Жизнь

Болонский процесс. Что это такое и зачем он Беларуси

7509 Вадим Можейко

Уже почти полтора года Беларусь является участницей Болонского процесса. 14 мая 2015-го наша страна со второй попытки присоединилась к Европейскому пространству высшего образования. Но присоединилась не окончательно – а на условиях выполнения до 2018 года «дорожной карты» реформ. Что это за процесс, причем здесь Болонья и зачем он нам нужен? «Журнал» раскладывает всё по полочкам.

Что такое «Болонский процесс»?

Болонский процесс – это процесс гармонизации европейского пространства высшего образования.

Он включает создание системы легко понимаемых и сопоставимых степеней (квалификаций), общей системы измерения зачетных единиц обучения («кредитов»), содействия академической мобильности, европейскому сотрудничеству в обеспечении качества образования.

Говоря простыми словами, это попытка сделать системы высшего образования европейских стран понятными друг другу, сделать легкодоступным для каждого учебу и, впоследствии, работу в разных странах Европы, а не только в той, где он/она родились или учились в университете.

Свое название этот процесс получил от старейшего в Европе университета, с 1088 года работающего в итальянском городе Болонья. Именно там в 1999 году прошла первая конференция министров образования тридцати европейских стран. Они приняли декларацию «Зона европейского высшего образования», в которой обозначили основные цели, ведущие к гармонизации национальных систем высшего образования в странах Европы.

Вот так прямо сразу и договорились? А что было перед этим?

Болонская декларация стала переходным моментом в процессе, начавшемся гораздо раньше.

Еще в 1986 году, готовясь к своему тысячелетию, Болонский университет предложил вузам Европы подписать Великую Хартию Университетов (Magna Charta Universitarum). В ней провозглашались универсальные ценности университетского образования и необходимость тесных связей между университетами.

В 1988 году ее подписали ректоры 80 европейских университетов (теперь Magna Charta подписали даже университеты Туркменистана, и ее пафос «универсальных ценностей университетского образования» несколько поник).

В 1998 году, к юбилею теперь уже Сорбонского университета, министры образования Франции, Великобритании, Германии и Италии подписали там Сорбонскую декларацию «О гармонизации архитектуры европейской системы высшего образования». В ней впервые прозвучала стратегическая цель создания общей зоны европейского высшего образования. Сорбонская декларация через год и дала старт Болонскому процессу, целей которого предполагалось достичь к 2010 году.

«Журнал» также рекомендует:

  

Получается, Болонский процесс завершился в 2010 году?

И да, и нет.

В марте 2010 года в Вене министры образования стран участниц Болонского процесса объявили об официальном создании Европейского пространства высшего образования (ЕПВО). В этом смысле Болонский процесс можно считать завершенным, так как именно к этому он и должен был привести.

В то же время, министры образования признали, что далеко не все цели Болонского процесса полностью реализованы, поэтому было решено продолжить работу над ними для более полной гармонизации образовательных систем, улучшения мобильности и занятости, обеспечения доступа к качественному высшему образованию всем желающим.

Поэтому до сих пор используются оба термина: и Болонский процесс, и ЕПВО, зачастую – как синонимы (и в этом тексте тоже).

«Европейское пространство высшего образования» – это университеты стран Евросоюза?

Не только. Хотя у истоков Болонского процесса и стояли государства ЕС, но сегодня в него входит 48 стран – почти в два раза больше, чем в Евросоюз.

В ЕПВО также входят не состоящие в ЕС Швейцария и Норвегия, шесть стран Восточного партнерства (в их числе и Беларусь), Россия, Турция и Казахстан. Условия вступления – ратификация Европейской культурной конвенции и готовность реализовывать цели Болонского процесса в собственной системе высшего образования.

Полноценным членом ЕПВО с правом голоса является и Еврокомиссия, консультативный голос – у Совета Европы, Европейского студенческого союза (ESU), ЮНЕСКО. Несмотря на это, ЕПВО является независимым от Евросоюза. Главным его управляющим органом является конференция министров образования стран-участниц. Именно на ней принимали решения сначала о непринятии Беларуси в ЕПВО (2012), а затем – о принятии условно (2015).

Почему Беларусь вступила в Болонский процесс только со второй попытки?

В июле 2011 года беларусское Минобразования направило в Болонский секретариат заявление о начале процедуры по включению Республики Беларусь в Болонский процесс, а 29 ноября – финальный национальный доклад о готовности высшего образования Беларуси к вступлению в Болонский процесс.

