Жизнь

Люди с инвалидностью. Не милосердие, а равные права

785 Вадим Можейко

Люди с инвалидностью – в первую очередь наши сограждане, а не пациенты. И нужна им не снисходительная жалость и благотворительность – а реальное включение в социальную жизнь. Беларусь ратифицировала Конвенцию о правах инвалидов. «Журнал» выяснил, как этот документ изменит жизнь людей с инвалидностью в нашей стране.

Цель – независимый образ жизни

Конвенция должна полностью поменять подход государства к людям с инвалидностью. Сейчас то, что власти делают в этой сфере, выглядит как благотворительность и чуть ли не одолжение со стороны государства. А в идеале оно должно не просто помочь выжить людям с инвалидностью и как-то повысить качество их жизни, но обеспечить их нормальную включенность во все социальные процессы.

Для начала необходимо прекратить практики дискриминации. Причем во всех аспектах: от правового до физического. После принятия Конвенции больше не должно быть объяснений в духе «это невозможно, потому что вы инвалид» – будь то посещение суда, театра, университета или райисполкома.

Но устранить барьеры – это только первый шаг. Далее необходимо создавать условия для реального уравнивания в правах.

Конвенция о правах инвалидов несет с собой правовые определения понятий «дискриминация», «разумные приспособления», «универсальный дизайн», «абилитация». А статья 19 прямо говорит: цель государственной политики в этой сфере – обеспечить независимый образ жизни человека с инвалидностью. А никак не запереть колясочника в интернате, где сиделки будут регулировать качество его жизни! До сих пор ничего подобного в беларусском законодательстве не было.

«Это антидискриминационный документ. Нельзя дальше терпеть дискриминационные практики по инвалидности, включая интернаты или отсутствие сервисов, без которых люди не могут выживать», – убежден Сергей Дроздовский, координатор Офиса по правам людей с инвалидностью.

«Журнал» также рекомендует:

  

«Это выгодно всем»

До подписания Беларусью Конвенции, которую Генеральная Ассамблея ООН приняла еще 10 лет назад, было проделано немало подготовительной работы. Ее хорошо знает Дмитрий Маркушевский, в 2009-2010 гг. руководитель совместного проекта ПРООН и беларусского правительства «Содействие Республике Беларусь в присоединении к Конвенции о правах инвалидов и ее осуществлению».

К проекту привлекались и гражданское общество, и бизнес, и чиновники, и международные эксперты. В частности, беларусские специалисты изучали опыт Германии и Швеции, и «в этих странах они увидели, что включение людей с инвалидностью во все сферы жизни общества выгодно всем».

Изначально правительство рассматривало инвалидов как одну из приоритетных групп населения в плане социального обеспечения и социальной помощи. Аналогичными были и настроения в обществе.

«В рамках проекта было проведено социологическое исследование, один из выводов которого – для беларусского общества характерно патерналистское отношение к людям с инвалидностью», – вспоминает Дмитрий Маркушевский.

И только люди с высшим образованием чаще понимают, как важно интегрировать людей с инвалидностью в активную профессиональную и общественную жизнь, показало то исследование.

Обязательства по минимуму

Впрочем, обычная проблема международных обязательств Беларуси (взять хоть вступление в Болонский процесс) – как проконтролировать, что они действительно исполняются? И как заставить государство выполнять взятые на себя обязательства?

Конвенция четко прописывает требования к принявшим ее государствам. Каждая страна обязуется отчитываться перед международным сообществом за свою политику в отношении людей с инвалидностью.

Раньше Беларусь могла отделаться нерегулярными фрагментарными докладами; теперь ей придется каждые четыре года рассказывать международной общественности о своем прогрессе.

Но самые внятные механизмы ответственности содержатся в Дополнительном протоколе, который Беларусь не подписала (впрочем, так сделали многие из стран, ратифицировавших Конвенцию). Это дополнение превращает Конвенцию в жесткий документ международного права. Так, не нашедшие правды в инстанциях своей страны могут индивидуально обращаться в Комитет по правам инвалидов, и его последующие решения будут обязательны для исполнения. Если же Комитет заметит, что обращений с одинаковыми проблемами много и нарушения системны, то он имеет право направить комиссаров в страну – и страну обязана их принять.

