Жизнь

Должно ли стать нормой кормление грудью в общественных местах?

Нормально ли кормить грудью в общественных местах? Молодая мама Татьяна Светашёва предлагает обсуждать не женскую грудь – а необходимость создания нормальной среды в городе для кормящих матерей.

Мне, наверное, повезло: за период лактации я ни разу не попадала в ситуацию, когда пришлось бы кормить ребенка грудью публично. Я старалась делать это дома, носить бутылочку, выстраивать маршрут с оглядкой на комнаты матери и ребёнка, которых в Минске катастрофически мало. Я была морально готова к тому, что хтонический голод грудничка заставит меня забиваться в уголок и заворачиваться в шарф в не приспособленном для этого месте. Но обошлось.

Так сложилось развитие западной цивилизации, что женская грудь относится к «табуированным» частям тела. И вопрос о её «декриминализации», борись или не борись, никак не решится при нашей жизни. Человеческое тело прекрасно, и в нем нет ничего постыдного, но, к сожалению, наша повседневность регулируется не законами искусства Возрождения, а нормами этикета и морали, которые не всегда справедливы к отдельному человеку.

Женская грудь во время кормления может, конечно, выглядеть по-разному, но будь она даже как на картинах Тициана, воспринятые нормы этикета заставят всех невольных свидетелей лактации ощущать неловкость. Просто потому, что так сложился культурный контекст.

Да, мне будет неловко видеть грудь незнакомой женщины там, где этого не ожидаешь. Если рядом женщина будет кормить малыша, я буду смущена, но постараюсь тактично отвернуться и отойти: скорее всего, в данный момент у нее просто нет выбора. Жизнь матери-неофита вообще состоит из одних испытаний.

Однажды в торговом центре мы искали заявленную комнату матери и ребенка. Никто толком не мог сказать, где она. Оказалась на третьем этаже, без лифта, без вывески. И это было обеденное помещение для персонала. Ну, а что делать, когда ты уже полчаса носишься с коляской по складским подъёмам с плачущим грудничком? Хорошо, что в тот момент там никого не было.

В нашей районной детской поликлинике (казалось бы!) комната для кормления – это кусок коридора за ширмой. За ширмой. Даже не за дверью.

В Беларуси на крайне низком уровне, в зачаточном, извините за каламбур, состоянии находится среда для родителей грудных детей. Родила – сиди дома, чего ты шастаешь?

Публичная дискуссия всегда обрастает силлогизмами. Липкая риторика ненависти не щадит никого, человеку свойственно проецировать свои травмы на большие социальные группы. Своеобразный маркер неадекватности для меня – сравнение кормления со справлением нужды. Слышишь такое и – «ооо… всё ясно, вычёркиваем». Хотя бы потому, что взрослый может терпеть. Питание – это питание, при чём тут ваши трусы? Человек в начале жизни ест вот так, смиритесь. И время кормления невозможно точно просчитать. Что делать, если оказался с ребенком там, где его негде покормить?

Сенатор Ларисса Уотерс кормит грудью свою дочь во время выступления в Сенате Австралии, июнь 2017 года

 

Но я не могу представить, как можно хотеть этого. Для меня процесс кормления всегда был довольно интимным. И в теперешней культурной ситуации кормить публично – значит привлекать к себе постороннее, не всегда адекватное внимание.

Я уважаю желание женщин иметь больше свободы, но не является ли еще большей несвободой мягкое социальное принуждение к демонстрации лактации?

На предродовых курсах нам показывали фильм о кормлении. Герои-груднички, наверное, уже студенты. Картинка была для сильных духом – большинство будущих рожениц невольно скривились. Интересно, как героини фильма согласились на такое? Спрашивали ли у них вообще согласия на подобные съёмки?

Для недавно родившей женщины в Беларуси вопрос нарушения приватности, разрушения границ, растождествления со своим телом стоит очень остро. Интимность родов и послеродовой реабилитации полностью аннигилирована, в этих условиях необходимость обнажать грудь при посторонних уже меньшее из зол. Но лично меня традиция публичного кормления, существуй она, добила бы окончательно.

Мне не стыдно демонстрировать тело – мне не хочется. Не «боюсь, стесняюсь, стыжусь» – а не хочу, не считаю нужным. Это осознанный выбор, отказ от публичности в пользу приватности. И я не хочу, чтобы потенциально внедряемая практика кормления на людях прямо или косвенно вынуждала женщину обнажать грудь.

Казалось бы, не хочешь – не корми. Но дело в том, что культура публичного кормления, если вдруг предположить, что она приживется, вытеснила бы из общественного сознания потребность в уединении, а значит – и в специальных комнатах для кормящих матерей. Лактивисты, победив, уничтожили бы приватность. Тело роженицы и так «национализируется» уже на этапе беременности – всех ли женщин спросили, хотят ли они быть среди людей, когда прикладывают дитя к груди?

Кормление – очень тонкое, эмоционально насыщенное взаимодействие матери с малышом, который тоже в этот момент нуждается в покое и безопасности, а не в толпе смущенных зрителей, не знающих, куда девать глаза. Давайте сместим акцент в обсуждении с адвокации демонстрации груди на необходимость соответствующей среды. Доступных, чистых и закрытых комнат матери и ребенка со стулом и столом – хотя бы в поликлиниках-то они должны быть! В идеале хотелось бы видеть их в любых крупных объектах инфраструктуры.

У нас по сути нет подходящей среды ни для кого, ни для каких социальных групп, при всей их разнородности. В Беларуси нужно быть средним беларусом: здоровым, мобильным, удобным.

Раскачивать шаблоны восприятия кормящей женщины – это очень долго и унизительно. Я отказываюсь считать свободой расстёгивание блузки в ресторане. Если энергию социальной дискуссии пустить на организацию среды для кормящих, если это принесёт плоды, тогда у женщины с грудничком действительно будет свобода и действительно будет выбор.

Читайте дальше:

Как правильно бить своего ребёнка?

Белье раздора. Будут ли женщины покупать товары у тех, кто называет их «самками»

Люди с инвалидностью. Не милосердие, а равные права

Барная сегрегация. Как и почему людям на колясках отказывают в обслуживании

Комментировать