Жизнь

(Бес)ценная жизнь. Почему нельзя запрещать аборты

3848 Кацярына Барушка

Участницы акции «Черный протест» возле польского парламента. Фото: Agencja Gazeta

 

Тысячи жительниц Польши участвуют в общенациональной забастовке в знак протеста против полного запрета абортов, который готовится ввести парламент страны. Какое дело до этого беларускам и беларусам? И почему запрет абортов – это опасная глупость, которая не решает проблему, а просто отбирает у женщин права и угрожает их жизням? Разбираемся.

Последний раз в беларусском интернете велись столь ожесточенные бои на тему событий в другой стране, пожалуй, во время оккупации Крыма. Понятное дело: война в соседней стране. С соседней страной. Там и до нас недалёко.

Тема нынешнего холивара вроде как не имеет к Беларуси прямого отношения – это возможный полный запрет абортов в соседней Польше.

Там и сейчас аборты можно делать только по медицинским показаниям или если зачатие произошло в результате изнасилования. Но консервативный польский парламент хочет ввести уголовную ответственность и сроки до пяти лет тюрьмы как для женщины, так и для доктора, решившихся на операцию. Даже если беременной в результате родов грозит смерть.

И хотя в Беларуси аборты можно делать по желанию и изменения ситуации не предвидится, беларусы неожиданно встали на дыбы от возмущения.

Одни возмущаются ограничением прав женщин распоряжаться своим телом по своему усмотрению. Другие – тем, что первые, оказывается, приемлют «убийства младенцев», которые не могут заступиться за себя.

Леденящие кровь истории о подпольных абортах сыплются в ответ на душераздирающие фотографии маленьких человечков внутри мамы, которым так хочется жить.

Рассказы благородных родителей, решившихся рожать заведомо больного ребёночка, – против историй об изнасилованных девочках, родивших и покончивших жизнь самоубийством.

Все эти истории – страшные. Можно бесконечно спорить о том, кого убивать ужаснее и перекидываться громкими лозунгами. Но давайте зададим себе один простой вопрос: чего мы хотим добиться?

«Журнал» также рекомендует:

  

И те, и другие выступают за жизнь, за права женщин и права детей. Есть, правда, ещё группа товарищей, которые говорят, что людей и так слишком много, перенаселение планеты приведёт к экологической катастрофе, и все мы умрем – поэтому, говорят эти товарищи, вообще нет смысла заморачиваться на счет трудностей каких-то там женщин или детей.

Но не будем об этих товарищах. Эта статья для тех, кто все-таки за жизнь. За, по возможности, счастливую жизнь и женщин, и детей. И мужчин. Как-то о них забывают в этом дискурсе, а они ведь и детьми были, и в процессе создания новых участвуют, так что хочется и их включить в разговор о будущем общества.

Немного статистики

В год в мире совершается около 56 миллионов абортов (данные Guttmacher Institute). В среднем на тысячу женщин детородного возраста (от 15 до 44 лет) приходится 35 абортов в год.

Самый низкий уровень абортов отмечается в Северной Америке и Западной Европе – 17-18 случаев на тысячу женщин детородного возраста. Это те страны, в которых аборты легальны, но при этом много делается в плане пропаганды планирования семьи, контрацепции и уважения к правам человека.

В Восточной Европе этот показатель снизился вдвое за последнюю четверть века: с 88 случаев на тысячу женщин в 1990-1994 годах, до 42 сейчас. Прогресс налицо – но разница с Северной Америкой и Западной Европой пока все еще колоссальная.

Почему запрет абортов не решает проблему

Во-первых, существуют разные мнения о том, с какого момента эмбрион в утробе матери можно считать человеком: с момента оплодотворения; на четвёртой неделе, когда начинает биться сердце; на восьмой, когда эмбрион уже похож на взрослого маленького человека.

Но на каждом из этих этапов мы говорим о потенциальном новом человеке. Вспомним также, что каждый месяц многие женщины детородного возраста теряют этого потенциального нового человека, так как оплодотворённая яйцеклетка, не сумевшая прикрепиться к стенке матки, вымывается из организма вместе с менструальной кровью.

«Журнал» также рекомендует:

  

Во-вторых, вряд ли какая-либо женщина в здравом уме стремится получить опыт аборта. Совсем наоборот! Зачем кому-то проблемы со здоровьем, риск остаться бесплодной, и вообще хирургическое вмешательство в организм?

