Политика

Что случилось в Турции? Топ-10 заблуждений, которые тиражируются в СМИ

1502 Микола Мирончик

Переворот в Турции многие наблюдали в прямом эфире. За короткими клипами и валом сообщений легко потерять суть произошедшего. «Журнал» собрал десять главных заблуждений о мятеже, которые легко встретить даже во вполне уважаемых медиа.

Итак, в ночь с 15 на 16 июля в Турции произошла попытка государственного переворота, организованная военными. Более 200 человек погибли в результате столкновений; еще около 1500 ранены. Президент Турции Эрдоган призывал народ «выйти на улицы и защитить демократию». В итоге захват власти был предотвращен. Сейчас в стране происходят массовые аресты военных, полицейских и других силовиков, которых обвиняют в причастности к попытке переворота.

События в Турции уже обросли различными трактовками, теориями и мифами. Вот наша десятка самых спорных – а то и просто абсурдных – утверждений о перевороте.

1. Попытка переворота была малочисленной и не затрагивала высшее командование армии

Этот мессидж — неуклюжая попытка смягчить масштаб произошедшего со стороны турецких властей. По их же собственному утверждению, число задержанных за причастность к мятежу может превысить 6 тысяч человек; среди уже задержанных — 426 судей и прокуроров (всего отстранены от работы 2700), 105 высокопоставленных военных, в том числе десятки полковников и пять генералов (более 50 из них арестованы). Среди последних — командующий 11-м полком спецназа, экс-командующий Военно-воздушными силами страны и даже старший адъютант президента Турции. Безусловно, вся армия в мятеже не участвовала — однако выступление повстанцев было на уровне.

2. Для восстания не было веских причин

Наступление на гражданские свободы, подавление независимой прессы, уничтожение парламентской сути Турецкой республики через концентрацию полномочий в своих руках, тотальная исламизация начального образования, развязывание гражданской по сути войны с курдским населением в юго-восточных районах страны, завоевательская по форме, но никудышная по сути внешняя политика и возникшая в связи со всем этим дыра в бюджете — за два года президентства Реджеп Тайип Эрдоган продемонстрировал, как далеко он отошел от заветов Мустафы Кемаля — и делал это намеренно. Неудивительно, что значительная часть военных, которых основатель современного турецкого государства назначил ответственными за демократию и светскость, сочли долгом выступить против.

 

«Журнал» также рекомендует:

  

 

3. Попытка переворота была тщательно спланирована

Заговорщики сделали акцент лишь на крупные города (Анкару, Измир, Стамбул), когда по всей остальной стране граждане лишь удивленно льнули к экранам телевизоров. В целом, мятежники первым делом старались захватить крупные узлы — «почту-телеграф-мосты через Босфор», что в век социальных сетей представляется удивительно бесполезным.

Наконец, захватив некоторые государственные медиа, они ничуть не позаботились о грамотном пиаре своего выступления. А вот борец с соцсетями Эрдоган давал интервью, в итоге выведшее его сторонников на улицы, через FaceTime для иностранного CNN Turk.

Возможно, планирование выступлений было настолько несовременным, потому что за его организацией стояли люди старшего поколения (более молодых военных Эрдоган уже сумел подкупить либо склонить на свою сторону, убедив в правильности возрождения империи).

Однако есть объяснение проще. Выступление может и готовилось, но началось внезапно, поскольку его дальше некуда было откладывать: на 1 августа было назначено заседание Высшего военного совета. На нем ожидалось утверждение громких отставок и назначений в военном руководстве страны, которые в целом завершили бы чистку армейских рядов — Эрдоган занимался этим годами ради обеспечения беспрекословной лояльности военных.

4. Турецкие власти сумели справиться с переворотом своими силами

Хотя власти много говорят о том, как много военных подразделений остались на их стороне, в СМИ широко освещалась лишь помощь военно-морских сил и их авиации в борьбе с повстанцами.

В основном бунт подавляла гражданская полиция (военная была на стороне заговорщиков) и сотни тысяч рядовых турков — сторонников Эрдогана — которые, рискуя жизнями, вышли на улицы, чтобы поддержать своего лидера.

5. Переворот никто не поддержал

Действительно, в ночь мятежа не было слышно никаких громких заявлений ни из Турции, ни из-за ее пределов, которые поддерживали бы вооруженные выступления. Но нужно понимать специфику переворотов. Как правило, заявления о поддержке той или иной стороны конфликта приходят после того, как за какой-то стороной обозначился явный перевес сил.

Турецкий мятеж 15 июля быстро набрал обороты, но так же быстро — спустя часы после начала — начал терять силу. Неудивительно, что в публичном пространстве в поддержку «законно избранных властей Турции» — уже после того, как стало очевидным, что Эрдоган устоял — высказались основные мировые лидеры и все политические силы внутри Турции, включая даже Курдскую рабочую партию, которую официальная Анкара причисляет к террористическим группировкам.

Число реально сочувствующих путчу оценить трудно — но оно немаленькое: многие в крупных прозападных городах едва не плакали от того, что путч провалился. Однако в основном это — интеллигентная молодежь, которая запросто поддержит выступление против диктатуры в своем бложике, но никогда не пойдет стенка на стенку со сторонниками президента-исламиста.

