Арт

70 лет Академии искусств: остается только молиться

1271 Ольга Бубич

На одной из самых престижных официальных площадок столицы – в минском Дворце искусств – с помпой открылась 70-я отчетная выставка Академии искусств. Знакомство с экспозицией и риторика официальных лиц, выступивших на открытии, в очередной раз демонстрируют стремление «ведущего центра подготовки творческих кадров» выстраивать образ беспроблемого беларусского искусства, которое никак не вписывается в мировой контекст.

Посещение отчетных выставок Академии искусства уже не первый год представляет собой аттракцион путешествий во времени. Заходя в «палац», с ностальгической дрожью переносишься в советское детство: вот доска почета с фотокарточками ветеранов и надписью «Они сражались за Родину», вот ржавчина на нечищеных трубах, вот настоящий парад из ничем не замаскированных батарей, вот – привычный набор сердитых музейных смотрительниц, захлопывающих у тебя перед носом дверь. Визуальную составляющую щедро обогащает «аудиоряд» риторики советского дежа вю. Пожилая профессура Академии с искренним пафосом нахваливает выставку, называя ее «знаковым мероприятием» и «продолжением марафона» в честь юбилея Академии.

«Сёння у гэтых залах вы ўбачыце незвычайны цуд, я б назваў яго сімфоніяй, араторыяй ці гімнам яго вялікасці Мастацству вось тых людзей, якія аддавалі, аддаюць ці будуць аддаваць свае жыцці, свой талент менавіта нашай моладзі, будучыні нашага мастацства» – пламенно предвосхищал экспозицию декан театрального факультета, профессор Владимир Андреевич Мищанчук. 

В условиях полного отсутствия работы над концепцией экспозиции, ее подачей и развеской, чудом, однако, стоит скорее считать то, что выставки такого серьезного уровня проходят в Беларуси в начале XXI века…

Работы, при ограниченности кафедральных фондов, были собраны по принципу доступности, а на этажах размещались согласно ранее утвержденным уголкам: каждой кафедре – свой. Игнорируется взаимодействие объектов как между собой, в пространстве, так и со зрителем, развеска кажется случайной. Вечное желание беларусов поразить количеством, а не качеством приводит к печальным композициям, созерцание которых напоминает скорее рядовые просмотры курсовых проектов студентов Академии, собранные за ночь до демонстрации экзаменационной комиссии, а уж никак не «знаковую» выставку заявленного масштаба.

Материальная поддержка, которая, по идее, должна была быть оказана Дворцом искусств, была, по признанию некоторых участников выставки, минимальной: материалы для монтажа художники вынуждены были обеспечивать из своего кармана, не хватало подиумов для экспозиции объектов. Подкраска стен и замена окон проводилась впохыхах, за день до самого открытия экспозиции – у бокового входа на второй этаж валялись неубранная куча стекла от разбитых окон.

Невооруженным взглядом была видна жесткая экономия средств на рекламу мероприятия. Особенно ярко контраст в рекламном оформлении Дворца ощущался в сравнении с только что завершившемся на его площадке фестивале татуировок «Belarus Tatoo Fest»: зал третьего этажа был богато украшен растяжками в несколько метров, логотипы этого альтернативного молодежного мероприятия украшали внешние рекламные тумбы у входа. Сейчас же большая часть этих пространств попросту пустует, рекламные тумбы стыдливо прикрыты маленьким плакатиком.

Возникает закономерный вопрос: зачем проводить выставку, на которую нет ни средств, ни кадровых возможностей, способных обеспечить создание и реализацию концепции экспозиции, которая соответствовала бы тому самому, заявленному в миссии Академии искусств «контексту мирового духовного наследия»? А проводят, видимо, потому что надо. Потому что «марафон».

Критика формальности и архаичности уровня и содержания обучения в «ведущем центре подготовки творческих кадров» страны звучит уже не первый год. Известный в Беларуси и за рубежом художник и арт-критик Сергей Шабохин в самостоятельно организованном им для студентов Академии «факультете агитационной критики» говорит о наличии «однотипного квази-академизма, националистических образов и декоративизма» в работах, продуцируемых на всех кафедрах Академии. В кратком введении в курс онлайн лекций Сергей Шабохин отмечает:

«Дисциплина «История искусств» для студентов художественного факультета академии преподаётся по официальной, сильно устаревшей программе, в рамках которой курс лекций завершается максимум эпохой постимпрессионизма. […] Историю и теорию искусства XX–XXI веков, знания о современных практиках и тенденциях в искусстве и о том, как интегрироваться в профессиональную сферу, студентам получить неоткуда, кроме как из параллельного самообразования».

Снижается уровень мастерства выпускников, поступивших в Академию практически без конкурса. Нет в Академии и критического концептуального подхода к современном искусству мирового уровня, что сказываетсяя и на ее статусе, и на качестве  работ ее выпускников.

Каркас манекена с намотанной на него тряпкой может быть с серьезным лицом назван «инсталляцией» лишь при условии, что возвышающаяся в центре зала суровая бабушка-смотрительница – участница перфоманса по-беларусски.

В таких обстоятельствах трагически нависающая у входа на выставку скульптура Константина Костюченко «Распятие» кажется то ли иронией, то ли знаковым совпадением. Искусство в очередной раз прибили гвоздями к кресту и выставили на всеобщее обозрение.

А на выход из плачевной ситуации как бы намекает выступивший на открытии выставки с песней на стихотворение Янки Купалы хор студенток:

«Малюся я небу, зямлі і прастору,
Магутнаму Богу — ўсясвету малюсь,
Ва ўсякай прыгодзе, ва ўсякую пору
За родны народ Беларусі».

Фото: Ольга Бубич

Комментировать