Однако Общественным Болонским комитетом был подготовлен альтернативный доклад, главные выводы которого – без предварительного глубокого реформирования беларусского высшего образования участие страны в Болонском процессе не будет эффективным, беларусский Кодекс об образовании не соответствует букве и духу Болонских принципов.

«Журнал» также рекомендует:

  

В итоге европейцы сочли аргументы альтернативного доклада более убедительными, чем доклад официальных властей страны. В январе 2012 года в Копенгагене Рабочая группа Болонского процесса пришла к выводу о неготовности Беларуси присоединиться к ЕПВО. И хотя мнение Рабочей группы было лишь рекомендательным, беларусский вопрос был снят с повестки дня конференции министров образования стран ЕПВО в апреле 2012 года. Таким образом, впервые страна, ратифицировавшая Европейскую культурную конвенцию, подала заявку, но не смогла вступить в Болонский процесс.

Что такое «Общественный Болонский комитет», откуда он взялся и каковы его полномочия?

Общественный Болонский комитет (ОБК) был создан в конце 2011 года. Это гражданская инициатива независимых экспертов в сфере образования и ряда общественных организаций. Они предлагают реформировать высшее образование страны, включая «отказ от использования высшей школы в качестве инструмента политических репрессий» и «обеспечение широкого общественного участия в интернационализации и либерализации беларусской высшей школы» для «реального преодоления изоляции нашей системы образования от Европейского образовательного пространства».

Деятельность и успехи ОБК базируются на авторитете его экспертов, качестве аналитических материалов и результативном продвижении своей повестки среди европейских коллег. Именно ОБК организует самые представительные в Беларуси открытые конференции по вопросам реформы высшего образования, экспертов ОБК приглашают на государственное беларусское телевидение.

До 2018 года Беларусь должна выполнить «дорожную карту». Что это такое и почему ее навязали Беларуси?

«Дорожная карта» на самом деле не имеет отношения ни к дорогам, ни к картам. Английский термин «roadmap» используется в значении плана действий (изменений, реформ) по продвижению к целевому состоянию.

Таким образом, «дорожная карта» ЕПВО для Беларуси – это план конкретных действий, которые Беларусь должна предпринять к 2018 году, когда состоится очередной саммит министров образования стран ЕПВО. Требование исполнения дорожной карты закреплено в коммюнике ереванской конференции, на которой Беларусь приняли в Болонский процесс в 2015 году.

Действительно, Беларусь – единственная страна, которая присоединилась к Болонскому процессу на условиях выполнения дорожной карты. Причиной можно считать недоверие к Беларуси, сомнения в выполнении ею второго условия вступления – готовности реализовывать цели Болонского процесса в собственной системе высшего образования.

«Дорожная карта – это не предложение, а требование, которое должно быть выполнено… Мы должны очень внимательно следить за происходящим в Беларуси, соблюдаются ли там академические свободы, принципы мобильности и в целом права человека», – заявил перед принятием Беларуси в ЕПВО министр образования, науки и культуры Исландии Иллуги Гуннарссон, а коллеги из Норвегии, Швеции и Нидерландов его поддержали.

Однако в самой «дорожной карте» нет никаких требований, специфических для Беларуси – все в соответствии с ценностями, целями и принципами ЕПВО.

Некоторые пункты дорожной карты не вызывают политических трудностей – например, введение трехуровневой системы в соответствии с согласованной Болонской моделью (бакалавриат – магистратура – докторантура); разработка Национальной рамки квалификаций по стандартам ЕПВО; обеспечение автоматической бесплатной выдачи Приложения к диплому.

Другие требования более чувствительные – например, обязательство ограничить принудительное распределение студентов-бюджетников лишь отдельными профессиями или идея ответственности государства за обеспечение академической свободы и институциональной автономии университетов.

Некоторые чиновники заявляют, что Болонский процесс угрожает беларусской системе образования. Действительно ли это так?

Никаких доказательств этого нет. Чрезвычайно высокая финансовая стоимость участия в Болонском процессе, диктат низких стандартов образования, уничтожение национальных традиций, колоссальная утечка мозгов в результате академических обменов – все эти страхи в большей степени связаны с низкой осведомленностью беларусского общества о сущности ЕПВО, нежели с реальными недостатками Болонского процесса.

Напротив: участие в Болонском процессе создает для выпускников университетов новые возможности на рынке труда. Опыт студенческих и академических обменов актуализирует их образование для глобализированного мира, а с единым европейским дипломом легче устроиться на работу.

Комментировать