Политика

Ученик превзошел учителя. Эрдоган указал Путину место путинскими же методами

3114 Микола Мирончик

Александр Лукашенко перенес запланированный на 25-26 ноября официальный визит в Москву и Екатеринбург — «из-за загруженности графиков президентов Беларуси и России». После турецкого воздушного алаверды Путину и правда есть чем заняться. Сбитый российский бомбардировщик ставит крест на стратегическом союзе Москвы и Анкары, указывая Кремлю на его место в мировой политике 2015 года: после Турции. Лукашенко опять подфартило: новая ситуация переливается козырями в его рукаве в покерной партии с Путиным.

Комментируя катастрофу российского Су-24 на сирийско-турецкой границе, Владимир Путин был беспомощен. Публично назвав своих почти последних союзников пособниками террористов, он продемонстрировал победу эмоций над дипломатической практикой. Но его можно понять и посочувствовать: одна ракета мало того что разрушила все надежды на возвращение в объятия мирового сообщества после украинской авантюры как спасителя от ИГИЛ, так еще и угрожает самому существованию РФ.

Кто пострадает больше от разрыва — Анкара или Москва?

С одной стороны, Турция получает из России значительное количество электричества и газа. Курорты Антальи во многом зависят от потока российских туристов (который, правда, уже значительно поредел в связи с кризисом в России). Росатом строит в Турции АЭС «Аккую», которая должна существенно нарастить мощности турецкой генерации (хотя кому она нужна больше, Турции или хронически не укладывающемуся в планы экспорта АЭС Росатому - это еще большой вопрос).

Однако потери РФ от ухудшения отношений с Турцией на порядок выше.

Произошедший во вторник инцидент ставит крест на проекте газопровода «Турецкий поток», оставляя Кремль без южного маршрута поставок российского газа в Европу после того, как сама же отказалась от «Южного потока». Напомним, в апреле 2014 года, реагируя на аннексию Крыма Россией, Европарламент рекомендовал отказаться от строительства газопровода «Южный поток», однако о запрете на реализацию проекта речь не шла. 1 декабря 2014 года Владимир Путин, прибыв на переговоры в Турцию, заявил, что Москва не будет реализовывать «Южный поток», но построит газопровод такой же мощности по территории Турции.

Теперь эти планы вряд ли реализуемы. Это означает, что поставки российского газа в Европу теперь будут больше зависеть от североевропейских стран, контролирующих «Северный поток», а также от стран-транзитеров — Беларуси и Украины. В Германии, например, экологи уже несколько раз требовали частично перекрыть «Северный поток». Они могут в любой момент вернуться к этим требованиям с усиленной настойчивостью.

Альтернативное направление для продажи российского «голубого топлива» — Китай; но газ с месторождений европейской части России туда не пойдет — далеко; а расстояние от новых месторождений Ямала до границы Поднебесной — 4 тысячи километров. Часть трубы, которую там нужно проложить, пройдет в условиях вечной мерзлоты. Денег на ее прокладку России, при закрытых для нее европейских рынках капитала, взять практически неоткуда; цена же, которую пресыщенный туркменским и иранским газом Китай предлагает Москве, по одним расчетам, находится на грани окупаемости нового газопровода, по другим — грозит убытками.

Доля нефтегазовых доходов в бюджете России в этом году несколько снизилась, но все еще составляет 45%.

Но снижение доходов бюджета — меньшее из зол, которое грозит России из-за того, что ее самолет несколько секунд полетал в чужом воздушном пространстве.

Если турецкий Совбез признает произошедшее военным противостоянием, Анкара может перекрыть для российских кораблей проливы Босфор и Дарданеллы. Тогда снабжение российской морской группировки в Средиземном море и на базе в сирийской Латакии будет, мягко говоря, затруднено. Если же ограничение коснется гражданских судов — то, например, об экспорте морским путем кубанской пшеницы и других товаров, которые отгружались в черноморских портах, придется забыть.

Реджеп Тайип Эрдоган после своего прихода к власти в 2003 году пользуется внешнеполитической доктриной бывшего министра иностранных дел, а ныне премьера Ахмета Давутоглу, которая в кругах специалистов получила название «новый османизм». Призрак империи не дает покоя Эрдогану так же, как его учителю и негласному противнику Путину.

За последние 12 лет Турция сделала все, чтобы перетянуть на себя одеяло российского регионального лидерства в некоторых мусульманских республиках бывшего СССР. Широкая благотворительная помощь Киргизии, серьезные связи с Туркменистаном или беларусско-российского уровня партнерство с Азербайджаном: эти факторы в разной степени уводят перечисленные страны из орбиты российского влияния. После развода Москвы и Анкары лидеры этих государств не смогут усидеть на двух стульях, и выбор, скорее всего, будет сделан в пользу духовно близкой тюркской страны.

Наконец, в последние 12 лет турецкие исламские миссионеры были самыми активными иностранцами в российских мечетях. В мусульманских регионах нашей восточной соседки, и особенно в Поволжье — Татарстане и Башкирии — выросло целое поколение муфтиев, которые получили религиозное образование в Турции. На главных мусульманских сайтах России баннеры сплошь и рядом рекламируют распродажи квартир в очередном жилом комплексе Стамбула.

Можно без преувеличения сказать, что для большей части из 14,5 млн (а по данным Духовного управления мусульман России — 20 млн) российских мусульман Турция Эрдогана является духовным и нравственным ориентиром. И пока обладатели совершенно серьезных «Искандеров» на российских форумах шутливо намекают на возможность появления в Турции «Курдской народной республики», восстановление Казанского ханства в современной форме выглядит значительно более вероятным.

Ученик Путина Эрдоган шел по стопам учителя — и, похоже, превзошел его. Лишившись шестой части мандатов на прошедших в июне парламентских выборах, правящая турецкая Партия справедливости и развития нуждалась в каком-то мобилизующем патриотическом акте. Уничтожение российского самолета, который бомбил противостоящих Башару Асаду тюрков в западной Сирии — действие, способное повлечь за собой «крымнашевский» эффект.

Что же происходящее значит для Беларуси?

Неизменно везучий беларусский президент получил новый козырь в непростых переговорах в Москве. Российские официальные лица в последние дни намекали, что в ходе визита 25-26 ноября должен быть поднят вопрос о размещении в Беларуси российской авиабазы, который [несмотря на сопротивление беларусской стороны] не снят с повестки дня. В условиях обострения отношений между Россией и НАТО, членом которого является Турция, Лукашенко получает весомую причину отнекиваться.

Кроме того, из-за ситуации с «Турецким потоком» повышается роль сухопутных транзитеров российского газа. Украина спустя несколько часов после катастрофы Су-24 во вторник уже объявила, что повышает стоимость транзита.

Труба в Беларуси находится в собственности «дочки» «Газпрома», поэтому тем же самым Минск ответить не может. Однако любая необходимость «Газпрома» строить в Беларуси дополнительные транзитные мощности, о чем ранее уже шла речь, становится тем уязвимым местом, на которое Минск может достаточно больно нажать.

Так что пока Путин и Эрдоган занимаются своим любимым делом — переводят стрелки на часах Судного дня — беларусский лидер берет тайм-аут, чтобы просчитать, как выгоднее всего использовать очередную свалившуюся на него удачу.

Комментировать