Жизнь

Мы в ответе за тех, кого сняли. Instagram и новая медийная этика

1696 Ольга Бубич

Фрагмент фотографии Ромена Мадера из серии «Екатерина»

 

С момента появления Instagram его пользователи поделились с миром 40 миллиардами изображений. Сейчас пользователи загружают в эту сеть в среднем 96 миллионов фотографий в день! Youtube насчитывает миллион активных пользователей, которые ежемесячно проводят за просмотром видеороликов 6 миллиардов часов.

Только этих сумасшедших нулей достаточно, чтобы окончательно убедиться: эпоха слов осталась в прошлом. 21-й век – эпоха «картинок». И меняется не только способ восприятия информации, но и оценка того, в каких условиях эта информация появляется и как влияет на жизнь – и тех, кто на ней изображен, и тех, кто ее создает. И тех, кто на нее смотрит.

Суть смыслов, которые транслирует изображение, определяет множество факторов: кто и почему сделал снимок; где и когда он был сделан; где и когда будет демонстрироваться. И, наконец, кому его покажут.

Изображения способны не только служить достижению благородных целей показывать миру «правду и только правду». Они вполне могут «обманывать и искажать факты», «нарушать право на конфиденциальную жизнь индивидов и групп», «пропагандировать и поддерживать ложные представления и стереотипы относительно «других». Неспособность или нежелание фотографов и художников принять ответственность за свои действия могут привести к искажению представлений о людях и социальных группах, которые мы видим в фильмах и фотопроектах. А в некоторых случаях – даже подвергать жизни этих людей опасности.

Среди недавних примеров можно вспомнить документальный фильм итальянского режиссера Николы Беллуччи «Грозный блюз» (2015). Его публичные показы привели к драматическим последствиям в судьбах главных героинь – четырех чеченских женщин. Они доверились итальянцу и предоставили для его фильма свои домашние архивы о событиях войн в Чечне, а также позволили ему снимать их рассуждения о ситуации в стране, где звучал ряд критических высказываний.

Как отмечают авторы проекта «Грозный: 9 городов», Беллуччи нарушил договоренность не давать фильм в широкий публичный доступ, тем самым поставив свою браваду «демонстрировать правду» выше безопасности людей, откровенно поделившихся с ним своими мыслями. Что из этого вышло? Одну из чеченок похитили и держали в неизвестном месте почти сутки. Другой, по словам авторов «Грозный: 9 городов», угрожали; третья, опасаясь расправы, вынуждена была бежать из страны. Отвечая на вопрос: «Каково ваше отношение к сотрудничеству с режиссером сейчас, несколько лет спустя после релиза фильма?», женщины заявляют: «Мы бы хотели, чтобы этого фильма не было».

В случае с «Грозным блюзом» общественность оказалась в курсе того, что может случиться в ситуации, когда ковбойство автора (нередко иностранца, плохо понимающего реалии страны, которую он снимает) оказывается выше этических обязательств по отношению к «людям в кадре». А вот кейс с фильмом Виталия Манского «В лучах солнца» – уравнение с рядом неизвестных.

Виталий Манский в Северной Корее

 

Режиссер снял документальный фильм о жизни в Северной Корее. Нарушив договоренность, он включил в финальную версию картины не только одобренные властями 60 минут, но и то, что ему тайком удалось записать на пленку в моменты «между сценами». Таким образом фестивальная версия длилась уже 106 минут, и в ней появлялись кадры с персоналом, работающим с актерами и инструктирующим их, как нужно улыбаться и с каким выражением произносить заранее заготовленные фразы.

Фильм показали на нескольких кинофестивалях, и рецензии кинокритиков были, в основном, положительными. Но этичность поведения режиссера вызывает большие сомнения. Роберт Бойтон из Университета Нью-Йорка, автор книги о Северной Корее «The Invitation-Only Zone», обеспокоен дальнейшими судьбами людей – тех, кто занимался переговорами с властями о разрешении на съемки, оказавшихся в кадре «инструкторов» и помощников, работавших с актерами и призывавших их «больше улыбаться» или «веселее приветствовать». Понимая суровость режима в Северной Корее, опасаться за их жизнь есть резон.

Но кто думает о «маленьком человеке», представляющем этническое или сексуальное меньшинство, страну третьего или четвертого мира, когда человек с камерой всегда может провозгласить себя борцом за права человека, свободным художником или беспристрастным фиксатором правды? Красиво, благородно, достойно призов и званий на престижных конкурсах.

Например, за проект «Екатерина», фактически пропагандирующий в ироничной форме секс-туризм в странах Восточной Европы, в этом году молодой автор из Швейцарии Ромен Мадер получил на конкурсе The Foam Paul Huf Award денежный приз в 20.000 евро. Фотографируя девушек в Беларуси и Украине, швейцарец говорил им, что «снимает репортаж».

«Скоро». Фото Ромена Мадера из серии «Екатерина»

 

Но в итоговом проекте, который впоследствии показали даже в лондонской галерее Tate, их портреты показывали со строками из выдуманного интервью, где «из уст девушек» звучали откровенно сексистские пассажи:

«Единственная хорошая причина уехать из страны — конечно же, замужество! Единственный выход, предлагаемый нашим университетом, — брак с иностранцем!.. Нас учат ровно стоять, ухаживать за собой и за своим будущим супругом. У моей мамы, выросшей в СССР, было другое образование. То образование, которое получаем сейчас мы, было улучшено всей европейской и американской культурой. Сейчас девушки знают, как готовить пиццу и картошку фри, раньше такое было просто невозможно».

«Моралист». Фото Ромена Мадера из серии «Екатерина»

 

Мадер и поддерживающие его работу престижные институции считают «Екатерину» проектом «визуально привлекательным, умелым, и вместе с тем — провокационным и тревожным», сочетающим «неожиданную манеру подачи» и «сатиру». Но многие, включая автора этих строк, находят этот проект бесчувственной пропагандой женоненавистничества и колониального «западного взгляда» на Восточную Европу. Но на их требования объяснить, после какого слово должно быть смешно, был получен официальный ответ: «Мы понимаем, проект Мадера не для всех».

Авторы книги «Этика изображений: моральные права субъектов в фотографиях, фильмах и телевидении» выделяют четыре «ответственности», которые позволят как человеку «за кадром», так и тем, кто оказался «в нем», «не терять лицо». Это ответственность перед собой, перед институцией, сделавшей «производство изображения экономически возможным», ответственность перед людьми на фотографии/видео и ответственность перед зрителями.

Эти принципы хорошо известны журналистам и медиа «старой школы». Но сегодня, когда каждый становится «сам себе медиа», нужен принципиальный и широкий разговор об этой ответственности. Ни в коем случае не о цензуре, но о призыве к гуманизму, эмпатии и саморефлексии – качествам, которые остаются актуальными во все времена.

И тем более в сегодняшнем мире людей, ежедневно пускающим в свободное сетевое плаванье 96 миллионов фотографий.

«Журнал» также рекомендует:

 

Комментировать