Жизнь

Беларусь взрослеет. Гражданский рост над собой

780 Вадим Можейко

Фото: Jules Marchetti

 

Общественные активисты и представители власти все еще считают друг друга дикарями – но уже начинают общаться. Беларусы начали сами собирать деньги на интересные им медиа, общественные и образовательные проекты. И очень любят поговорить. Как «взрослеет» Беларусь общественная – разбираемся.

Разговоры с государством. Есть ли среди нас дикари

В беларусской реальности третий сектор всегда был катастрофически оторван от первого, государственного. Причем неприязнь была взаимной. Чиновники не думали опускаться до контактов с какими-то «выскочками оппозиционерами-грантоедами», а общественники гадливо сторонились «прислужников крывавага рэжыма». Эти стереотипные взгляды во многом остаются актуальными и сегодня, но на фоне некоторого понимания прописных, в общем-то, истин.

Если государство хочет быть сильным и устойчивым, ему нужен нормальный диалог с обществом, включая в первую очередь активных его представителей, тот самый третий сектор. Отсутствие коммуникации – или ее сублимация и имитация в виде разных БРСМов – только вредит державной стабильности, а активных граждан радикализирует и толкает в ряды политических противников власти.

Если гражданское общество хочет добиваться успеха в адвокатировании, продвижении общественных интересов, то ему нужно в том числе как-то влиять на государство, уметь продвигать реформы и прочие разумные предложения по улучшению социального климата. И для этого нужно выстраивать каналы коммуникации с государством, выглядеть для него сильным стейкхолдером, а не гиперактивным дурачком из-за бугра.

«Журнал» также рекомендует:

 

Свою роль в этом прозрении сыграло и потепление отношений Беларуси с Западом. Дипломаты и политики вынуждают государство говорить с общественниками даже о смертной казни или мониторинге милиции. А международные доноры стимулируют организации гражданского общества включать в свои проекты и коммуникацию с представителями госорганов, желательно рангом повыше.

Прошлый год был рекордным в плане звездности чиновников на мероприятиях третьего сектора. В конференциях «Минского диалога» участвовал глава МИД Владимир Макей, на KEF’е выступали замглавы Администрации президента и первый замминистра экономики, 1-й Беларусский Форум открывал премьер-министр Андрей Кобяков. Страшно представить, каких высот от третьего сектора потребует 2017 год.

Порой весело наблюдать, как на практике проходит такое налаживание коммуникации. Оно может напоминать первые высадки европейцев в Японии: из-за накопившихся за годы изоляции культурных различий, все немножко считают друг друга дикарями.

Нужно немало вина и времени, чтобы обнаружить: с другой стороны тоже нормальные люди (со своими тараканами, конечно), и с ними можно по-человечески общаться и пытаться понять друг друга. По-взрослому налаживать контакты с тем, кто может и не особо приятен, но нужен для дела. Первые шаги были неплохие, но в 2017-ом нас ждет много кропотливой работы.

Еще по теме:

 

Альтернативное финансирование: краудфандинг и самоокупаемость

Говорить о финансировании в беларусском третьем секторе – это еще большее табу, чем о сексе или о религии. И никакой объективной статистики здесь не существует априори. Но по личным наблюдениям и редким откровенным беседам можно констатировать, что в 2016 году с донорскими финансами для третьего сектора все стало хуже, причем радикально. Многие общественники напоминали российскую аристократию после революции: стиль и привычки достойного класса остались, но дамы ходят в нарядах – а теперь и с гаджетами – позапрошлого сезона.

В полном соответствии с максимой «голь на выдумки хитра», общественные инициативы стали искать альтернативные способы своего финансирования. И, что особенно приятно удивляет, находить их!

Бум краудфандинга позволил собрать деньги не только на искусство, но и тем, кто потенциально мог бы рассчитывать на донорскую поддержку. За 37.000 рублей общественного финансирования запустился пишущий на социальные темы онлайн-журнал «Имена». Могло показаться, что это просто другой способ благотворительности, привычного сбора «на больных деток», который не трансформируется в гражданскую поддержку других общественных проектов. Но затем 17.000 рублей удалось собрать «Нашей Ниве» на общественно-политические журналистские расследования.

«Журнал» также рекомендует:

 

Еще один способ выжить без донорских средств – выходить на самоокупаемость, зарабатывать деньги привычной НПО-шной активностью, как бы это удивительно не звучало. В первую очередь об этом задумались образовательные проекты, где способ монетизации очевиден.

Например, «Европейский колледж Liberal Arts в Беларуси» успешно провел полностью платный набор студентов на 2016/17 учебный год. Оказалось, что в Беларуси достаточно людей, которые готовы за 360 долларов в год изучать «Современное общество, этику и политику» или «Публичную историю» (даже получился конкурсный отбор!).

Другие образовательные проекты также изучают коммерческий спрос на свои услуги: судя по некоторым закрытым опросам выпускников, за хорошие образовательные программы третьего сектора люди готовы платить чуть ли не как за МВА.

В новом году такого опыта наверняка станет больше, и это очень хорошо. Помимо устойчивости третьего сектора, который может таким образом получать прозрачные финансы, это формирует у беларусов здравое понимание действительности. Если ты хочешь читать хорошее независимое медиа или повышать свою квалификацию в неформальном образовании – их нужно финансировать. Добрый дядя из Европы не обеспечит будущее беларусского общества, придется учиться делать это самим.

Независимой Беларуси 25 лет – в этом возрасти уже давно пора съезжать от родителей, даже если на собственной съемной квартире в первое время будет не так сытно.

Не наговорились. Повзрослели

Казалось бы, уж чего всегда хватало в беларусском третьем секторе – так это разговоров (разной степени экспертности, конкретности и эффективности). Но общественной инициативой года международная организация Pact назвала Press Club Belarus, ставший яркой дискуссионной площадкой для обмена мнениями между журналистами, политиками и другими экспертами. При всей узкопрофильности тем (они все-таки вертятся вокруг медиарынка) опаздывающим на мероприятия «Пресс-клуба» часто негде присесть. А на закрытые встречи экспертно-аналитического клуба стремятся попасть вполне успешные экспаты.

На первую встречу интеллектуального клуба нобелевской лауреатки Светланы Алексиевич зарегистрировались 600 человек, при том что мероприятие изначально было полузакрытым. Панельные дискуссии «Либерального клуба» регулярно проходят с аншлагом под 100 человек. На мероприятия фестиваля премии «Просветитель» в «ЦЭХ» людей набивалось под потолок.

Судя по всему, беларусское общество еще не наговорилось и не наслушалось вдоволь. Напротив: интерес с интеллектуальному общению растет. Кажется, беларусы начинают понимать, что кроме них самих никто не только не профинансирует социально важные инициативы, но и не осмыслит беларусское общество, не обсудит неизбежно надвигающиеся реформы.

Это называется взрослением. Учиться брать ответственность за свою жизнь. 2017-й для беларусского общества рискует стать годом гражданского роста над собой.

Комментировать