Деньги

Союзные войны. Кто выиграет в новом нефтегазовом споре Минска и Москвы?

946 Микола Мирончик

Самая свежая нефтегазовая войнушка между Беларусью и Россией оказалась быстротечной. Минск согласился оплатить долг за газ, за это Россия пообещала взобновить поставки нефти. Деваться от «братской любви» некуда — ситуация поставила беларусскую «нефтянку» на грани выживания, а этого отечественная экономика просто не выдержала бы. Против российского «аргумента вентилем» спорить трудно — но кто на самом деле прав в этом «братском споре»?

В 2011 году беларусское правительство вздохнуло с облегчением, когда подписало новое межправительственное соглашение с Россией о поставках газа. Стоимости голубого топлива для Беларуси тогда была отвязана от цены на нефть, которая тогда взлетела до небес, и была привязана к цене газа для внутреннего российского потребителя.

В упрощенном виде формула цены на газ для Беларуси выглядит так: стоимость для потребителей российского Ямало-Ненецкого округа, где топливо добывают, плюс стоимость транспортировки до границы с Беларусью, плюс стоимость хранения предназначенного для нашей страны газа в российских хранилищах.

Столь радушно принятый беларусскими чиновниками механизм, однако, оставлял значительное пространство для манипуляций. Если стоимость газа для потребителей ЯНАО прозрачна, то цена транспортировки оттуда до Беларуси определяется лишь расчетами российского транспортера.

Транспортировка тысячи кубометров голубого топлива по 575-километровому беларусскому участку газопровода «Ямал-Европа» составляет 12 долларов США; по 683-километровому польскому — 9 долларов. За транзит такого же объема на 2800 километров от месторождения Бованенковское на Ямале до границы с Беларусью «Газпром» выставляет счет в 90 долларов — из расчета за километр пути это в 1,5 раза дороже беларусского транзита и в 2,4 раза дороже польского.

Да, значительная часть российского газопровода проходит через условия вечной мерзлоты — он должен быть дороже в строительстве и окупаться дольше; однако и пропускная способность арктического участка, через который поставляется ямальский газ для потребителей европейской части РФ и для экспорта в западном направлении, на порядок больше беларусского.

Следовательно, при прочих равных удельные расходы на транспортировку единицы топлива на единицу расстояния должны быть значительно — возможно, в разы — дешевле, что должно нивелировать повышающий «арктический» коэффициент.

 

«Журнал» также рекомендует:

  

 

В 2014-2015 годах, когда цена на нефть упала до минимумов, а российские власти взяли курс на уравнение газовых цен на внутреннем рынке с общемировыми, в выигрыше оказались страны, законтрактованные по «старому» газпромовскому принципу нефтяной привязки.

Беларусь же осталась в двойном проигрыше. Ирония в том, что применение новой формулы цены на газ стало возможным после полной продажи «Газпрому» собственника беларусской трубы — компании «Белтрансгаз» (ныне это «дочка» «Газпрома» — «Газпром трансгаз Беларусь»). Таким образом, Минск оказался не у дел, не имея возможности давления на российского газового монополиста.

Не помогает и сокрушительное падение российского рубля: несмотря на словесные пожелания переводить расчеты с контрагентами в национальные валюты, дабы уйти от долларового эквивалента, российская сторона не спешит делать это при экспорте углеводородов.

В итоге, конечная стоимость российского газа для Беларуси (по версии российской стороны) по состоянию на 1 января 2016 году составляла 132 доллара за 1 тысячу кубометров, что почти вчетверо превышает цену, которую платят ямальские потребители.

Беларусская сторона считает справедливой цену в 73 доллара. Впрочем, механизм подсчетов «справедливой цены» беларусской стороной тоже непонятен — но, как видим, в требованиях Минска снизить цену как таковых есть рациональное зерно.

Беларусь, однако, не нашла иного способа заявить о несправедливости, как перестать исполнять свои обязательства перед Россией по уже заключенному контракту — то есть, попросту перестала платить на поставленный газ. В итоге Москва насчитала неуплат на 270 млн долларов и дала понять, что счетчик будет тикать и дальше.

Тем временем Москва, опешившая от наглости Последнего союзникаTM, решила обнаглеть в ответ. Вице-премьер РФ Аркадий Дворкович заявил: раз Минск не платит за газ, ему частично отключат льготную нефть. Нефтяной и газовый беларусско-российский контракты никак не связаны, однако такое решение Дворкович мотивировал тем, что российский бюджет якобы недосчитывается налогов «Газпрома», которые могли бы быть уплачены из платежей беларусской стороны за газ.

Это — ложь. Еще до этого глава «Газпрома» Алексей Миллер прояснял, что «Газпром трансгаз Беларусь» платит российскому «Газпрому» за поставленный газ в полном объеме — а значит, налоги с этих сумм в российский бюджет могут быть уплачены.

Так что очевидно, что нынешняя нефтегазовая войнушка имеет, скорее, политический характер, и решения о сокращении поставок нефти в Беларусь и активном «выбивании долгов» из союзника, безусловно, было принято на самом высшем уровне.

Есть в этой ситуации и экономический нюанс. Из-за долгов беларусских облгазов беларусской дочке «Газпрома» та терпит убытки – соответственно, «Газпром», единственный ее акционер, теряет дивиденды. В 2015 году их размер составил 1,734 трлн беларусских рублей (то есть порядка 100 млн долларов по актуальному на тот момент курсу). Получат ли он ее по итогам напряженного 2016 года — большой вопрос.

 

«Журнал» также рекомендует:

  

 

Нефтегазовый спор грозил тем, что Беларусь могла недосчитаться 4,5 млн тонн нефти во второй половине 2016 года — это примерно пятая часть годовых российских поставок. По итогам прошлого года беларусская нефтепереработка из-за падающей цены на нефть — и лавинообразного сокращения маржи — претерпела значительные убытки. При сохранении текущей конъюнктуры нефтяного рынка российское «обрезание» вполне в состоянии ее добить.

И если источники «Коммерсанта» верны, и Минск, и Москва прекрасно это осознают. Вопрос в другом: кто выйдет из конфликта с наибольшим профитом. Москва, похоже, возьмет свои 270 миллионов — и захочет доли в беларусских предприятиях (речь уже идет о МАЗе, «Гродно-Азоте» и прочем «фамильном серебре») за поставки газа по льготной цене.

Есть ли что противопоставить «братскому шантажу» правительству Беларуси?

Комментировать