Жизнь

Фашисты и коммунисты. Праздники наших убийц

7051 Микола Мирончик

7 ноября Беларусь официально празднует годовщину одного из самых кровавых переворотов в человеческой истории, который привел к власти садистов и отморозков, забивших молотом и перерезавших серпом стремления нескольких поколений к достойной жизни.

Крестьянская семья моего прапрадеда из Могилевской губернии полвека после отмены рабства пахала, не покладая рук, чтобы накопить денег на собственную землю. В 1914 году, влезши в огромные долги, он наконец купил в собственность 55 гектаров пашни. Думали, что будущее многочисленных детей будет обеспечено.

Спустя несколько лет люди, которые и не собирались пахать, пришли раскулачивать моего прапрадеда – за пахоту до седьмого пота всей семьи, которая стремилась к лучшей доле. Надел, необходимый для не богатой, но достойной жизни, согласно стандартам новой, подстригающей под одну гребенку власти, был разделен на 917 бессмысленных с точки зрения сельского хозяйства дачных участков для примерных социалистических строителей.

Когда половину семьи других моих прадедов в Западной Беларуси расстреливали немецкие нацисты, вряд ли их последней мыслью было, что другую часть фамилии истязают до смерти советские хунвейбины, выполнявшие план по зверствам на недавно присоединенной территории, полной «классового врага».

Моя бабушка никогда не видела своего папу: он погиб на чужой, но неизбежной войне, став жертвой бездарного руководства величайшего садиста из низшего сословия, мозг которому еще в детстве отбил его пьянчуга-отец.

Ее двоюродный брат так и не вернулся из Сибири, где 14-летним подростком тяжело заболел и умер в концлагере для классово неугодных элементов.

Зато бабушка хорошо помнит, как строился новый социалистический мир в 1960-1970-е: заключая ее родную Немигу в оковы подземных труб, разрушая до основания нашу многовековую историю, стирая с лица земли любые намеки на собственную идентичность, неповторимость, самость.

«Журнал» также рекомендует:

 

Уже потом были гонения на диссидентов, дефицит и огромные очереди за базовыми товарами. Видимо, именно по всему этому скучает население, ностальгирующее про то, «какую страну развалили».

Этому населению показывают парады и дают забомбить селфи с танком. И не говорят, что сидевшая в этом танке Красная армия начала самую страшную войну в истории человечества – вместе с немецкими нацистами. Немногие живые еще жители Бреста помнят совместный парад двух братских армий, коммунистической и нацистской, прошедший на нашей земле в 1939-м. Две оккупационные армии маршировали на нашей раздербаненной ими земле. А потом на нашей же земле между собой дрались.

Чтобы увековечить победу одной из них — но не о погибших скорбя, а конструируя железобетонный фундамент так необходимого Совку исторического мифа, — два десятилетия спустя одно из древнейших местечек Беларуси окончательно закатали в асфальт и бетонные плиты, завершив дело, начатое российской империей.

И теперь мне, жителю обескровленной террором земли, наследнику боли многих поколений, заложнику самой грандиозной в мире операции по зомбированию самих себя, говорят, что я должен чтить палачей моей семьи. И даже предлагают мне на государственном уровне отдохнуть от работы – от которой моих предков отучали свинцом и сибирским холодом.

Советский коммунизм и фашизм – явления полностью тождественные в своих зверствах. Но до сих пор так и не произошло большого суда над «красной чумой», каковым стал Нюрнбергский процесс – над чумой коричневой. Потому что коммунизм на самом деле победил — и в войне, и в умах советских и постсоветских людей. А победителей, как известно, не судят.

7 ноября победителям стукнуло 100 — и они по-прежнему готовы идти с шашкой наголо против цивилизации, ремонтируя прохудившийся паровой двигатель в век электрокаров и реквизируя честно заработанный хлеб, когда в иных странах уже мясо печатают на 3D-принтере.

Мы отстаем от цивилизации не потому, что чего-то не можем, а потому что так и не смогли излечить себя полностью от красной чумы, изучить то, какой непоправимый урон она нанесла и продолжает наносить нашей земле.

Именно поэтому инициатива украинского парламента, который признал равную ответственность Германии и СССР за развязывание Второй мировой войны — это знаковое событие. Впервые с такой силой, при такой мощной поддержке из уст жертв прозвучала обвинительная речь в адрес Советского Союза — касательно одного из многочисленных его преступлений.

Октябрьская резолюция Рады должна стать отправной точкой для полноценного суда над коммунистическим режимом. Я очень надеюсь, что обвиняемый получит сполна за свои зверства без оглядки на возраст.

Ведь преступления против человечности не имеют срока давности.

Читайте также:

Если сто лет истории не убедили. Популярно про антикоммунизм

За что мы любим СССР

От утопии до бесчеловечной системы. Что мы имеем в виду, когда говорим о коммунизме

Глобальное потепление после Холодной войны. Что происходит с миром

«Человек может умирать лишь за ту идею, которую не понимает». Что такое тоталитаризм

Империя. Зла. Как Москва стала ненужной для беларуса

Комментировать