По схеме работы эта структура очень похожа на Европейский суд по правам человека. Так что решение Беларуси не подписывать Дополнительный протокол неудивительно. По тем же причинам официальный Минск не рвется и в Совет Европы: давать своим гражданам возможность реальной защиты своих прав да еще и с обязательными к исполнению властями страны решениями, основанными на европейском понимании прав человека, – явно не формат сегодняшней Беларуси.

Лицом к Западу. За финансами

Зачем же в таком случае Беларуси вообще понадобилось ратифицировать Конвенцию и именно сейчас? Все просто: осенью 2015 года «президенту надо было поехать на саммит ООН в Нью-Йорк, и без конвенции это было совсем невозможно», считает Сергей Дроздовский.

И в целом принятие Конвенции стало для Беларуси логичным политическим шагом в рамках общей нормализации отношений с Западом.

Беларусь стала последней в Европе и одной из последних в мире (160-ой) стран, которые ратифицировали Конвенцию о правах инвалидов. Но лучше поздно, чем никогда: вот вам хороший повод подтвердить, что за стереотипной маской «последней диктатуры Европы» скрывается нормальное цивилизованное государство. По аналогии с Болонским процессом – способ продемонстрировать свою европейскость, не принимая при этом каких-то политически сложных обязательств.

Как водится с участием Беларуси в международных проектах, не обошлось без потенциальных финансовых «плюшек». Структуры ООН теперь могут оказывать более серьезную поддержку и включать государство в программы в рамках конвенции, замечает Сергей Дроздовский. То же касается европейских структур: они в отношении людей с инвалидностью «не будут поддерживать просто благотворительность, а только права».

Даже в этой щепетильной теме Беларусь находит возможность обеспечить свою политику зарубежными финансами.

«Экономический эффект никто и не пытается считать»

Впрочем, подход к финансированию политики в отношении людей с инвалидностью все равно надо менять. В соответствии с Конвенцией, главной переменой должно стать направление бюджетного денежного потока. Если сегодня он направляется различным организациям, то впредь должен будет сфокусироваться на самих людях с инвалидностью. Это также добавит им субъектности: вместо просителей услуг они станут заказчиками, клиентами.

Причем нельзя сказать, что денег из бюджета выделяется мало. В этой связи Сергей Дроздовский вспоминает старую шутку: если всю сумму, выделяемую государством на инвалидов, разделить на их количество и раздать лично, то экономическое положение людей с инвалидностью станет просто замечательным.

«Экономический эффект беларусской политики в сфере инвалидности никто и не пытается считать, вложения растут скорее как милосердие», – считает Дроздовский.

С другой стороны, Конвенция требует реформ, а любые реформы требуют ресурсов. Впрочем, их не обязательно воспринимать как затраты, уверен Сергей Дроздовский: «Это вложение средств в будущее, инвестиции. Затраты на социальные изменения «проявляют» себя через 10-15 лет. Здесь нужна политическая воля».

Но с таким горизонтом государственного планирования в Беларуси всё плохо.

Сограждане, а не пациенты

«Важно, чтобы содержащиеся в Конвенции стандарты вошли в повседневную практику; чтобы люди с инвалидностью не сталкивались с дискриминацией или снисходительным патерналистским отношением, а могли участвовать в жизни общества наряду с другими гражданами», – говорит Дмитрий Маркушевский.

И ситуация уже меняется к лучшему. Сегодня в Беларуси люди с инвалидностью больше включены в процессы обсуждения государственных решений, чем в других сферах, считает Сергей Дроздовский. Причина – в их собственной высокой активности, ведь людям с инвалидностью некуда отступать, «люди стоят на краю».

И в будущем права людей с инвалидность должны быть обеспечены более полноценно. «Для меня ратификация Конвенции – долгожданная новость, –доволен Дмитрий Маркушевский. – В обществе и среди должностных лиц появляется понимание того, что люди с инвалидностью являются в первую очередь нашими согражданами, а не пациентами».

При этом стоит понимать, что решить проблемы в отдельно взятой сфере нельзя. Нельзя искоренить дискриминацию людей с инвалидностью в обществе, где дискриминация в принципе продолжает существовать, будь то в отношении женщин или ЛГБТ- сообщества.

Комментировать