Политика

Диалог Беларусь – ЕС. Гражданское общество и другие свадебные генералы

562 Вадим Можейко

Несмотря на мартовское обострение, вместо санкций Беларусь и Евросоюз ждет диалог. Но еще предстоит выяснить, кто и на какой основе будет его вести.

Визит в «неразборчивое и ненадлежащее» время

После мартовской волны репрессий в Беларуси страсти накаляются. Одни призывают к санкциям, другие – не вестись на провокации, вредящие укреплению беларусской независимости.

Мини-скандал вышел со статьей Евгения Прейгермана на Carnegie Europe, выдержки из которой «Наша Нива» опубликовала под провокационным заголовком «Прэйгерман заклікаў ЕС заплюшчыць вочы на арышты ў Беларусі» и с едкими комментариями (потом, впрочем, дав слово несогласному с такой трактовкой текста Прейгерману).

На этом фоне 3-4 апреля прошел визит в Минск еврочиновников из координационной группы ЕС – Беларусь. По словам Светланы Королевой, руководителя координационного комитета Беларусской национальной платформы Форума гражданского общества Восточного партнерства (Нацплатформа ФГО ВП), ей с коллегами удалось добиться изменения программы визита. Так, состоялась закрытая встреча европейских делегатов с представителями МИДа и Администрации президента, где речь шла о правах человека. На всех встречах с чиновниками и в посольствах распространялись списки репрессированных в связи с мартовскими акциями протеста (931 случай: от правозащитников и журналистов до случайных прохожих).

Нацплатформа провела пресс-конференцию по итогам визита, но в одиночестве: как отметила Светлана Королева, «Брюссель не дал мандат представительству ЕС в Беларуси принять участие». Впрочем, европейцы выпустили официальное заявление, где осудили «неразборчивые и ненадлежащие» задержания, подтвердили «свою приверженность цели обеспечения стабильного, демократического и процветающего будущего Беларуси».

Диалог vs. Санкции

При этом Нацплатформа выступает против санкций – и за диалог.

Как отметил Влад Величко, национальный координатор ФГО ВП по Беларуси, «санкции не выглядят как конструктивный шаг», и к ним не призывал никто из беларусов, с которыми встречалась международная Мониторинговая миссия ФГО ВП с 28 марта по 1 апреля в Минске.

«Переговоры и коммуникация лучше, чем их отсутствие», – считает Светлана Королева. «У нас уже было время, когда их не было», – напоминает она. А Олег Гулак, председатель Беларусского Хельсинского комитета, добавляет: «И ничего хорошего не было».

По мнению Влада Величко, «диалог – это правильная стратегия. И ситуация не идентична 2010 году. Дверь с беларусской стороны не захлопнулась для разговора». От властей «это истерическая реакция на протесты, а не отказ от диалога».

Евгений Прейгерман также считает, что «расширение контактов – более рационально и лучше ведет к стратегическим целям … Вместо того, чтобы искать, чем наказать Александра Лукашенко, ЕС стоит рационально искать ответы на другие ключевые вопросы. В том числе через разумное расширение контактов с режимом».

«Журнал» также рекомендует:

 

Дорожная карта для диалога

Но какое расширение контактов с режимом считать разумным?

«Нельзя рассматривать наш беларусский политический кризис отдельно, а диалог Беларуси с ЕС – отдельно», – уверен Влад Величко.

Долгое время в диалоге Беларуси и Евросоюза процесс как таковой был важнее результата и пришло время это изменить: к диалогу нужны индикаторы, понимание целей и ориентиров. Таковые предлагается зафиксировать в Дорожной карте, которая должна стать формальной основой будущих переговоров о Рамочном соглашении между ЕС и Беларусью.

Во-первых, Нацплатформа призывает не делить диалог на политический и экономический, увязывать поддержку Евросоюзом развития экономики и инфраструктуры Беларуси с широким пакетом реформ. В него должны войти:

– либерализация законодательства в отношении НПО (включая регистрацию «Весны», улучшение доступа к иностранной помощи, отмену уголовной отвественности за «деятельность от имени незарегистрированной организации»);

– отмена Декретов №№ 3, 5 и 29 («тунеядского» и устанавливающих «политический контроль над наемными работниками»);

– регистрация политических партий и аккредитация «Белсата»;

– декриминализация «незаконной предпринимательской деятельности»;

– выполнение Беларусью уже взятых на себя обязательств, таких как Дорожная карта в рамках Болонского процесса.

Читайте еще по теме:

 

Во-вторых, вести диалог только после освобождения всех задержанных в марте 2017-го. И если с сидящими на сутках дело разрешится быстро, то с фигурантами «дела Белого легиона» все не так просто. Влад Величко повторил тезис главы МИД Литвы про политзаключенных как красную линию – однако встает вопрос о том, кого и как признавать политзаключенными.

Как сказал Олег Гулак, в материалах уголовного дела «речь идет о насильственных методах сопротивления, что неприемлемо для правозащитников». Хотя если власти не представят убедительных доказательств «подготовки массовых беспорядков», то правозащитники будут рассматривать этот вопрос.

Впрочем, позиции «Весны» и БХК может оказаться недостаточно. Они заявляют, в Беларуси и сегодня есть двое политзаключенных. Однако о международном признании их статуса Олег Гулак не слышал, и их существование не мешает беларусско-европейским отношениям.

Как не стать свадебными генералами

Третий призыв Нацплатформы – институциализированно включать организации гражданского общества (и саму Нацплатформу) в диалог Беларуси и ЕС. Например, как в Грузии, где местная Нацплатформа является партнером государства во всех вопросах относительно Соглашения об ассоциации с ЕС.

В частности, Влад Величко хотел бы «быть в более тесной коммуникации с беларусским МИДом», который «наиболее прогрессивно себя вел». Еще один рефрен Нацплатформы – призывы к ЕС продолжать поддержку беларусского гражданского общества.

Однако во всех этих вопросах возникает проблема того, как это гражданское общество понимать. Например, во время визита Координационной группы на официальных заседаниях под табличкой «гражданское общество» сидел Александр Шпаковский.

Очевидно, дело не лично в нем, а в общем тренде роста фейковых общественных организаций, де-факто аффилированных с государством (ГОНГО). Власти представляют их как «общественников», имитируя таки образом диалог или даже получая финансирование под «государственно-гражданские» проекты. Как заметила Светлана Королева, «чиновники начали говорить не программно, а проектно, как НПО-шники».

Как отделить реальное гражданское общество от фейкового в глазах европейцев – неочевидно. Формальные критерии подобрать сложно, все в конечном счете сводится к субъективным «репутации» и «способности к независимой позиции». А это значит, что на новый вызов отвечать придется постепенно и аккуратно.

Как отмечает Величко, придется понять, «есть ли в диалоге ЕС – Беларусь место для гражданского общества, или мы там нужны в качестве свадебных генералов».

Диалогу очевидно быть. Но какими будут новые подходы и кто будет в нем участвовать – вопросы, на которые еще предстоит ответить. Как и предсказывал «Журнал», в 2017 году беларусским гражданскому обществу и государству и дальше придется кропотливо учиться говорить друг с другом.

Комментировать