Жизнь

Барная сегрегация. Как и почему людям на колясках отказывают в обслуживании

1546 Татьяна Светашёва

У Александры Чичиковой, обладательницы титула «Мисс мира на коляске – 2017» (на фото), произошёл конфликт с охраной минского бара «Туманы». К сожалению, уже не в первый раз в Минске колясочнику пытаются ограничить вход в досуговое заведение.

С точки зрения закона все просто: бар, кафе или ночной клуб – общественное место, а значит, там имеют право находиться все, кто не нарушает закон и общественный прядок. Даже дресс-код в заведениях в Беларуси по сути является незаконным требованием – на этом основании отказывать в обслуживании посетителю не имеют права.

Действия персонала, не пускающего в заведение человека с инвалидностью, не только незаконны, но и крайне неэтичны. Помещение может быть хоть сто раз не оборудовано для людей с физическими особенностями – об этом можно вежливо уведомить, но не пустить на этом основании – нельзя. Взрослый человек сам способен оценить свои возможности и решить, хочет ли он остаться в баре или клубе, будет ли ему комфортно.

Казалось бы, план действий понятен. Посетитель вызывает милицию, пишет жалобу и впредь выбирает заведения с обслуживанием получше. Вечер безнадёжно испорчен, но при достаточной правовой грамотности шансы выиграть суд – почти стопроцентные.

На бумаге всё гладко и справедливо. А вот то, что в головах у людей, вызывает серьёзное беспокойство.

Проблема 1. Изоляция.

Достаточно почитать комментарии под любой новостью о подобном отказе. Типичный аргумент среднего комментатора заключается в том, что для людей с инвалидностью есть оборудование в медучреждениях, аптеках, торговых центрах – куда они ещё захотели? Куда им развлекаться, пить, не дай бог, танцевать ещё! Они должны сидеть дома, страдать и терпеливо ждать смерти. А тут – о божечки! – дерзкий инвалид посмел не сидеть перед телевизором, как ему положено, а почему-то хочет тусоваться, отдыхать и вообще жить, как все.

Проблема 2. Жалость.

Даже победы паралимпийцев воспринимаются с каким-то надрывом: вот молодцы, их жизнь так потрепала, а они сражаются, не сдаются! Когда уже люди перестанут концентрироваться на страданиях людей с инвалидностью и просто осознают, что те живут своей жизнью, реализуют себя, работают и отдыхают? Просто им сложнее обитать в среде, выстроенной здоровыми исключительно для здоровых.

Проблема 3. Страх.

Вид человека с явными нарушениями состояния здоровья вызывает у большинства бессознательный страх. Отторжение, нежелание находиться рядом – защитная реакция на этот страх, эдакая форма инфантильного эскапизма: я не вижу этого, значит, этого нет! Люди просто не хотят думать о том, что с ними или с их близкими может в любой момент случиться что-то подобное.

Проблема 4. Отвращение.

Так называемые «здоровые» постоянно пытаются спрятать людей с инвалидностью подальше от глаз. Наверное, самый масштабный из подобных «проектов» был запущен в СССР после Второй мировой войны. Искалеченных ветеранов убрали с улиц, чтобы те не портили картинку благополучной жизни в мифологизированном государстве. Следующие поколения тоже обычно «прятали» родственников с инвалидностью дома, особенно детей.

Сейчас ситуация меняется, но люди с особыми потребностями до сих пор не вписываются в «красивую картинку». Наша цивилизация – это цивилизация удовольствий. Общество потребления выстроило культ жизни без проблем, где эталоном являются успешность, здоровье и молодость. Культура гламура апеллирует именно к этим приоритетам.

И вот мы видим, как администрация бара или клуба – места для «молодых и здоровых» – не готова принять в свою «красивую картинку» неблагополучного, по их мнению, человека, который, опять же, по их мнению, эту картинку будет портить, огорчая посетителей видом своего инвалидного кресла.

Инициативы наподобие конкурса «Мисс мира на коляске» призваны доказать, что красота и инвалидность не противоречат друг другу. Горькая ирония в том, что Александра, выиграв этот конкурс, как оказалось, всё же «не вписывается» в беларусский псевдогламур.

Хотя, казалось бы, героиня этой истории максимально «засвечена» в дискурсе, связанном с инклюзией, успешностью и светской жизнью людей с инвалидностью. И, возможно, это была бы самая успешная посетительница бара «Туманы». Возможно, даже за всю его историю.

Проблема 5. Снисхождение и псевдозабота.

Инструменты дискриминации крайне изощрённы. Обслуживать колясочника персонал отказывается по всем описанным выше причинам, но на словах это обычно лицемерно мотивируется заботой о самом посетителе: мол, там много пьяных, там ступеньки, там вам будет неудобно и так далее.

Взгляд на собеседника сверху вниз каким-то образом включает снисходительный, покровительственный тон, как будто человек в коляске невзрослый, несамостоятельный и нуждается в опеке. Иначе говоря, человек о двух здоровых ногах подсознательно общается с колясочником как с ребёнком, за которого решения должны принимать большие дяди и тёти, потому что сам он не понимает, что для него хорошо, а что плохо. Как будто речь идёт не о взрослом человеке, приехавшем отдохнуть с друзьями, а о каком-то неудобном безвольном балласте, от которого одни неприятности.

За последнее время общество сильно продвинулось в вопросах этики общения с людьми с инвалидностью. Но основные правила не грех и напомнить: по возможности нужно стараться общаться сидя; предложив помощь, нужно дождаться, чтобы её приняли; именно дождаться ответа, а не сразу хватать и катить коляску: не стоит прикасаться к коляске, к самому человеку или к его вещам без разрешения. Это не только простая вежливость, но и проявление уважения к личности и личному пространству, способ избежать снисходительно-покровительственной (дискриминирующей) манеры общения.

В 2017 году беларуска Александра Чичикова выиграла титул «Мисс мира на коляске». Фото: Dariusz Gajko

 

Главный аргумент охраны, который процитировала сама Александра, звучал так: «Ради вашей же безопасности»… Минуточку. У вас там опасно? Оголённые провода? Дикие животные? Пьяные драки с поножовщиной? Где тогда скорая, где милиция? Почему вас до сих пор не закрыли? Лицемерие, кругом лицемерие. Новая сегрегация под видом заботы.

Из подобных историй и последующего резонанса в комментариях следует очень печальный вывод: положительный имидж с точки зрения отношения к людям с особыми потребностями не является ценностью для беларусских заведений. Как видно, администрация абсолютно не опасается за репутацию бара: мол, свою публику мы не потеряем, а колясочники нам и так были неинтересны как целевая аудитория.

Пока такой ход мыслей считается нормой, безусловное включение людей с инвалидностью в социум невозможно. Безбарьерная среда – лишь часть этой задачи. Технически и экономически самая сложная, но наиболее легко осуществимая.

Но установить пандус или подъёмник для коляски быстрее и проще, чем правильно укомплектовать черепные коробки.

Читайте дальше:

Люди с инвалидностью. Не милосердие, а равные права

«Я думал, что здоровые уже получают Нобелевскую премию, пока я учусь завязывать шнурки»

Кино про «непохожих». Отнестись к особенным как к равным

Комментировать