Политика

Британия и Евросоюз. Выход в никуда

453 Ляксей Лявончык

23 июня британцы должны сделать выбор, останется ли их страна членом Евросоюза или же уйдёт в свободное плавание. «Журнал» проанализировал, откуда взялось такое желание, и выгодно ли Лондону расставание с Брюсселем.

Если большинство проголосует за выход, страну ждет два года переходного периода, в течение которых она должна будет найти формулу взаимодействия с бывшими партнерами по крупнейшему в мире проекту политической интеграции. Эти два года страна будет формально оставаться членом ЕС, но два года непоняток, что будет дальше, вряд ли позволят островной экономике развиваться так же, как она развивается теперь.

Этот референдум для Британии – не первый. В 1975 году британцы большинством в 67 процентов высказались за то, чтобы их страна осталась членом Европейского Экономического Сообщества, предшественника ЕС.

В 2010 году правительство Кэмерона-Клегга объявило, что одной из целей будущего кабинета будет сокращение чистой миграции (перевеса приехавших над выехавшими более чем на год) до десятков тысяч – по сравнению со 120 тысячами на момент объявления. Миссия была провалена: в 2015 году, в последний год каденции прошлого парламента, чистая миграция превысила 320 тысяч человек.

В 2010 году причиной роста миграции был свободный доступ граждан новых стран ЕС на рабочий рынок Британии, которая та открыла Польше, Чехии и кампании после их вступления в Евросоюз. Но ближе к 2015-му приток мигрантов активизировался за счет более быстрых темпов восстановления экономики Великобритании по сравнению с экономиками континентальной Европы.

Основной поток мигрантов на острова происходил из Испании, Португалии, Италии – стран, наиболее затронутых кризисом. Поляки продолжали ехать на заработки. Что касается визовой миграции, то меры правительства свели ее влияние на показатель чистой миграции почти до уровня статистической погрешности. Основной головной болью для Даунингстрит, 10 оставалась миграция из ЕС, которую никоим образом нельзя прекратить, не нарушив евросоюзовских трактатов.

 

«Журнал» также рекомендует:

  

 

В общем, посыл «они едут к нам, потому что у нас все хорошо» постепенно трансформировался в намек на «их тут стало слишком много». Прямо никто так не говорил: страна слишком цивилизованная. Но перед выборами 2015 года в обществе реально муссировался страх, что до 17 мест в нижней палате парламента может набрать крайне правая Партия Независимости Соединенного Королевства (UKIP), чей лидер Найджел Фарадж обвинял во всех бедах мигрантов.

Шанс того, что UKIP-овцы украдут у консерваторов кучу электората и помешают победе на выборах, был велик – и потому нынешний премьер Кэмерон занял позицию, которую можно назвать антимигрантской. Дабы ублажить «правый фланг», он в том числе пообещал референдум о выходе из Евросоюза, чтобы остановить миграцию и вернуть суверенность. 

В итоге Кэмерон выиграл, референдум назначен на 23 июня. Но вопросы остаются.

До сих пор непонятно, выйдет ли Британия из ЕС. Поддержка идеи остаться в Евросоюзе в обществе колебалась от уверенного минимума в 2013 году до лёгкого перевеса сторонников ЕС теперь. Но результаты опросов – дело ненадежное, особенно на фоне двух последних феерических провалов аналитиков с выборами 2015 года в Британии (вопреки всем предсказаниям об очередном коалиционном правительстве уверенно победили консерваторы) и в Польше (когда вопреки всем предсказаниям о том же коалиционном правительстве победила «Право и Справедливость»). Так что интрига остается.

Политические силы страны муссируют три основных тезиса. Первый: «мы слишком много платим Евросоюзу и он слишком много нам навязывает». Второй: «из-за ЕС у нас слишком много мигрантов, которые сидят на социалке». Третий: «Британия будет лучше развиваться без диктата ЕС, который от нас слишком сильно зависит».

Пройдемся по порядку по заявлениям евроскептиков.

Платит ли Британия Евросоюзу настолько много, что она его фактически содержит?

По словам сторонников выхода – да, более 19 миллиард фунтов в год, больше всех в ЕС. Но эта цифра не учитывает деньги, которые приходят в обратном направлении: прибыль от доступа британских компаний к общему рынку, а также скидки и преференции, которая страна получила от Брюсселя. Основным плательщиком в бюджет ЕС является Германия, Британия в этом списке даже не вторая.

