Жизнь

«У папы есть краник, у мамы — дырочка». Как половое воспитание детей решит проблему абортов

1808 Татьяна Яворская

Фото: Bayram Tunç

 

Недавний референдум в Ирландии, который снял запрет на аборты до 12 недель, взволновал соцсети дискуссией об убийстве (я осознано не беру в кавычки) невинных детей у нас в Беларуси. Так же было, и когда общественность Польши не позволила ужесточить «абортное» законодательство у себя в стране, и когда глава Русской православной церкви подписал открытое обращение о полном запрете абортов при любых обстоятельствах.

Ни к чему не обязывающее бурчание про «нерожденный районный центр» будет повторяться раз за разом. Одни будут обвинять режим, который довел страну до ручки, другие — безответственных женщин, которые беременеют, но отвечать за свои поступки (то есть рожать) не хотят. Измученные стабильностью, мы жарко обсуждаем чужие реформы. Но потеряв влияние на управление страной, не научились отвечать за свою маленькую жизнь, хотим простых решений на государственном уровне — власти должны аборты запретить, потому что невинных детей нельзя убивать.

Я согласна с содержанием (нельзя убивать), но не методом (запретить аборты), потому оппоненты легко навешивают на меня (и других) ярлык «за аборты». И пошло поехало: за аборты, за убийство, за безответственность и беспорядочные половые связи. Хочу сказать таким людям: минуточку! Я не за аборты, а против запрета — улавливаете разницу?

Дальше не напишу ничего нового – только давно известные факты и цифры. Но их приходится повторять после каждого «запрет решит проблему».

Итак. В Польше аборты запрещены, но в ней — один из самых низких в Европе показателей рождаемости. В 2010 году «абортивный туризм» обсуждался в польском парламенте: врачи из Австрии, Германии и Голландии рассказали, что в их клиниках каждый год беременность прерывают сотни полек. В 2013 году польская социологическая служба CBOS провела опрос, согласно которому по меньшей мере один аборт совершили от 4,1 до 5,8 миллиона польских женщин — то есть почти каждая четвертая. Другие исследования показывают, что из-за запрета на аборт в Польше один из самых высоких показателей отказа от ребенка (3,7 случая на 1000 детей). В общем, польки делают аборты, но не в Польше.

Читайте также:

(Бес)ценная жизнь. Почему нельзя запрещать аборты

Есть еще более убедительные цифры из стран, где нет такого запрета. Количество абортов в странах Европы и Северной Америки достигло минимального значения за последние 30 лет, такую статистику приводит медицинский журнал Lancet. Эксперты утверждают, что это связано с распространением контрацепции, высоким уровнем жизни и половым воспитанием. С начала 1990-х количество искусственных прерываний беременности в Европе сократилось на 79%.

Запрет на аборт пережили женщины и в СССР. Правда не все. В 1936 году, когда аборт был официально запрещен, во время нелегального прерывания беременности было зафиксировано 910 смертей, сколько осталось искалеченных статистики по понятным причинам нет. О последствии этого закона и об обыденности таких операций еще помнят наши современники. Если в семье доверительные отношения, можно поинтересоваться этим вопросом из первых уст.

Моя бабушка, например, рассказывала про практику хорошо протопленной бани, которая вызывала кровотечение, про бабок, которые умели сделать как-то что-то (побоялась уточнять детали), а также про свою соседку, которая все умела сделать самостоятельно у себя на чердаке крючком. В общем, пока запрет был, убийства продолжались – просто это были убийства на месте подручными способами, а не так, как сегодня могут позволить себе польки в соседней стране. В конце концов запрет на аборты был снят – и их количество уменьшилось к 1980-ым годам благодаря увеличенному декретному отпуску и повышению уровня жизни.

Здесь мог бы быть тупик, поскольку до высокого уровня жизни нам еще дальше, чем до свободных выборов, да и декретный отпуск собираются сокращать. Но пока мы не можем отвечать за страну, к счастью (и удовольствию) кое-что мы можем делать в своей постели самостоятельно.

«У папы есть краник, у мамы — дырочка» — это фраза из книги «Как я появился на свет» Катерины Яноух. Многие мои знакомые интересовались моим мнением о том, как рассказать детям, откуда они берутся. 95% из них, прочитав в середине книги эту фразу, отказываются брать ее для ребенка.

