни на вхождение в коалицию. В других странах праворадикальные партии, которые могли бы капитализироваться на антиисламской риторике едва ли смогут попасть в парламент, не говоря уже о приходе ко власти.

Рост популярности ультраправых в последние годы связан с ростом евроскептицизма. Более критичными к ЕС европейцев сделал финансовый кризис. Неуклюжий, забюрократизированный Брюссель оказался не в состоянии эффективно справляться с экономическими вызовами и при этом ограничивал возможности маневра для стран-членов. Естественной реакцией на это стал рост поддержки национализма и независимости в денежно-кредитной политике. А вот иммигранты и даже террористические атаки исламистских организаций в Европе были и до кризиса. Тогда они не привели к усилению праворадикалов. Нет оснований ожидать этого и теперь.

Уроки истории

В Европе по-прежнему доминируют партии, приближенные к центру политического спектра – право-центристы и социал-демократы. Сместить политические предпочтения европейцев к любому из полюсов могут два фактора. Во-первых, устойчивая долгосрочная тенденция, подкрепляемая не только идеологией, но и изменениями в повседневной жизни. Во-вторых, сильный внешний шок, которым тяжело назвать атаку Аль-Каиды в Париже. К тому же, она была не первой.

Предугадать влияние теракта на политический ландшафт можно благодаря исторической параллели. После терактов в Мадриде в марте 2004-го консервативное правительство Аснара сменили не ультраправые, а наоборот – социалисты. Великобританию Аль-Каида атаковала в июле 2005-го. До этого, в мае, выборы вновь выиграла лево-центристская партия лейбористов и успешно оставалась во власти до конца каденции.

По масштабу и количеству пострадавших те теракты были крупнее парижской трагедии, но даже они не привели к росту поддержки ультраправых идей или антиисламской риторики. Живя бок о бок со множеством людей абсолютно разного происхождения европейцы научились отличать терроризм от религиозного и этнического многообразия.

Война с террором

Теракт в Париже с новой остротой вернул на повестку дня вопрос борьбы с международным терроризмом. Наиболее очевидным политическим ответом на него будет, однако, не усиление правых и крайне правых настроений и политических сил. Усиливаться будут антитеррористические меры и международное сотрудничество в борьбе с экстремизмом. Это будет происходить не только на европейском, но и на мировом уровне. Расстрел Charlie Hebdo, недавние атаки в Австралии и Канаде повышают градус опасности исходящей от разного толка экстремистов и актуальность пересмотра систем безопасности.

Уже в феврале в Белом Доме должна состояться встреча мировых лидеров по вопросам противодействия экстремизму. Можно ожидать, что несколько сместится фокус международной повестки по вопросам безопасности. На первый план снова выйдет угроза международного терроризма и в особенности радикального исламизма. Больше внимания получит активизировавшаяся Аль-Каида и, безусловно, Исламское Государство. Возможно формирование коалиции для борьбы с ними и более активных действий в Сирии и Ираке. При этом российско-украинский конфликт может отойти на второй план.

Таким образом, следует ожидать смещения акцентов в мировой политике безопасности, усиления контр-террористических мер и международного сотрудничества в борьбе с экстремизмом, к которому некоторые страны настоятельно предложат привлечь Россию.

Единые и бесстрашные

Цель террора – расколоть и запугать общество. В ответ на это французы и поддержавшие их нации всего мира вышли в воскресенье на марш единства под лозунгами «Мы не боимся». Любой другой ответ сыграл бы на руку террористам, равно как и усиление ультраправых.

Оно разделило бы общество на своих и чужих, праведных и отверженных. В поляризованном обществе всё чаще возникали бы конфликты на религиозной и этнической почве. Дискриминация исламского населения могла бы привести к его социальной отчужденности и радикализации. Это, в свою очередь, увеличило бы потенциальную рекрутинговую базу для террористов и сделало бы угрозу серьёзнее, вместо того, чтобы её устранить. Такая угроза особенно опасна в контексте изменения методов Аль-Каиды. В 2011-м году радикальные исламисты призвали своих сторонников к индивидуальному джихаду. Это означает теракты, которые проще организовать и сложнее предотвратить.

Ошиблась ли Европа в мультикультурализме? Возможно. Но дать откат этой политике сейчас значило бы усугубить ситуацию и повысить риск. Европейцы прекрасно это понимают: мусульмане уже слишком глубоко интегрированы в их общество, и далеко не все они намерены брать оружие в руки и расстреливать журналистов.

Важно обратить внимание и на общественное мнение. Оно является лучшим индикатором будущих электоральных рейтингов, чем партийная идеология. Общественное мнение показало: перед лицом угрозы европейцы всех конфессий и национальностей объединяются. Они объединяются друг с другом и вокруг своих ценностей. Европейские ценности – это свобода, плюрализм, терпимость и политический диалог. Ультраправым будет крайне тяжело внести раскол в это единство.

«Мы все Шарли» – сказали европейцы. И будьте уверены, это они серьезно.

 

Фото: AFP Photo/Patrick Kovarick и DPA

Комментировать