А ведь аборт – это ещё и серьезные психологические последствия. Булгаковская Маргарита в одном из ключевых моментов книги встречает Фриду, переживающую в аду убийство своего ребёнка. Её страдания настолько ужасны, что Маргарита решает использовать свою единственную просьбу к Воланду, чтобы помочь ей, а не Мастеру.

Женщины идут на аборт от безысходности, и этот шаг зачастую влечёт за собой последствия в течение всей их жизни.

Уменьшить число абортов можно их предупреждением. Для этого нужны образовательные программы для школьников. Бесплатные презервативы. Анонимные консультации и доступность услуг гинекологов. И главное – изменение отношения в обществе к женскому организму: от чего-то постыдного и периодически кровоточащего к понятному, важному и нормальному.

В-третьих, что может побудить уже забеременевшую случайно женщину родить? Понимание важности каждой жизни. Безусловно. А ещё больше – широкая поддержка молодых мам. Ведь защита прав детей должна распространяться на них и после того, как они родились. Хорошие ясли и садики. Законодательство, защищающее беременных и одиноких родителей. Уверенность, что маме помогут растить ребёнка. Всё это будет способствовать уменьшению количество абортов.

Статистика свидетельствует: на самом деле в странах, где аборты разрешены, их относительное число меньше, чем там, где аборты запрещены (по данным Guttmacher Institute 34 против 37 случаев на тысячу женщин детородного возраста)!

Запрет на аборты не избляет от них – попавшие в безвыходную ситуацию женщины все равно их делают. Преследования и наказание тех, кто вынужден идти на аборт, не приводят к уменьшению их реального количества. Только к подпольным операциям, смертям и увечьям. Более состоятельные едут делать аборт за границу. Менее состоятельные идут на рискованные операции дома, подвергая опасности свою жизнь.

Запрет абортов также ведет к нежеланию гинекологов вести беременность, а уж тем более браться за тяжёлые случаи. Ведь если есть риск неудачи, на них может пасть подозрение в умышленном убийстве ребёнка. А там тюрьма, позор, запрет на профессию. Докторам это нужно? Проще оставить этих проблемных беременных разруливать свои беременные проблемы самостоятельно. Как в старые добрые времена. Средневековья.

В общем, удержать женщин от абортов может поддержка, но не угроза наказания.

И самая важная поддержка – это поддержка от пап. Часто можно встретить убеждение, что беременность, со всеми анализами, осложнениями, расходами и тревогами за будущие ребенка – это исключительно женская задача. Нечего удивляться, что оставшиеся с ней один на один женщины решают её, как могут.

Как сделать мужчин ответственными? И еще один, более жесткий вопрос: что нужно сделать, чтоб мужчины перестали насиловать женщин? Ведь единственная причина нежеланной беременности, наступившей в результате изнасилования, – это само изнасилование: когда неконтролирующий себя мужчина считает себя в праве делать с телом другого человека то, что ему захочется. Нередко можно услышать мнение: изнасиловали – «спровоцировала» и «сама виновата». И в том, что она забеременела, опять «сама виновата» женщина. И в том, что сделала аборт, тоже виновата женщина.

Теперь польские политики становятся в позицию насильника: они тоже считают, что вправе решать, что делать с телами других людей. Мы не говорим о тех, кто считают аборт плохой практикой и призывают его не делать. Мы о тех, кто хочет навязать свою волю гражданам и запретить аборты. Прикрываясь красивыми словами о ценности жизни, они превращают тела людей в подвластные им объекты, тем самым эту жизнь обесценивая.

И самое страшное, что происходит сейчас в Польше в отношении женщин, – это изменение социальных норм. Женщина второстепенна, ею можно пренебрегать. Жизнь ребёнка важнее жизни матери, даже если он останется сиротой. Но кто дал политикам право решать, чья жизнь важнее?

А что дальше? Кто-то с должностью начнёт решать, в каких позах и скольких детей рожать? Какие женщины вынашивают детей хорошо, а какие – плохо? Кого скрестить с кем, чтоб получился наилучший результат? То, что считается дикостью и вмешательством в личную жизнь, опять может стать нормальным.

Возможно, моя позиция может показаться наивной – но я за сознательность, ответственность и любовь. За то, чтобы любить ближних, даже когда те вынуждены идти на трудные поступки. За то, чтобы нести ответственность за зачатую жизнь. И лучшее, что могут сделать окружающие, – это создавать условия для того, чтоб этот ответственный выбор был сделан сознательно.

Комментировать