Арт

«ПРАФОТА». Как фотографы реагируют на «время силы»

756 Ольга Бубич

Фотография из проекта Максима Сарычева «Привет, оружие!», победителя премии «ПРАФОТА» в номинации «Арт-фотография»

 

15 декабря в арт-пространстве «ЦЭХ» были объявлены победители второй премии проектной фотографии «ПРАФОТА». Ими стали проекты Максима Сарычева «Привет, оружие!» и Александра Васюковича и Дарьи Царик «Каждая третья». Разными серии о спортивной охоте и домашнем насилии в Беларуси кажутся лишь на первый взгляд. На самом деле обе рассказывают об одном и том же – об ужасных последствиях бесчеловечности, когда основной мотивацией поступка оказывается проявление силы.

Во все времена художники – это люди, которые с наибольшей чувствительностью воспринимают и реагируют на болезненные явления и тенденции в обществе. Такими же людьми всегда были и фотожурналисты: часто эмоционально одаренные, чуткие к дисгармонии, ответственные, они обращают в сторону ее проявлений свои фотоаппараты, делая проблему видимой широкой публике.

Особенно ярко тонкость и острота зрения и эмоций фотографов проявляется в проектах победителей конкурсов фотографии мирового или национального масштаба. Настоящим зеркалом самых значимых событий года справедливо считают конкурс World Press Photo. В сериях и одиночных снимках фотографы из разных уголков земли фиксируют наиболее острые проблемы и пронзительные истории: военные конфликты, экологические катастрофы, стихийные бедствия, политические репрессии, трудностей уязвимых социальных групп. В 2013 году на World Press Photo была отмечена проблема, которую все чаще называют «болезнью XXI века» – одиночество.

Работа-победитель конкурса World Press Photo этого года только укрепила новую тенденцию: акценты смещаются с физического документирования событий на изучение внутреннего мира человека. Почти бытовая фотография гомосексуальной пары из Санкт-Петербурга, сделанная в спальне молодых людей датским фотографом Мадсом Ниссеном, вызвала противоречивые отзывы критиков и зрителей. Однако, несмотря на разнообразие реакций, общий посыл снимка был ясен всем: мир нуждается в любви и принятии, мир устал от насилия.

Фотография Мадса Ниссена из серии «Гомофобия в России», ставшая победителем World Press Photo-2015

 
Зеркалом, отразившим наиболее тревожный сегодня для многих европейцев вопрос, стал и только что завершившийся конкурс «ПРАФОТА». В нем приняли участие 79 проектов от 53 авторов – число не такое большое для конкурса национального масштаба (в прошлом году  проектов было 108). Тем не менее, с уверенностью можно сказать, что в нем приняли участие фотожурналисты, активно работающие в столичных и региональных СМИ: от победителей и номинантов «Пресс-фото Беларуси» прошлых лет до новичков в проектной фотографии, выпускников курсов БАЖ.

Победители в обеих номинациях были определены практически безоговорочно. Международное жюри во главе с экспертом по фотографии, дизайну и мультимедиа, директором фоторедакции «РИА Новости» Анной Шпаковой выделило на фоне других работ проекты Максима Сарычева «Привет, оружие!» и Александра Васюковича и Дарьи Царик «Каждая третья».

Фотография из проекта Максима Сарычева «Привет, оружие!», победителя премии «ПРАФОТА» в номинации «Арт-фотография»

 

«Привет, оружие!» посвящен теме отношений между людьми и животными. Их фотограф анализировал на примере спортивной охоты. Визуально серия представляет собой совмещенные снимки из социальных сетей, Flickr и сообществ, сделанные и размещенные онлайн самими охотниками.

На одном из пары снимков – довольные лица позирующих групп охотников, на втором – запечатленный повод для их гордости, тело убитого животного.

Максим Сарычев отмечает в комментарии для журнала «pARTisan»: «В результате такой переработки получалась чистая саморепрезентация охотника, без моего вмешательства или оценки. Моя авторская позиция проявляется только в жесте визуального объединения охотника и его жертв».

Спортивная охота, против которой выступает Сарычев, предполагает убийство не с целью добычи пропитания. Схватка с животными – не естественный процесс борьбы за выживание или защита других. Фактически, единственной целью охоты является демонстрация силы ради силы как способа создания мнимого успешного образа «я». «Я – мужчина, я – сильнее,  я – победитель».

Результат фотографического эксперимента производит сильнейшее впечатление. Невинность зверей, лишенных жизни ради минутной забавы и подпитки мнимой маскулинности охотников, подчеркивается формальными визуальными средствами: на белоснежном полотне из снега – растерзанные, окровавленные тельца животных.

Проект, помимо очевидного «зеленого» посыла, обращает внимание на проблему более широкого масштаба. Он указывает на трагические результаты, аморальность проявления жестокости, цель которой – лишенная смысла демонстрация силы.

Проект Александра Васюковича и Дарьи Царик «Каждая третья» рассматривает тему насилия с другого ракурса. Серия представляет собой 14 историй беларусских женщин, которые пережили опыт домашнего насилия.

Масштаб и трагичность раскрытой проблемы произвели впечатление как на членов жюри конкурса, так и на беларусских зрителей – осенью 2015 проект был показан широкой публике в рамках второго «Месяца фотографии в Минске» и вызвал эмоциональную бурю реакций.

Один из иностранных членов жюри «ПРАФОТА» этого года, американский фотограф и автор пяти монографий Кен Шлес назвал проект «Каждая третья» «говорящим человеческим документом», который позволил «обрести человеческое лицо тому феномену, который очень часто анонимно скрывается за сухими цифрами».

