Деньги

«Тут не советский Диснейленд». Придут ли в Беларуси инвестиции

1995 Вадим Можейко

Со всех сторон твердят о важности иностранных инвестиций в Беларусь. Но придут ли они в страну, где государство запросто национализирует частные предприятия, где идут показательные суды над бизнесменами, нет гарантий собственности и независимых судов, а валютный курс может «скакнуть» в любой момент? Разбираемся.

Андрей Кобяков, премьер-министр Беларуси, старательно конспектирует в блокноте у себя на коленке, когда Томас Миров, старший советник Rothschild Group и экс-президент Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР), говорит про важность верховенства права и честного суда. Пожалуй, так выглядит мечта независимых экспертов, сбывшаяся на открытии беларусского форума «Расширяя горизонты».

Инвесторы давно ждут от нашей страны гарантии права собственности и независимого правосудия. Впрочем, и в нынешних условиях можно делать бизнес, подтверждает Франсис Делей, глава представительства ЕБРР в Беларуси: «Тут не советский Диснейленд, не застыло всё. Можно убеждать власти и с ними работать. Многие реформы государство делает еще до того, как международные организации это попросят».

Другое дело – беларусский имидж в деловом мире.

«Я чувствую оттепель… В инвестициях наступила весна», – оптимистичен Павел Лащенко, управляющий партнер Ernst & Young по Беларуси. Но по отношению к перспективам инвестиционного климата в Беларуси «слишком много тут и там настроенных скептически», уверен Ян Чул Ким, глава представительства Всемирного Банка в Беларуси.

Встреча с президентом инвесторам не нужна

И для такого скепсиса есть все основания. Понятно, что национализацию предприятий нужно раз и навсегда прекратить; вряд ли на пользу имиджа страны идут показательные суды над бизнесменами, а валютный курс должен быть стабильным. Однако такими очевидными мерами инвестиции привлечь нельзя; Беларуси неплохо бы разобраться и в дальнейших шагах.

Мало иметь политическую волю распродать госсобственность – нужно еще «переобучить менеджмент, провести независимый аудит, реструктурировать предприятия», говорит Рон Копицки, вашингтонский консультант Всемирного банка. Для дальнейшей нормальной работы понадобится принятие Беларусью международных стандартов финансовой отчетности.

Еще по теме:

   

Вопреки беларусской привычке, «инвесторам не нужна встреча с президентом – им нужно узнать, что происходит в компании», считает Нил Визерс, президент ассоциации CFA. И в целом власть в общем-то не должна привлекать инвесторов по всему миру – это задача самих компаний. Власти лучше ограничиться созданием хороших правил игры на рынке и обеспечить их исполнение.

Разговоры о прекрасном инженерном наследии советского образования набили оскомину, но нужно думать на перспективу: какими будут специалисты, выпускаемые нынешней не реформированной беларусской системой профессионального и высшего образования?

В образовании нужны реформы и инвестиции, а «без них возникают сомнения об инвестициях в Беларусь – особенно на фоне инвестиций в образование в Азии, в Китае», объясняет Томас Миров из Rothschild Group. Импортом туркменских студентов тут не обойтись.

Инвестиции для национальной безопасности

«Инвесторам нужно понимание, как Беларусь будет развиваться ближайшие пять лет, нужна стабильности», – объясняет Джованни Сальветти, управляющий директор инвестиционного банка Rothschild по России и СНГ. И речь идет о стабильном развитии, а не стабильности в ее беларусском понимании – стабильности деградации.

«Журнал» также рекомендует:

   

Наконец, беларусской власти самое время понять, что иностранные инвестиции – это больше, чем просто мешки с деньгами, будущие налоги и даже внедрение ноу-хау в производство. Каждый иностранный инвестор – это богатый и влиятельный стейкхолдер, который становится заинтересованным в Беларуси, ее успешном развитии и национальной безопасности.

«Если американская компания инвестирует в Беларусь миллиард – они будут заботиться: и о своем миллиарде, и о Беларуси», – говорит Джованни Сальветти.

Инвестор приложит все усилия, чтобы его капитал не оказался застрявшим в «серой зоне» наподобие Крыма. По мнению Сальветти, «сегодня Беларуси не существует на мировой карте иностранных инвестиций». А это усиливает риски того, что Беларусь может исчезнуть и с других карт.

«Журнал» также рекомендует:

   

Партнерство государства с частником по большой нужде

Пока государство совершенно не готово к массовой приватизации – как говорит Сергей Ваганов, замдиректора Национального агентства инвестиций и приватизации, с 2015 года было принято всего одно решение по приватизации республиканской собственности. В этих условиях начинает развиваться другой механизм вовлечения частного бизнеса на территорию госэкономики – государственно-частное партнерство (ГЧП).

Не то чтобы государство сильно хотело развивать ГЧП, по жизни заставляет: «экономическая ситуация в стране вынудила нас посмотреть на ГЧП», говорит Сергей Войтеховский, начальник главного управления инвестиционного сотрудничества Минэкономики. Власти пришлось улучшать законодательство в сфере ГЧП, в результате чего, к примеру, частные клининговые компании в Минске будут убирать некоторые подъезды вместо ЖЭСов. И в целом ГЧП в первую очередь планируется задействовать для инфраструктурных проектов, таких как ЖКХ и транспорт.

Однако для полноценного развития ГЧП не обойтись без дорогих частных консультантов, как показывает опыт Казахстана, у которого Беларуси в госуправлении не стыдно и поучиться.

«Верить, что министерство может само, без консультантов, сделать проект ГЧП, было бы наивно», – считает Галымбек Мамраев, зампред правления АО «Казахстанский центр ГЧП».

Как заставить чиновников обращаться за советами к более опытным экспертам и в целом простимулировать их шевеление на ниве ГЧП? Казахстанский опыт по-восточному жесток и справедлив: «Нам платят, только когда мы делаем свою работу: есть успешный проект ГЧП – есть оплата из бюджета». Мотивация госслужащих радикальная, но работает.

Важный фокус – понять, что ГЧП нужно не просто как канал доступа к частным деньгам для затыкания бюджетных дыр. Подключение бизнеса к типично государственным секторам, таким как те же ЖКХ и транспорт, привносит туда частный менеджмент, более эффективный, нежели красные директора.

Даже если в конечном счете финансирование идет из бюджета, то его использование частным бизнесом (на основе открытых конкурсов, конечно!) позволяет исключить фактор государства как неэффективного управленца и снизить коррупционный потенциал.

Комментировать