Арт

Лучший год Нобеля. Как литература обрела свободу

247 Павел Абрамович

Нобелевский комитет в этом году сделал лучший выбор, присуждая премию по литературе. Павел Абрамович объясняет, почему.

Шведская академия назвала лауреатов Нобелевской премии по литературе, причем за два года. Призером 2018 года стала польская писательница Ольга Токарчук, а премию за 2019 год получил австрийский писатель Петер Хандке.

Итак, имена победителей названы. Звучит буднично, но на самом деле мы стали свидетелями настоящего литературного дубля, двойного светлого праздника на одной улице.

Когда еще будет такое? Премию получили два даровитых профессионала, женщина и мужчина, которые посвятили свою жизнь литературе. Причем той самой, «высокой», а не «бульварной». Хотя это деление давно уже стало условным, искусственным в наш век, когда «все переплетено», а на литературные премии номинируют рэперов, потому что в них наконец-то разглядели поэтов — нужно было всего лишь перестать затыкать уши и отводить глаза.

Токарчук и Хандке великолепно дополняют друг друга. Оставаясь каждый в пределах своего художественного стиля: Она исследует жизнь, Он изучает язык.

Это важнейшая задача литературы с древнейших времен: при помощи обдуманных слов прояснять и поддерживать человека. Оба лауреата блестяще с ней справляются, действуют как соратники, хотя, возможно, никогда не видели друг друга.

Токарчук и Хандке схожи еще и в том, что обходятся в своей работе без гремучей, взрывоопасной смеси публицистики, ведь их сила в подлинной поэтичности — «от дуновения твоего расступились воды».

Есть ощущение, что прошлогодний сексуальный скандал, в который пришлось вмешаться самому королю Швеции Карлу Густаву XVI, пошел на пользу «комитетчикам». Поистине житейские кризисы и встряски нужны не только писателям, но и другим людям тоже, чтобы побыстрее выйти на новый уровень. Но сначала пристальнее оглядеться по сторонам и глубже заглянуть в свою душу.

Более того, Нобелевский комитет забыл о собственных «левацких» взглядах. И не стал, как часто это бывало, стремиться крепким узлом привязать литературу к политике, подверстать ее на первые полосы газет, чтобы и она истошно «вопияла».

Имена Токарчук и Хандке сегодня прозвучали в одном-единственном, причем правильном, контексте. Контексте литературно-художественного слова. С сегодняшним признанием их мастерства согласятся все те, кто читает книги для себя, не гоняясь за новомодными бестселлерами — вот оно, созвучие и совпадение в отдельно взятом людском сообществе, такой гармонии почти не осталось места в мире.

Читайте также:

Топ-7 книжных новинок 2019 года в мировой литературе

«Комитетчики» сделали еще одно доброе дело. Они не стали толкать литературу под яркие знамена новых «веяний» и «течений», которые ссорят людей быстрее, чем пластик засоряет их тела. Дело в том, что букмекеры в этом году жадно принимали ставки на писательниц-женщин, каждая из которых своим творчеством (как они, барышники, думают) олицетворяет некую социально-значимую проблему: равенство полов, колониализм, расовое превосходство, «страны третьего мира» и так далее.

Но в этот раз, в отличие от правильного «угадывания» Светланы Алексиевич в 2015-м, букмекеры не попали в цель. И отлично! А то уже складывалось впечатление, что они разбираются в литературе лучше читателей и специалистов, причем давят на остальных.

Премию присудили писателям, которые вовсе не далеки от проблем современности. Или не высказывают своей позиции по острой общественно-политической повестке. Вовсе нет! Но их настоящие, писательские, голоса звучат тише и спокойнее, чем, например, голоса Дорис Лессинг или Пабло Неруды — подлинных литераторов-трибунов.

По этой причине формулировки, которыми Нобелевский комитет по традиции сопровождает присуждение премий, литературоцентричны и только. А как иначе восстановить престиж литературной премии?

Токарчук удостоена награды «за повествовательное воображение, которое с энциклопедической страстью представляет пересечение границ как форму жизни». А Хандке получил ее «за влиятельную работу, которая с помощью лингвистической изобретательности исследовала периферию и специфику человеческого опыта».

Звучит сложновато и даже пафосно. Однако Токарчук и Хандке вовсе не такие — они и их персонажи близки и понятны, человечны.

«Стоя на дамбе, вглядываясь в течение реки, я осознала, что — вопреки всем опасностям — движение всегда предпочтительнее покоя, перемены благороднее постоянства…», — говорит героиня Токарчук.

«Я готова. Теперь твоя очередь. Ты держишь все нити, теперь или никогда», — поддерживает ее героиня Хандке.

Литература, как и человек, расцветает, когда ей позволяют быть самою собой, говорить от собственного имени. А ошибки и пороки, даже если ты никому не подотчетен, кроме короля, нужно признавать и исправлять.

Читайте дальше:

Премия имени Гедройца. Шесть книг и одна проблема

Скандал в книжном королевстве. Топ-5 литературных премий мира вместо «Нобеля»

«Бедность — не беда». Топ-5 самых денежных литературных премий Беларуси

Комментировать