Жизнь

Архитектория Минска. Идеи для счастливого города

977 Вадим Можейко

Кто должен определять облик города, почему Зыбицкая говорит на трасянке и как архитектура может спасти от одиночества – «Журнал» разбирался на втором ивенте TEDxMinskSalon «Архитектория».

Общественное мнение vs. диктат искусства

В Минске регулярно возникают околоархитектурные конфликты, развивающиеся примерно по одному и тому же сценарию. Застройщик и нанятое им архитектурное бюро считают, что собираются построить красивое новое здание для минчан на месте пустыря или старой развалюхи, в чем заручаются поддержкой властей. А местные и не очень местные жители возмущены, что вместо историко-культурного наследия, зеленой зоны или просто пятачка свободного воздуха алчный капиталист строит несуразно уродливую махину ради барышей.

Причем идет речь о магазине вместо неработающего общественного туалета на ул. Корженевского или о бизнес-центре вместо музея ВОВ на Октябрьской площади – схема конфликта примерна та же.

17 марта состоится большая конференция TEDxMinsk «Код вдохновения». Программа, информация о спикерах и билеты – на официальном сайте.

Симпатии прогрессивной общественности обычно на стороне «простых местных жителей, которых не слышит власть». Однако не все так однозначно. Как считает архитектор Георгий Заборский, руководитель инкубатора культурных проектов «Оk16», где и проходил TEDxMinskSalon, если выбирать архитектуру опросом общественного мнения, то мы получим что-то усредненное, не факт что хорошее и удобное хоть кому-то.

Заборский категоричен: «Архитектура – это диктат, но это наш единственный шанс, что каждый хотя бы однажды увидит искусство».

Георгий Заборский на TEDxMinskSalon «Архитектория». Фото: TEDxMinsk

 

Архитектор Марк Кушнер в ролике TED Talk считает важным достижением современных медиа, что теперь «увидеть искусство» можно быстро и заранее. Ведь уже на стадии рендеров легко показать будущий объект местным жителям, узнать их реакцию и мнения. Впрочем, Георгий Заборский отнесся к этому несколько скептически: социальные сети в такой парадигме получаются не местом для выбора, но скорее инструментом «дать всем выпустить пар», «пусть заранее привыкают».

Трасянка Зыбицкой и обживание чужих символов

Ужасные здания – беда не только безвкусицы беларусских застройщиков. Как рассказывает в ролике TED Talk архитектурный критик Джастин Дэвидсон, по всему миру глобализация убивает архитектурную индивидуальность армиями зданий из стекла и стали. В качестве альтернативы он предлагает ориентироваться на местные материалы, отражающие историю, которые будут меняться со временем (такие, как медь и дерево).

Как отмечал Андрей Эзерин, руководитель коммуникационного агентства и защитник Осмоловки, «если нам удастся сохранить наш язык – это поможет культуре. То же и с архитектурой. Зыбицкая – это трасянка».

Справедливости ради, эта «трасянка» стала одним из самых ярких публичных пространств последних лет – несмотря на антиинклюзивный ценз и архитектурные изъяны.

Впрочем, Эзерин согласился и с тезисом «Нет плохой архитектуры – есть неуместный контекст». Тот же «дом Чижа» или «не-Кемпински», будь они построены где-нибудь вне исторических мест, вполне могли бы стать всеми любимыми архитектурными символами своих районов – как органично смотрится въезд в Минск со стороны Малиновки. Вдохновение появляется не только из эстетики, но и из контрастности, так что некоторая встряска архитектурным трэшем может быть необходима. Наконец, а знаем ли мы вообще свой стиль – или просто пытаемся копировать другие города и их символику?

Андрей Эзерин на TEDxMinskSalon «Архитектория». Фото: TEDxMinsk

 

С другой стороны, как отмечал в своем видео Марк Кушнир, обращение к известным символам – естественная составляющая архитектуры. Он сравнивает архитектуру с маятником, который все время качается от инноваций до привычного консерватизма, а новые медиа только ускоряют этот процесс. Популярная нынче джентрификация, когда старые заводские цеха превращаются в креативные кластеры, – это по сути обживание чужих символов.