Фотография из проекта Александра Васюковича и Дарьи Царик «Каждая третья», победителя премии «Прафота» в номинации «Документальная фотография»

 

«Уйти не всегда просто. Даже если бьет. В городе, где жила Елена, судьи, работники милиции – все пользовались услугами ее мужа (ныне бывшего):

– Он очень узкий специалист, поэтому мог позволять себе все: пьяным за рулем ездить, дебоширить. Он чувствовал свою безнаказанность. Он говорил прямо мне в лицо: «Что захочу, то с тобой и сделаю. Захочу – посажу тебя». Я восемь раз писала заявления. Ни одно дальше не пошло. Никто меня не слышал.

За помощью в ОО «Радислава» Елена обратилась, будучи в состоянии, описываемом ей так: «Страшное. Безразличным стало все. Даже ребенок. Не могла ни за что зацепиться, соломинки не было. Мысли суицидальные шли. Попытка была ранее».

После нескольких месяцев восстановления Елена дала супругу еще один шанс. Все закончилось попыткой удушения для нее и несколькими сутками в милиции для него. Больше «шансов» Елена не давала и не даст».

Цифры, которые приводят авторы проекта, описывая масштабы насилия по отношению к женщинам в Беларуси, сложно совместить с сегодняшними реалиями. Неужели речь на самом деле идет о ситуации в европейской стране, о начале XXI века, об эре прогресса и новых технологий? Это, действительно, не дикое средневековье?

«Каждая третья беларуска подвергалась физическому насилию в семье. 77% соотечественниц переживали опыт домашнего насилия: психологического, сексуального, экономического, физического. Каждое четвертое женское самоубийство в Беларуси — последствие насилия в семье. 80% женщин, которые пытаются возбудить уголовные и административные дела против агрессоров, ждет отказ».

Есть несколько причин, почему беларусская женщина de facto беззащитна, а беларусский мужчина de jure безнаказан. Во-первых, это нехватка информации о проблеме – и о том, что с ней делать. Женщины, которые сталкивались с ситуацией домашнего насилия или думали, что могут оказаться в такой ситуации, на практике не могли получить помощь – в том числе, потому что просто не знали, кто и где эту помощь оказывает.

Во-вторых, это патриархальная традиция беларусского общества. Женщина не в состоянии  идентифицировать себя как «жертву домашнего насилия». Нет понятия – нет и понимания.

В-третьих, это нехватка специальных шелтеров для жертв домашнего насилия, способных предоставить пострадавшим весь комплекс необходимой юридической, социальной и психологической помощи.

В-четвертых, это отсутствие достаточных государственных и социальных инициатив, реформ национального масштаба, направленных на борьбу с проблемой домашнего насилия в Беларуси. Даже закона «О домашнем насилии» у нас до сих пор нет».

Истории женщин, пострадавших от насилия со стороны супругов, приводят к вопросу – почему? Как вообще может быть возможна ситуация, когда тот, кто считает себя сильным, поднимает руку на другого человека: беззащитного, невиновного, находящегося не на поле сражения, а у себя дома – женщину, мать, растящую общих детей.

Фотография из проекта Александра Васюковича и Дарьи Царик «Каждая третья», победителя премии «Прафота» в номинации «Документальная фотография»

 

«Память Карины блокирует часть воспоминаний. Карина объясняет свое переселение в Убежище тем, что последние десять лет муж бил ее и проявлял агрессию в отношении их четырех несовершеннолетних детей:

«Когда я в очередной раз лежала на сохранении, моя старшая дочь стала писаться по ночам. Она рассказывает психологу, что тогда он ей надавливал пальцами на закрытые глаза и предупреждал: "Еще раз ты это сделаешь, тебя тут не будет". Когда она продолжила писаться, он заставлял ее пить свою мочу».

Прошло десять лет, Карина приняла решение выкарабкиваться – состоялся первый суд: «Его признали виновным – по статье 9.1 КоАП – влепили 10 базовых. Сейчас ждем второго – по статье "Истязание"».

Неделю назад в своей Нобелевской лекции в Стокгольме гордость беларусской нации – писательница Светлана Алексиевич – с трибуны на весь мир озвучила ряд проблем коллективного прошлого беларусов. Она говорила о вещах, о которых в публичном пространстве у нас говорить не очень принято: о войне в Афганистане, о Чернобыле, о тяжелом советском прошлом, о «романтиках рабства» и историях «домашнего социализма».

Но, пожалуй, самым важным акцентом речи Светлана Алексиевич стал вывод, касающийся нынешней ситуации в регионе – опасности наступления «времени силы».

«Беру на себя смелость сказать, что мы упустили свой шанс, который у нас был в 90-ые годы. На вопрос: какой должна быть страна — сильной или достойной, где людям хорошо жить, выбрали первый — сильной. Сейчас опять время силы. Русские воюют с украинцам. С братьями. У меня отец — беларус, мать — украинка. И так у многих. Русские самолеты бомбят Сирию... Время надежды сменило время страха. Время повернуло вспять... Время секонд-хенд...»

Как выживать в координатах «времени силы» человеку, который со школьной скамьи помнит тезисы Толстова о несопротивлении злу насилием? Какие фильтры в себя встроить, какие стены вокруг себя возвести, как просыпаться в очередное утро, все также оставаясь верными идеям  любви, добра и справедливости – идеям бога, который прощает, а не призывает уничтожить непохожих на тебя других людей?

Фотографы, которых объявили победителями премии «ПРАФОТА», смогли найти свои честные ответы на эти вопросы. На силу они отвечают пристальным, смелым, открытым взглядом – они смотрят ей глаза в глаза. Они делают ее предметом своего визуального критического исследования, они, как и обладательница Нобелевской премии из Беларуси, помогают обрести голос тем, кто стал жертвами бессмысленной жестокости. Тем самым показывая, что у времени правды, справедливости и надежды есть шанс.

Комментировать