Деньги

Кремниевое болото. Станет ли Беларусь лидером в разработке искусственного интеллекта?

787 Виола Ермакова

Вопрос о лидерстве вовсе не взят с потолка. Беларусским разработчикам действительно есть чем похвастаться. В прошлом году Facebook купила приложение MSQRD, позволяющее в реальном времени накладывать фильтры-маски на фото и видео. Другие местные стартапы пока не добились столь громкого успеха, но повод надеяться есть: осенью начал работу венчурный фонд Haxus, ориентированный на поддержку разработок в области искусственного интеллекта, дополненной и виртуальной реальности. Но стоит ли ждать беларусского IT чуда?

Преждевременно говорить об успехах

Продукты вроде беларусского MSQRD или российской Prisma действительно на слуху. Но нельзя сказать, что на постсоветском пространстве зарождается альтернатива Силиконовой долине. Дмитрий Гурский из Haxus называет происходящее здесь «очаговыми всплесками»:

«В Силиконовой долине, насколько я помню, за прошлый год количество exit’ов только в области искусственного интеллекта выросло почти до 300. До этого было около 100. А в 2010 году примерно 10-20. На фоне того, что происходит там, у нас какие-то очаговые всплески. Недостаточно данных, чтобы говорить о системе и зависимости. Такие флуктуации могут быть где угодно».

Активность фонда Haxus направлена как раз на то, чтобы превратить случайность в систему. Успешные примеры, как в случае с MSQRD, в этом помогают.

Дмитрий Гурский вспомнил, как израильских разработчиков вдохновила продажа интернет-пейджера ICQ. В 1998 году американская компания AOL купила его за 287 миллионов долларов, что спровоцировало бум в IT-сфере Израиля. Это могло бы произойти и в Беларуси, но с одной существенной оговоркой:

«В Израиле есть вещи, которых у нас уже нет. В начале 1990-х туда эмигрировала половина советской научно-технической элиты. Это был мощнейший толчок для развития. А у нас люди не только не появляются, но даже оттекают», – говорит Гурский.

Человеческих ресурсов не хватает

Дмитрий Гурский называет ориентировочные цифры: несколько десятков тысяч человек работают в IT-сфере Беларуси, из них несколько процентов способны создавать оригинальные технологии и разрабатывать новые продукты. В сумме креативный потенциал составляет несколько сот человек. Это очень мало для роста отрасли.

Но проблема не только в том, что поиски просто крепкого специалиста занимают месяцы. Те немногие, кто ими являются, не спешат открывать свой бизнес. Гурский объясняет это так:

«В чем проблема беларусского IT? Почему не возникают новые компании? Да потому что наши айтишники находятся в предельной зоне комфорта, это беларусское дворянство. В абсолютной зоне комфорта, как обожравшиеся коты, вокруг которых бегают голодные мыши. Нет вызова на предпринимательство».

«Журнал» также рекомендует:

 

Директор компании AIMatter Юрий Мельничек уверен: «Это очень сильное сужение, полагать, что мы нанимаем людей только из Беларуси. Есть возможность нанимать людей из Украины, России. Зарплаты в Минске по интересным областям приближаются к московским. Очень многие заинтересованы переехать в Беларусь. Беларусь воспринимается как почти Европа, но все еще с нашей культурой и все еще с русским языком».

Причем переезд из постсоветских стран не сопряжен с большими бюрократическими проблемами. Основные трудности связаны только с поисками готового переехать специалиста нужного уровня. Но пока IT-гастарбайтеры не наводнили Беларусь, цифры, названные Гурским, остаются актуальными.

Еще один выход подсказывает Денис Пирштук, который помимо работы в InData Labs преподает в университете. Самое очевидное решение кадрового кризиса – образование. Но с ним тоже не все просто.