6. Организатор переворота очевиден — это Фетулла Гюлен

Фетулла Гюлен, которого Эрдоган назвал главным организатором мятежа — злейший враг турецкого президента. Потому что еще недавно был его другом и ближайшим соратником.

74-летний проповедник-философ крупно поссорился с нынешним турецким лидером три года назад, когда указал на сомнительные операции, в которых якобы было замешано турецкое правительство (Эрдоган на тот момент был премьер-министром).

Предположение о том, что экс-соратник решил взять реванш, на первый взгляд кажется достоверным. Однако нестыковок здесь куда больше. Например, зачем Гюлену — такому же исламисту, как и Эрдоган, возглавлять переворот, который главным своим мессиджем передает возврат к светскости?

Или — насколько удобно было бы Гюлену руководить переворотом, в котором были задействованы тысячи военных, из своего дома в штате Пенсильвания, США?

Наконец, это же какое влияние на армию надо иметь и удаленно поддерживать беглому диссиденту, чтобы организовать событие такого масштаба? Как он делал это — через легко прослушиваемый скайп, или же через Facebook?

На наш взгляд, организаторы у мятежа значительно более серьезны — и назначая таковым своего бывшего соратника, Эрдоган и банально мстит, и сохраняет лицо перед своим электоратом.

7. За попыткой переворота стояли США; Запад взбесили попытки Эрдогана примириться с Путиным

Сторонники конспирологических теорий уверены, что на эту версию «намекает» арест командующего базой НАТО Инджирлик в Турции, откуда совершают боевые вылеты самолеты альянса. Прямые обвинения в адрес Вашингтона прозвучали из уст турецкого министра труда Сулеймана Сойлу — однако связаны были с местом жительства Гюлена.

Некоторое количество русскоязычных аналитиков усмотрело западные корни в мятеже: мол, вся мировая элита — разумеется, во главе с Госдепом — решила резко помешать Эрдогану, узревшему наконец единственное спасение турецкой цивилизации в союзе с «русским миром».

На самом деле, Вашингтону, для которого непокорная Анкара все же является главным союзником в регионе и который (по слухам) даже хранит на базе Инджирлик свое ядерное оружие, вооруженный захват власти в Турции и в страшном сне не мог присниться. И внимание к подобным странам у США должно быть особое — особенно после того, как они проспали переворот у другого своего стратегического союзника — в Египте несколько лет назад.

8. Подавив переворот, Эрдоган продемонстрировал свою силу и популярность — и теперь может быть спокоен

За два года президентства турецкий лидер уже устроил чистки военных структур, бросив в тюрьмы около 400 человек, а сейчас рискует серьезно настроить против себя многих нейтральных доселе военных, поддержав возвращение смертной казни (не применяется в Турции с 1984 года), чтобы наказать путчистов.

Расчет на то, что жестокое подавление выступлений остановит несогласных в погонах перед новыми восстаниями, может делать лишь человек, не знакомы с турецким менталитетом. В народе же Эрдоган и так не пользуется особенной популярностью. А большое число жертв среди гражданских лиц в ходе мятежа — на совести Эрдогана, который защитил свою власть ценой их жизней, позвав безоружных на бой с военными. Когда с родственников погибших и пострадавших спадет спесь и они осознают реальную подоплеку произошедшего, турецкому президенту вполне могут предъявить счет, номинированный далеко не в деньгах.

9. «Ататюрк победил Эрдогана»

Это мнение уважаемого аналитика из соседней страны, которое широко разошлось по русскоязычному сегменту интернета, выглядит достаточно странно. Напротив, Реджеп Тайип Эрдоган стал первым после Ататюрка лидером Турции, сконцентрировавшим в своих руках столь большую силу.

Он шел к этому не годами — десятилетиями, сначала на посту премьера, потом — президента. Все действия Эрдогана последних лет выглядят как противоречащие заветам «отца всех турков» — наступление на демократию, свободу слова и даже преследование и запугивание военных-кемалистов (это Эрдоган отменил иммунитет для организаторов и участников военного переворота 1980 года, и это при нем двух его организаторов, 86 и 93 лет, осудили на пожизненное заключение).

Он делал все, чтобы затмить собой Мустафу Кемаля. Судя по тому, что военные, которые всегда были самой мощной силой в Турции, не смогли с ним справиться, как раз Эрдоган пока побеждает Ататюрка.

10. Попытка переворота сплотила турецкую нацию, которая сейчас под руководством Эрдогана направится к счастливому будущему

Переворот Эрдогану, по его же собственному определению, послал Аллах. Теперь у многих граждан любой альтернативный способ управления страной будет ассоциироваться с кровью, остатки неугодных военных, судей и прокуроров можно убрать с постов или даже расстрелять — при многозначительном молчании, а то и поддержке многих мировых лидеров.

Единственной политической силой внутри страны, которая окажется в выигрыше, станет Курдская рабочая партия — теперь не они, а гюленисты считаются террористами номер один. Возможно, Эрдоган даже прекратит военные операции против КРП — бюджет-то ведь не резиновый. Однако независимый Курдистан этим ребятам все равно не светит.

Между тем переворот — отличный повод потуже закрутить гайки и доказать, что нет для страны пути лучше старых добрых исламских скреп.

 

Заглавное фото: Marius Becker/EPA

Комментировать