Между одиночеством и коммуналкой

По понятным причинам мы их можем не замечать, но нас окружают одинокие люди, и в XXI веке их больше чем когда-либо. Это и одинокие старики – потому что растет продолжительность жизни, к тому же зачастую сильно неравномерно у мужчин и женщин, а нуклеарные семьи (где взрослые дети живут с родителями) нынче непопулярны. Но это и одинокая молодежь – от социальной изоляции хикикомори до одиноких безработных SNEP.

Как замечает в ролике TED Talk архитектор Грейс Ким, архитектура может как способствовать изоляции и продуцировать одиночество, так и бороться с этими явлениями. Архитектурным выходом из сложившейся ситуации может быть кохаузинг – то есть совместное проживание в доме, ориентированном на взаимодействие жильцов. Это и закрытый двор с общественными пространствами, и общая прачечная, и регулярные совместные ужины – то, что в совокупности формирует дух сообщества.

Для постсоветского пространства за этими прогрессивными европейскими восторгами маячит неприглядная реальность коммунальных квартир, наглядно проанализированная в курсе «Антропология коммуналки» просветительского проекта «Arzamas». Так что в основе кохаузинга должна лежать добровольность и наличие доступных альтернатив, иначе все рискует скатиться к противоположной проблеме – дефициту личного пространства.

Здоровый кохаузинг отлично вписывается в популярный тренд шеринговой экономики, становясь ее локальным пространством. Использовать общие строительно-ремонтные инструменты, нанимать общую няньку или подвозить друг друга по пути на работу в кохаузинге удобнее всего.

Тренд на местные сообщества, спрос на публичные пространства

Что сегодня мешает развитию кохаузинга в безликих минских ЖК? Как минимум отсутствие инфраструктуры. Эрзацем публичного пространства порой становятся паблик-чаты в Viber, а физически соседи встречаются разве что на лестницах и в лифте. Что же касается дворов, то там создается инфраструктура только для детей – но как насчет взрослых, у которых тоже есть досуг, и его тоже можно бы проводить в сообществе соседей на свежем воздухе?

Например, однажды летом во дворах Осмоловке я видел интеллигентную компанию с мангалом и шашлыками. Это настолько нетипично для Минска, что сразу подчеркивает специфичный статус этого района, – но, в конце концов, а почему бы и нет? Вангую, если предложить обустроить летом мангалы в обычных дворах, у нас сразу начнут остерегаться пьяных дебошей, а МЧС возмутится. Но с таким опасливым подходом к людям здоровые местные сообщества развивать трудно.

Тем не менее, именно создание сообщества, со своим пространством и легендой, становятся трендом в минской коммерческой недвижимости, который помогает ее продавать, уверен Максим Максименко, сооснователь дизайн-студии «Нота Бене».

Максим Максименко, Татьяна Антипова и Георгий Заборский на TEDxMinskSalon «Архитектория». Фото: TEDxMinsk

 

В первую очередь это ЖК «Новая Боровая», но также интересен пример ЖК «D3» – трех 28-этажных башен на общем стилобате, с 70-метровым лобби и закрытым клубом жильцов (зал йоги, детский центр с няней и небольшой бизнес-центр для деловых встреч вне квартиры).

Как замечает Татьяна Антипова, со-основательница «Нота Бене», такая тенденция может привести к ренессансу вербальной коммуникации. Но для этого нужны сценарии общения, поводы для соседей встретиться – «а не просто места непонятно для чего». Максим Максименко с ней согласен: «Без людей, наполняющих архитектуру, она может остаться просто грудой строительных конструкций».

Следующим событием TEDxMinsk станет конференция «Код вдохновения». Она состоится 17 марта в Marriott Hotel и соберет 500 зрителей. Программа, информация о спикерах и билеты – на официальном сайте.

Читайте дальше:

Профилактика одиночества и карго-культ оппозиции. Какие публичные пространства нужны Минску

«Дизайн и архитектура – это не про эстетику. Это про гражданские права»

Проснуться в другом городе. Как развиваются публичные пространства Минска

Дом на пересечении культур. Как найти свою идентичность и побороть стереотипы

Комментировать