Деньги

Засушливый бизнес-климат. Почему разговоры с европейцами не принесут Беларуси инвестиций

962 Вадим Можейко

Иллюстрация: Chi Birmingham

 

Европейцы приезжают в Беларусь говорить об инвестициях и настроены очень доброжелательно – чего власти страны так долго добивались. Но это не улучшает ситуацию с иностранными инвестициями и не приводит к реальному притоку иностранного капитала. «Журнал» разбирается, что нужно сделать, чтобы на родину пришли деньги с Запада.

Права собственности, инфраструктура и «не мешать»

Такое впечатление осталось после визита в Беларусь делегации парламентариев из Саксонии и представителей немецких деловых кругов.

«Можно реформы делать постепенно, чтобы сгладить социальное напряжение, но нельзя просто законсервировать нынешнюю ситуацию», – высказал свое впечатление на экспертном завтраке «Либерального клуба» председатель парламента федеральной земли Саксония Маттиас Рёсслер.

Как же реформы в Беларуси нужны немецким инвесторам, прежде чем они захотят вложиться в нашу экономику?

Главное – это правовая и инвестиционная стабильность, защита прав собственности. Инвестор не желает волноваться о том, что произойдет через три года: введение барьеров и ограничений для бизнеса, воровство привнесенных ноу-хау или попросту национализация. Кейс «Спартака» и «Коммунарки» впечатляет любого бизнесмена больше, чем инвестиционные форумы в Лондоне или Франкфурте-на-Майне.

Без уверенности собственника в том, что его бизнес завтра не отберут, успешной приватизации Беларуси не видать. А немцы напоминают, что «успешные экономики основываются на частной собственности» и «это больше, чем частичная приватизация госкомпаний».

Беларусь пережила уже не одну программу возрождения села, но, с немецкой точки зрения, до успехов еще далеко: «инвестиции в сельские регионы важны, но для этого там надо создать хорошую социальную инфраструктуру – дороги, больницы, учреждения образования, чтобы у людей была возможность там достойно жить».

Но раз уж с инфраструктурой на местах получается не очень, то можно хотя бы просто не создавать препятствий: «Вмешательство госорганов должно быть очень осторожным. Нужно не мешать открывающемуся бизнесу. Надо просто позволить бизнесу работать, чтобы компании взяли на себя экономическую инициативу».

«Многое уже инициировано, главное, чтобы это исполнялось, – замечал модератор дискуссии Вольфганг Зендер, программный директор по Беларуси Фонда Конрада Аденауэра. – Но многое намеченное делается слишком медленно».

«Журнал» также рекомендует:

 

«Они всё скупят и развалят» – на самом деле нет

Один из главных страхов перед приватизацией – что в нашу Синеокую набегут иностранные инвесторы, по дешевке расхватают «национальное промышленное достояние» и потом быстро сведут на нет вековые народные усилия по его продвижению (тут противники реформ кивают на опыт стран Балтии). Делегация из Саксонии на своем опыте рассказала, как можно избежать таких проблем.

Сегодня из Беларуси может казаться, что там живут сплошь зажиточные немецкие бюргеры. Однако совсем недавно территории бывшей ГДР переживали во многом схожие с Беларусью проблемы. Особенно это касалось как раз Саксонии, самой большой из новых земель Германии, где промышленность традиционно была сильна, но на момент падения Стены переживала не лучшие времена. Перестройка экономики была шоковой терапией, многие теряли рабочие места.

«Многие боятся реформ обоснованно, – замечает Маттиас Рёсслер. – Не все выиграют от трансформаций, будут и проигравшие. Но минимизировать количество проигравших – это и есть мастерство государственного управления».

В Саксонии пожар недовольства реформами был «залит» социалкой – как инвестиции, так и прямые дотации из ФРГ на первых порах позволили поддерживать приличный уровень жизни во время реформ. Речь шла о сотнях миллиардов евро: конечно, Беларуси таких денег никто не даст. Чем же можно компенсировать их отсутствие?

«Решающие факторы – это выдержка, мотивация и люди, которые должны видеть улучшение условий жизни шаг за шагом. И на это нужно планировать минимум 20 лет», – говорит Рёсслер.

Опираться на человеческий капитал можно и благодаря традициям: сохранившемуся образованию и готовности работать. Для саксонцев Беларусь выглядит похожей на них, как «страна с хорошо подготовленным и дисциплинированным персоналом». Выходит, беларусскую «памяркоўнасць» можно и нужно использовать на благо.

Так можно сохранять традиционные сильные стороны (промышленность, техническое образование), но при этом проводить модернизацию инфраструктуры. Любопытно, что с немецкой точки зрения реформу образования необходимо фокусировать совершенно для нас по-новому.

Даёшь ПТУ!

Если в Беларуси говорят о реформах в образовании, то чаще всего вспоминают университеты и Болонский процесс. При этом из внимания совершенно выпадает профессионально-техническое образование. Его нынешний уровень и престиж столь низок, что всерьез говорить о ПТУ как достойном месте учебы своих детей или будущем двигателе экономики как-то даже неприлично.

В Германии же именно система профтехобразования является основным источником кадров для малого и среднего бизнеса. Конечно, по уровню организации и качеству знаний это мало похоже на депрессивные беларусские училища. Система подготовки там организована следующим образом: ученик половину времени проводит за партой, а половину – непосредственно на предприятии. Это позволяет нивелировать разрыв между теорией и практикой, сразу подготовить рабочего к условиям реального производства. При этом ученическая стипендия может быть «относительно высокой, в районе 1000 евро», что привлекает туда мотивированных людей.

Маттиас Рёсслер удивляется, что в Беларуси все хотят учиться в университетах и получать диплом непременно о высшем образовании: «наверное, это потому, что нет такой систему профпродготовки, а у существующей нет социального престижа».

Впрочем, в Германии по такой модели могут работать и институты высшего образования, а государство думает о том, как «заботиться об университетах и молодых исследователях, создавать условия, чтобы они не уезжали и развивались тут».

Рыночная площадь с демократией

Климат беларусско-немецких отношений безусловно переменился, стал более открытым, подчеркивает Вольфганг Зендер. Во время визита саксонской делегации важный разговор об экономике был максимально конкретным, состоялось много встреч, в том числе на высшем уровне – например, с главой беларусского МИДа Владимиром Макеем.

Но климат остается засушливым, дождя инвестиций пока не предвидится. «Мы слышали от Макея, что Беларуси хотелось бы иметь 30% товарооборота с ЕС. Но чем она собирается торговать – пока непонятно», – отмечал на экспертом завтраке «Либерального клуба» чешский бизнесмен, инвестировавший ранее в Саксонию.

«Говорят, Беларусь – это мост между ЕС и ЕАЭС, между Востоком и Западом. Но мост – это что-то пассивное, по нему проходят. А лучше быть местом встреч, рыночной площадью», – воодушевляющее высказывался Вольфганг Зендер.

Но в конечном счете от простых истин и очевидных реформ никуда не деться.

«Демократическое государство – это сильное государство», – мягко заметил Маттиас Рёсслер, обозначая и обратное: какое государство является слабым.

Комментировать