В Британии слишком много мигрантов, которые сидят на «социалке»

Неправда. За последнее время в Британию приехало примерно 2 миллиона молодых здоровых людей с желанием работать. Из Британии в теплую Европу перебралось около тех же 2 миллионов британцев пенсионного возраста. В то время, как подавляющее большинство из 2 миллионов приезжих в UK платит налоги и отчисления, 2 миллиона британских пенсионеров как раз сидят на социальном обеспечении в странах, в которые они перебрались. Кроме того, судя по докладу UCL, чистый заработок экономики Великобритании от мигрантов составил 5 миллиардов фунтов от новой созданной стоимости.

Британский парламент работает только на адаптацию законов Евросоюза, Британия потеряла весь суверенитет

Неправда. В последнюю каденцию из 120 законопроектов только четыре касались внедрения общеевропейского законодательства.

Евросоюзу Британия очень важна, а Британии Евросоюз – вообще ни разу

Это как посмотреть. Торговля с Евросоюзом в 2015 году обеспечила почти половину всего экспорта Великобритании. В то же время, сама Британия обеспечивает всего 10% экспорта ЕС. Так что Евросоюз больше нужен Британии. Тем более, что огромную часть экспорта Лондона составляют финансовые услуги, так как лондонский Сити фактически является финансовым центром Евросоюза. Как показал опрос CityUK, подавляющее большинство респондентов считает, что единый рынок очень важен для благополучия финансового сектора, и выход страны из ЕС повредит бизнесу.

 

«Журнал» также рекомендует:

  

 

Для экономики ничего не изменится: после выхода Британия просто начнет контролировать миграцию, а доступ к общему рынку сохранит

Спокойно, не так быстро. Свобода передвижения товаров, услуг, капиталов и рабочей силы – это так называемая Великая Четверка, которая идет единым пакетом. Нельзя взять что-то одно и выкинуть то, что не нравится.

Страны, которые находятся в близкой интеграции с ЕС, но не являются членами Евросоюза, для доступа к общему рынку обязаны соблюдать правила ЕС в части всех четырех свобод, а также платить в бюджет ЕС (это отдельный предмет бухтенья Великобритании).

Норвегия, к примеру, платит 90% того, что платит Британия – но при этом как не-член Евросоюза она не имеет права голоса в принятии решений, и взамен за свободный доступ к рынку должна принять свободное движение мигрантов.

Швейцария свои отношения с ЕС строит на ряде двусторонних соглашений, которые дают ей доступ к общему рынку товаров – но не услуг. При этом швейцарцы снова же должны принять свободное движение мигрантов и платить в бюджет ЕС – и снова же без права голоса. Кстати, Брюссель уже предупредил Берн, что если последний захочет-таки ввести ограничение на миграцию, за которое швейцарцы проголосовали еще в 2014 году, то торговое соглашение с Евросоюзом накроется медным тазом. Кроме того, первые звоночки для «вечнонейтральных» уже прозвучали: Европа ограничила доступ швейцарцев к академическим фондам на научные исследования, переведя страну из категории привилегированных в категорию «третьих стран». (Экономист, 27 февраля 2016 года).

Общий рынок плох для экономики

Тоже неправда. Конфедерация британской индустрии подсчитала, что доступ к рынку ЕС дал Великобритании 4-5 процентов прироста ВВП. Центр экономических реформ считает, что доступ к общему рынку помог росту торговли Британии с остальным Евросоюзом на 55 процентов. 

Ой, да ладно, подпишем соглашение о свободной торговле с США и будем в шоколаде

Хм, а вот торговый представитель США Майкл Фроман заявил, что США не подписывает соглашения о свободной торговле с отдельными странами, как бы намекая: или в ЕС, или никак.

В случае выхода Лондону не стоит рассчитывать на какие-либо привилегированные отношения с ЕС: Брюссель, скорее всего, захочет примерно наказать отщепенцев, чтобы другим не повадно было. А учитывая то, что Лондону за два года переходного периода надо будет не только понять, как он будет дальше жить с бывшими партнерами, но и переподписать все общеевропейские соглашения с третьими странами, в которых Британия участвовала как член Евросоюза, то тут и без взаимной неприязни работы невпроворот.

Комментировать