Тема недели

От утопии до бесчеловечной системы. Что мы имеем в виду, когда говорим о коммунизме

479 Владимир Мацкевич

Что только не называется коммунизмом! Если говорить сразу обо всём, что называется коммунизмом, то невозможно говорить конкретно, теряется объект и предмет. Поэтому необходимо конкретизировать, взять в рамки и обозначить предмет разговора.

То явление, которое заслуживает внимания и рассмотрения при анализе итогов столетнего исторического периода после октябрьского переворота в России, нужно локализовать в истории с 1848 года. Это не только год революции, в которой впервые свои права заявил пролетариат, но и год выхода в свет «Манифеста коммунистической партии». С этого момента можно вести отсчёт существованию коммунизма в теории и в практике.

Сами слова «коммунизм», «коммунист» возникли чуть раньше. Некоторые исследователи находят эти слова в текстах с 1830-х годов, а в 1840-х годах они были уже широко распространены. Союз коммунистов образовался за год до выхода в свет «Манифеста коммунистической партии». Поэтому Маркс и Энгельс не были изобретателями или первооткрывателями коммунизма – они только оформили его в стройную доктрину, обосновали, опираясь на самую мощную и проработанную методологию того времени.

Основной корпус идей и лозунгов коммунизма сложился до Маркса и Энгельса. Классовая теория была создана для объяснения Великой французской революции, идея бесклассового общества напрямую из неё вытекала и вобрала в себя древние концепции социального равенства.

Идея отмены частной собственности была известна ещё в Древнем Риме, так же как и идеи отмены денег и государства. Принципы справедливого распределения общественных благ (а в некоторых интерпретациях даже распределения удовольствий) тоже выдвигались задолго до XIX века. Принципы распределения по потребностям (более древний) и по труду (более новый) были сформулированы современником Маркса и Энгельса Дежарденом «à chacun selon ses besoins» и «à chacun selon ses oeuvres», если не раньше.

Коммунизм до «Манифеста», и коммунизм после «Манифеста» – два совершенно разных объекта. О коммунизме до «Манифеста» в самом «Манифесте» сказано: «Революционная литература, сопровождавшая эти первые движения пролетариата, по своему содержанию неизбежно является реакционной»; «Это фантастическое описание будущего общества возникает в то время, когда пролетариат еще находится в очень неразвитом состоянии и представляет себе поэтому свое собственное положение еще фантастически»; «Значение критически-утопического социализма и коммунизма стоит в обратном отношении к историческому развитию. По мере того как развивается и принимает все более определенные формы борьба классов, это фантастическое стремление возвыситься над ней, это преодоление ее фантастическим путем лишается всякого практического смысла и всякого теоретического оправдания. Поэтому, если основатели этих систем п были во многих отношениях революционны, то их ученики всегда образуют реакционные секты. Они крепко держатся старых воззрений своих учителей, невзирая на дальнейшее историческое развитие пролетариата».

Коммунизм до Маркса, до «Манифеста» – это мечта, идеалистическая утопия. Утопия, порой красивая в своём идеализме и романтическом гуманизме, порой противоречивая в своей архаике, ригоризме и тоталитаризме. Счастье вместе с рабством, свобода вместе с жестоким принуждением к этой свободе, равенство в виде принудительной уравниловки. Этот коммунизм представляет собой внеисторический, чуждый практике и здравому смыслу нереалистический идеал, обладающий притягательной силой при отсутствии критического мышления и технического отношения к пробам и попыткам воплощения идеала в жизнь. Защищая коммунизм, современные его адепты чаще всего апеллируют именно к этой мечте и идеалу. Тому идеалу, который сам «Манифест коммунистической партии» назвал реакционным!

Читайте еще по теме:

 

Ко времени написания «Манифеста» Маркс уже видел движущую силу в коммунизме как идеологии, но в «Экономическо-философских рукописях» 1844 года он понимал и практическую бесплодность этой идеологии. Но в те годы Маркс ещё не разработал теорию соотношения базиса и надстройки, хотя со всей очевидностью понимал «надстроечную природу» коммунизма как любой идеологии. Понимал, что идеализированный тип производственных отношений без классов, без эксплуатации, без собственности и денег если и возможен, то только на неком ином уровне производства и общественного богатства, нежели тот, современником которого он был.

Поэтому дальнейшая работа Маркса заключалась в исследованиях базиса (производительных сил и комплиментарных им производственных отношений) и в разработке практической стратегии революции, результатом которой должно стать соответствие производственных отношений производительным силам.

Пока Маркс занимался разработкой первого аспекта и писал «Капитал», капитализм, производительные силы и производственные отношения развивались своим чередом, революция в Европе отодвигалась на неопределённый срок, и в стратегии революции нужды становилось всё меньше и меньше. Карл Маркс умер через 12 лет после первой и последней в Западной Европе попытки пролетарской революции – Парижской коммуны.

Практическую стратегию коммунистической революции и построения коммунизма создавал и реализовывали уже другие – Ленин, Троцкий, Сталин. Они действовали в эпоху, когда классического капитализма, который исследовал Маркс, уже не существовало. Ленину пришлось создавать свою версию, адекватную современности, и он назвал обновлённую версию империализмом.

Ленин и Троцкий понимали, что о коммунизме как о типе производственных отношений можно говорить только в глобальном, мировом масштабе. Но говорить бесконечно невозможно, тем более, что процесс был запущен, а мировая революция становилась всё призрачней. Призрак бродил-бродил по Европе, пока не замёрз окончательно в российских лесах и степях. И Сталину уже пришлось адаптировать стратегию Ленина и Троцкого для отдельно взятой страны.

Собственно, предметом антикоммунизма является:

– мечта и утопия коммунизма, которая «по своему содержанию неизбежно является реакционной» согласно самому «Манифесту» Маркса и Энгельса (до 1848 года и после 1991 года);

– программа и стратегия коммунизма, цели которого «могут быть достигнуты лишь путем насильственного ниспровержения всего существующего общественного строя», которые представляют собой вершину стратегического мышления ХІХ-ХХ веков (с 1848 по 1980 год, который был назначен для построения коммунизма в СССР);

– практическая реализации построения коммунизма в ХХ веке, один из двух самых бесчеловечных проектов ХХ века (1917-1991);

– большевизм как форма существования коммунизма в стране с неадекватным уровнем развития производительных сил и архаичными формами производственных отношений (1901 – до наших дней).

Читайте также:

Глобальное потепление после Холодной войны. Что происходит с миром

«Человек может умирать лишь за ту идею, которую не понимает». Что такое тоталитаризм

Фашисты и коммунисты. Праздники наших убийц

Комментировать