Политика

Отключите кадриль с востока. Почему я не верю в то, что наш суверенитет не сдают

1197 Михась Янчук

От нашего имени неизвестно о чем договариваются люди, которых мы с вами для этого не выбирали. Называйте нас «алармистами» сколько хотите. Пока беларусское правительство не рассекретит полное содержание новых интеграционных соглашений с РФ, я буду убежден, что там может быть все, что угодно – и доверия к ним у меня нет ни малейшего. Пишет журналист Михась Янчук.

Страны бывают разные. Где-то – как в Швейцарии – проходят сплошные референдумы по всем вопросам, как на федеральном уровне, так и на региональном. Только федеральных за последние 170 лет там прошло более 600. Про отличие швейцарских референдумов от беларусских, думаю, упоминать не стоит, потому что будет больно.

В других странах существует система сдержек и противовесов ветвей власти. Это когда правая рука всегда и точно знает, что делает левая – и при опасности перекоса может её как следует шлёпнуть и вернуть ситуацию в стране в относительное равновесие. Так работает внутренняя политика в США, к примеру.

А есть ещё страны «суверенной демократии». Со времён автора этого понятия Жана-Жака Руссо до времён Владислава Юрьевича Суркова, воскресившего этот термин накануне думских выборов в России 12 лет назад, эти два слова наполнялись весьма разным смыслом. Иногда даже диаметрально разным.

В странах «суверенной демократии по-сурковски» – власти дозволено всё. Как только заканчивается процесс легитимизации условных дроздовских небожителей на очередной срок, фиговый листок предвыборных приличий перестаёт быть нужным как класс – и начинается дикий запад. Или, скорее, дикий восток. Кадриль ордынщины с опричниной.

В Беларуси, к великому счастью, из-за размеров страны и её вынужденно многовекторной географии, эта кадриль звучит вполголоса, с оглядкой в ту сторону, где так не принято. Даже несмотря на обещания правителя не вести «свою страну за цивилизованным миром».

Пока звучит вполголоса и с оглядкой. Но всё может измениться, потому что ныне белправительство с подачи Кремля предпринимает то, что иначе как магаданским беспределом назвать нельзя.

Коротко по пунктам: люди, которых мы не избирали, не сообщая ни слова о своих действиях народу (их нанявшему на него работать – в идеале), намереваются сдать экономический (как минимум экономический!) суверенитет нашего государства в обмен на... Кстати, да – в обмен на что?

«Договоры с Россией не стоят бумаги, на которой они написаны», – говорил Отто Бисмарк и призывал не играть с этим государством. И я его очень хорошо понимаю, потому что мой родной город Брест после прошлой «углубленной интеграции» с Россией был превращён в Брестскую крепость, а его жители были изгнаны из их «случайно сожженных» домов на заболоченные земли в паре километров к востоку – отстраиваться заново.

Тем временем наше правительство в ответ на все наши сетевые просьбы рассказать, как же глубоко нас на этот раз «интегрируют» туда, куда уже было с известным результатом, – просто молчат.

Честно говоря, я не верю что все три десятка пресловутых дорожных карт поэтапной сдачи суверенитета страны разрабатываются «совершенно секретно». Так просто не бывает, ведь не все государственные чиновники – нелюди, даже спустя все эти годы системной дегуманизации.

У нас нет ясной и убедительной информации о том, зачем и как мы НЕ будем интегрироваться с РФ в её всем известном нынешнем SOS-тоянии. И пока от нас скрывают планы очередной «углубленной интеграции», все интервью Макея или громкие заявления Румаса, которые спустя день опровергаются реальными действиями министра Крутого, гроша ломаного не стоят.

От нашего имени неизвестно о чем договариваются люди, которым мы с вами для этого не выбирали. Поэтому мы выходим в люди – чтобы люди не умерли вместе с страной.

Называйте нас «алармистами» сколько хотите. Пока беларусское правительство не рассекретит полное содержание новых интеграционных соглашений с РФ, я буду убежден, что там может быть все, что угодно – и доверия к ним у меня нет ни малейшего.

Читайте дальше:

Калькулятор национального суверенитета. Сколько его осталось у Беларуси?

Галасы незалежнасці. Ірына Леўшына

Галасы незалежнасці. Валянцін Акудовіч

Комментировать