Деньги

Газовые войны. Терминальная стадия

744 Микола Мирончик

В конце 2015 года в литовской Клайпеде и польском Свиноуйсьце заработали терминалы по приему сжиженного газа. Они не избавят эти страны от поставок российского газа и не обанкротят «Газпром» — но способны положить конец многолетнему диктату Москвы в этой части Восточной Европы.

Избавление от российского энергетического шантажа происходит вот так:

Ну или вот так:

На первом видео танкер со сжиженным газом стыкуется с новеньким литовским плавучим заводом по переработке СПГ в южной части клайпедского порта. На втором — судно подобного класса впервые прибывает в польский газовый терминал в порту Свиноуйсьце недалеко от границы с Германией (11 декабря 2015 года).

Охлажденное до минус 160 градусов по Цельсию голубое топливо перетекает в мобильные или наземные резервуары, а после перерабатывается в привычный нам газ и поступает потребителям по действующей газотранспортной системе.

Дальнезарубежная инъекция в топливную систему — схема знакомая. Беларусь еще в 2010-м проделывала что-то похожее, когда на гребне нефтегазовых войн со своим главным союзником договорилась о поставках через одесский порт венесуэльской нефти — чтобы наши заводы-кормильцы в Мозыре и Новополоцке не простаивали.

Примерно тогда же страны Восточной Европы, озадаченные тревожными изменениями в характере своего углеводородного партнера, начали поиск новых топливных отношений.

Для поставок холодного топлива поляки сошлись с Катаром, а литовцы — с Норвегией. Первые заключенные контракты покрывают лишь около 10% потребности Польши и 20% потребности Литвы в голубом топливе.

Несмотря на то, что и польский, и литовский терминал преследуют общую долгосрочную цель — избавление от топливной зависимости от России — их возможности отличаются.

Газовый терминал в Клайпеде, названный «Независимость», действительно способен обеспечить полную энергетическую независимость, причем не только Литвы, но всех балтийских стран. При совокупных годовых закупках прибалтийских республик у «Газпрома» в 3,9 млрд кубометров в год (Литва — 2,5 млрд, Латвия — 1,0 млрд, Эстония — 0,4 млрд), новый терминал уже в следующем году будет способен принять ровно 4,0 млрд кубометров.

Терминал в Польше — это крупный наземный объект, который будет способен переработать эквивалент 5 млрд, а в перспективе — 7,5 млрд кубометров природного газа в привычном агрегатном состоянии. Однако общая годовая потребность Польши — примерно 15 млрд кубометров; плюс к этому, некоторый незначительный объем природного топлива Варшава с 2014 года по-дружески поставляет Киеву.

В отличие от балтийских стран, в Польше развита собственная добыча газа — она составляет около 4,2 млрд кубометров в год. Таким образом, чистый импорт природного газа в стране в 2014 году чуть превысил 10 млрд кубометров, из которых, по разным источникам, от 8,4 млрд до 9,1 млрд кубометров было поставлено «Газпромом» (остальные поставщики — Германия и Чехия).

Вывод: новый терминал, даже если он выйдет на максимальную мощность, не решает задачи полной энергетической независимости при текущем потреблении. Предварительный аудит показывает, что мощности площадки в Свиноуйсьце могут быть расширены еще больше, но это — перспектива не этого десятилетия.

В Польше сейчас наблюдается некоторое разочарование в СПГ. Вызвано оно крайне невыгодным 20-летним контрактом на поставку СПГ с катарской компанией, заключенным предыдущим правительством («предыдущее» оно теперь, во многом, именно из-за этого контракта). Сложная формула цены и «газпромовское» условие «бери или плати» привели к тому, что Варшава вынуждена была оплатить топливо, которое не могло быть поставлено из-за задержки с вводом нового терминала в эксплуатацию.

Кроме того, цена на такие поставки пусть и далека от 700 долларов за тысячу кубометров, озвучиваемых российскими пропагандистами, но в уходящем году превышала 500 долларов за тысячу кубов, что примерно на 200 долларов дороже российских поставок. Впрочем, в наступающем году она может существенно уменьшиться из-за особенностей расчета: финальная цена привязана к котировкам нефти, которые стремительно падают.

Правительство Литвы оказалось гораздо более изворотливым, заключив первый контракт на поставку СПГ с норвежской Statoil по цене в 397 долларов за тысячу кубометров газового эквивалента — это лишь на 10% дороже российских поставок по действовавшему на тот момент контракту.

Цена сжиженного газа пока дороже поставок по трубопроводам во многом благодаря дорогостоящей процедуре сжижения и больших затрат на перевозку (содержимое танкера-холодильника нужно держать при минус 160 градусах в течение всего пути). Однако высокие цены на СПГ выглядят удручающе только если рассматривать прямые убытки, но не принимать во внимание кумулятивный эффект от ввода в действие СПГ-терминалов.

«Газпром» до сих пор был единственным поставщиком газа в Литву. Ввод терминала по приему СПГ уже позволил Вильнюсу, контракт которого с российской монополией закончился в конце 2015 года, существенно сбить цену на переговорах о новых поставках. Польский жесткий контракт с «Газпромом» — все с тем же «бери или плати» — действует аж до 2022 года. Но к тому моменту Варшава сможет торговаться не хуже Вильнюса.

Понятное дело, даже полный отказ прибалтийских стран, которые формируют менее 2,5% от экспортного портфеля «Газпрома», от закупок в России не привел бы к банкротству российской газовой монополии. Но серьезно пошатнул бы ее позиции в условиях, когда закупки российского газа в Европе — на все еще единственном его экспортном рынке — сокращаются как по политическим причинам (Украина), так и по чисто экономическим.

Многие европейские страны следуют примеру основного потребителя — Германии, стремительными темпами развивая альтернативную энергетику и принимая общегосударственные программы по утеплению зданий. Но минимизировать зависимость от России помогает сама природа: по статистике, 61% импортного газа в Европе используется для отопления зданий; а зимы нынче теплые.

Но не только угроза сокращения закупок помогает торговаться с «Газпромом». Осенью прошлого года российская компания договорилась с консорциумом европейских компаний о строительстве новой ветки газопровода «Северный поток» по дну Балтийского моря. Обязательное в таких случаях экологическое заключение на проект должны дать все прибрежные страны. Имея СПГ-терминалы в качестве козырей, Польша и страны Балтии теперь могут не опасаться газового шантажа Москвы в случае отказа такое заключение предоставить: великий углеводородный медведь попал в зависимость от небольших восточноевропейских стран.

Два месяца назад прибалтийские страны и Польша подписали договор о строительстве газопровода, который будет соединять газовые системы четырех государств и сможет работать в прямом и обратном направлении. Проект, который финансирует Еврокомиссия, будет реализован к 2019 году и поможет странам выручать друг друга топливом. Примерно к этому времени должен быть разрегулирован закрытый топливный рынок Латвии, на территории которой находятся значительные мощности для хранения газа.

Ценовая проблема может полностью разрешиться с поставками американского газа, которые, возможно, начнутся уже в феврале 2016-го. Решение о цене пока не принято; однако известно, что литовская сторона просит о цене дешевле, нежели дисконтированная цена «Газпрома».

Какими бы убытками это ни грозило американским компаниям, Вашингтон с большой долей вероятности возьмется их покрыть: для того, чтобы окончательно вывести своих союзников из орбиты российского влияния, несколько сотен миллионов долларов — не слишком дорого.

Комментировать