Качество образования под вопросом

«У нас университеты пытаются превратить в ПТУ. Просто: давайте научим мобильной разработке, и пусть человек копипастит код», – говорит Денис Пирштук. Но нужно, чтобы университет заложил основу для самостоятельного выбора выпускником своего направления, будь то машинное обучение, искусственный интеллект или мобильная разработка.

Пирштук настаивает, что для IT компаний важно инвестировать в образование. И не обязательно деньги. Куда более значимая инвестиция - время, которое состоявшиеся профессионалы могут уделить студентам, став преподавателями. Таких немало.

«На предыдущем месте работы у нас вообще был педсовет на кофепойнте», – вспоминает Пирштук.

Еще по теме:

 

Тем более что денег IT компании пока дать не могут. «Когда дойдет до того, что беларусский бизнес будет открывать университеты? Для этого он должен сначала достаточно разбогатеть», – объясняет Гурский.

«Когда компания – стартап, запас прочности – меньше чем на год, очень сложно думать о долгосрочных вещах. Когда мы сможем планировать хотя бы на год и пару месяцев, тогда и начнем этим заниматься», – говорит Мельничек о возможности AIMatter инвестировать в образование.

Это все же не значит, что амбициозному студенту некуда податься. Крупные аутсорсеры, тот же EPAM, много вкладываются в обучение сотрудников и во многом сами выращивают свои кадры. Из Школы анализа данных Яндекса в Минске, по оценке Юрия Мельничка, выходят отличные специалисты по машинному обучению. И уж конечно никто не отменял Coursera и другие подобные ресурсы.

Все эти альтернативные решения объединяет то, что они полностью зависят от мотивации, таланта и трудолюбия конкретных людей. К сожалению, мотивированных людей не бывает в избытке. Словом, системной подготовки качественных кадров в стране нет. А самые перспективные нередко выбирают эмиграцию.

У местного контекста есть нюансы

По сравнению с Украиной и Россией риски для бизнеса в Беларуси кажутся меньшими. Но относительное преимущество есть только по отношению к этим соседям. Целый ряд других стран легко выигрывает конкуренцию и за счет более благоприятного для инвесторов климата, и за счет таких «мелочей» как правовое регулирование интеллектуальной собственности.

«Выпускник вуза с хорошей идеей сталкивается с кучей препонов в создании бизнеса. Такая у нас система права: даже имея код, нужно очень неплохо потратиться на юридическую поддержку. А где-нибудь в Сингапуре или Гонконге ты просто пошел и подал документы. Все за один день», – говорит Пирштук.

На вопрос, что же должно делать государство для развития IT компаний, Юрий Мельничек заверил: главное, чтобы государство ничего не делало. Любая лишняя регуляция способна задушить все ростки. Лучшее, что может сделать государство – отменить уже существующие ограничения. В этой связи введение безвизового режима на срок до пяти дней является прекрасной инициативой. Но можно сделать больше.

«Хорошо бы убрать уголовные статьи за экономические преступления или хотя бы как первый шаг – прекратить практику помещения в СИЗО предпринимателей, пока их вина не доказана. Все слышали о недавних громких случаях. Понятно, что они отрицательно влияют на наш имидж», – считает Мельничек.

«Если не встроиться в мировой поток, ты будешь просто озером, расположенным недалеко от бурно текущей реки. Будешь стоять на месте...», – отметил Денис Пирштук на панельной дискуссии «Как Беларуси стать мировым центром разработки искусственного интеллекта».

Реплика из зала породила образ, резюмирующий дискуссию: «Это болото!»

Действительно, пока вместо Силиконовой долины у нас есть только «Силиконовое болото». Ценнейшая экосистема, обладающая огромным биоразнообразием. Вот только прогресс в нем слегка завязает. Не та скорость, что в долине. Так что в краткосрочной перспективе за лидерами нам не угнаться.

Читайте еще по теме:

 

Материал подготовлен по итогам панельной дискуссии «Как Беларуси стать мировым центром разработки искусственного интеллекта», организованной 19 января 2017 года в Минске онлайн-журналом «Ідэя»

Комментировать