Иллюстрация из книги «Как я появился на свет» Катерины Яноух

 

Между тем, книга не о физиологии, а прежде всего об отношениях — взрослые знакомятся, влюбляются, делают вместе десятки дел, заботятся друг о друге – и только потом занимаются сексом, потому что им приятно, они ждут ребенка, заботятся о нем, и счастливы, что он есть. Ошпаренные «краником» и «дырочкой», мои друзья уже не в состоянии увидеть последовательность, которая с ранних лет закладывает детям представление о здоровой сексуальной жизни: любовь, забота, период узнавания друг друга, общие ценности, общие дела – и только потом секс, который по общему согласию и может быть только приятным.

В общем давайте признаемся, что о сексе (а значит, об отношениях) со своими детьми мы говорить не умеем и боимся, а подростков начинаем запугивать беременностью и болезнями. Из опрошенных мной мужчин, максимум, что передали им отцы — показали, как мыть головку члена. Матери говорили с девочками только о месячных, о контрацепции не говорил никто — ни мамы, ни папы (за исключением вульгарных намеков на «резинку»).

И мы продолжаем политику наших родителей, в стране которых не было секса, и оставляем нашим детям метод проб и ошибок, порнушки (и вряд ли это будет кино от режиссера Эрики Люст, которая меняет не только отношение к жанру, но и к сексу), и баек друзей/советов подруг, таких же неопытных, как они сами.

Иллюстрация из книги «Как я появился на свет» Катерины Яноух

 

Все это приводит не только к абортам, о которых родители могут никогда не узнать. Насилие в семье, 50% распадающихся браков по стране, несовершеннолетние матери (около тысячи случаев в год) и брошенные дети, ранний сексуальный дебют (в 14 лет у девочек и в 16 лет у мальчиков), а в лучшем случае несчастная сексуальная жизнь в браке — все это последствие молчания про это.

В школе этому не учат, но и мы не учим своих девочек говорить «нет», а мальчиков – слышать это «нет», разбираться в своих эмоциях и желаниях, уметь их выражать и проживать, воспринимать свое тело как норму и любить его, уважать партнера и его чувства. Мы не говорим с детьми о сексе, как о приятной части отношений между двумя любящими людьми, о том, что любой рожденный ребенок должен быть желанным и любимым, а любые поступки стоит совершать, когда готов взять за них ответственность.

Для объяснения, откуда берутся дети и как пользоваться презервативом, достаточно одного разговора. Для всего остального необходимо последовательное поведение и прежде всего – снятие табу на эту тему. Если в 4-5 лет ваш ребенок задал вам вопрос о том, откуда берутся дети, но вы замяли разговор, предложили перенести его на время, когда он подрастет — он будет знать, что об этом лучше с вами не говорить. Никогда.

Иллюстрация из книги «Как я появился на свет» Катерины Яноух

 

Есть и другие мнения. Из статьи о половом воспитании с сайта «Пролайф Беларусь»: дескать, если дети не будут в школе или дома знать об этом (и чем раньше, тем лучше), то проблемы в будущем неминуемы: «Сексуально невежественные дети будут вступать в интимные отношения, заражаться венерическими заболеваниями и делать аборты. Конечно, всегда еще существовал информационный канал под названием «улица». Но оставим подворотнее подворотне, не будем переносить ее в свои семьи, школы, души…».

В общем-то то, что приносит положительные эмоции и удовольствие публично называют «подворотним». Будут ли нам после этого доверять — почему это плохо, когда нам вдвоем хорошо? Если эту прекрасную часть отношений я буду считать грязной, вряд ли узнаю, когда и с кем мои дети лишились девственности. И уж точно ко мне не придут за советом, если возникнут проблемы.

Но есть еще один безжалостный аргумент с цифрами. В Финляндии, где половое воспитание введено в школе с 1960-х годов, самый низкий в Европе показатель подростковых абортов и рождений детей у несовершеннолетних матерей, а сексуальный дебют происходит в среднем в 17 лет. Ну, а про снижение количество абортов по всей Европе я привела цифры выше.

И последнее. Роль «улицы» сегодня выполняет Google, и каждый может сделать маленькое исследование. На запрос «половое образование в Беларуси» он выдает 1,5 млн ссылок; на запрос «как предохраняться» – всего 540 тысяч. А вот на запрос «как сделать правильно минет» – более 10 миллионов. Так о чем мы молчим?

Читайте дальше:

Мы и секс. Кого хотят беларусы и беларуски

Мишель Оден: «Советы беременным? Ешьте рыбу, радуйтесь и пойте!»

МВД против домашнего насилия. Как государственный патриархат мешает успешной борьбе

Бабетта в халате. Как формируются наши представления о красоте

Комментировать