Жизнь

Родить по-людски. Как приходят на свет беларусы

10695 Янина Мельникова

«Ко мне относились, как к куску мяса» – так беларуски вспоминают свой опыт родов. Что не так с нашей системой родовспоможения? И в каких условиях рожают в соседних Литве и Польше? Расследование «Журнала».

Все началось с нескольких трагедий в беларусских роддомах. По разным причинам одна за другой матери потеряли своих детей. Их рассказы о случившемся стали достоянием СМИ. И заставили других женщин вернуться к своему личному опыту рождения детей.

Оказалось, многие из них вспоминают эту страницу в жизни не как самое счастливое время, а как глубокую психологическую травму.

«Ко мне относились, как к куску мяса», «На меня кричали», «Доктор хлестал меня по щекам», «Мне говорили, что если не подчинюсь, буду виновата в смерти ребенка», – делились в комментариях травмировавшими их воспоминаниями женщины.

При этом большинство сходилось во мнении, что если физическая боль женщины в родах – дело проходящее, то психологическое насилие в роддоме не забывается и спустя десятилетия.

В целом беларуски отмечают, что женщина в родах в стране практически бесправна, она сама редко принимает какие-то решения. А врачи и акушеры действуют по протоколу, часто нарушая ход естественных родов неоправданными вмешательствами, капельницами, лишними гинекологическими осмотрами. При этом если что-то в родах пойдет не так, то вину перекладывают на роженицу. Врачи и акушеры не готовы извиняться ни за свою грубость, ни за свои ошибки, которые стоят женщинам и их детям физического и психологического здоровья.

Чего же хотят беларусские женщины в родах? Уважения, доброжелательного отношения и эмпатии, говорит мать троих детей Оксана Голубева.

«Мне с первого дня первой беременности говорили, что мое состояние – не болезнь. Но едва я переступила порог роддома, как сразу почувствовала к себе отношение не просто как к тяжело больной – ко мне относились как к интеллектуально недалекому человеку, способному только понимать команды “лежать”, “дышать” и “тужиться”», – говорит Оксана Голубева.

При этом, по словам женщины, все ее попытки после родов обсудить свой опыт с родственницами натыкались на холодное равнодушие.

«Моя невестка, кстати акушерка, мне просто в лицо сказала: “Так чего ты хотела? Знаешь, сколько вас там рожает, и со всеми сюсюкаться?” – вспоминает женщина. – Я не хочу, чтобы сюсюкались. Мне хватило бы доверительного разговора с акушеркой, объяснения, что и как будет происходить, уважение моего желания приложить ребенка к груди сразу же в родзале».

По словам опытной мамы Оксаны, единственный способ добиться всего вышеперечисленного – «благодарность в карман»:

«Своих близнецов я рожала уже “подкованной”. Тем более, что последний месяц перед родами лежала на сохранении. Было время найти нужного врача, акушерке намекнуть, что отблагодарю, нянечкам шоколадку в карман положить. Но молодым мамочкам не завидую».

Чуть ли не единственный легальный способ оградить себя от давления врачей – взять на роды мужа.

Именно с этой целью побывал в родзале отец двух сыновей журналист Глеб Лободенко. Он считает, что не может разделить с женой физическую боль от родов, но в его силах помочь ей психологически. Потому вместе с женой они выбрали вариант партнерских родов.

«Я вельмі рады, што ў такія адказныя моманты мог быць разам з жонкаю, і што я ўбачыў сваіх дзяцей у першую ж хвіліну іх жыцця. Безумоўна, гэта самая вялікае ўзрушэнне, якой здаралася са мной. Але апроч эмацыйных, ёсць тут і вялікі практычны момант. Калі муж побач, ніхто не будзе ані грубіць, хаміць, ані падвышаць голас і рабіць незразумелыя рэчы», – рассказал Глеб «Журналу».

Чтобы помочь жене, делать ей массаж при родах и напоминать, как и когда правильно дышать, мужчинам в Беларуси нужно пройти специальные курсы и получить справку о состоянии здоровья. Матери-одиночке в этом смысле у нас рассчитывать не на что.

Точнее, еще недавно в родзал с ней могли пустить доулу – специально подготовленного партнера в родах. Но в беларусском законодательстве о них нет ни слова. И с недавних пор в договорах о дополнительных услугах, которые предлагают подписать женщинам в беларусских роддомах, прописали, что партнерами в родах могут быть только мать роженицы или ее муж. Таким образом, доул официально вывели за дверь родильного зала.

Некомфортно – это не нормально

Юрист Дарья Альперн-Катковская весной ждет на свет появления второго сына Давида. И хотя со времени рождения первенца Алеся прошло десять лет, для Дарьи воспоминания о тех родах все еще сопряжены с болью, стрессом и чувством абсолютной беззащитности.

«Я прочувствовала на себе то, что называется агрессивным родовспоможением. Мною манипулировали, угрожая гибелью ребенка, сами роды стимулировали медикаментозно, причем на достаточно раннем сроке. В итоге то, что могло быть естественным процессом, закончилось кесаревым сечением», – вспоминает Дарья.

Готовясь стать матерью во второй раз, она признается: даже повзрослев и набравшись опыта, она не готова встретиться с беларусской системой родовспоможения еще раз. И потому заранее стала искать «пути отступления», в конце концов, остановившись на родах в соседнем Вильнюсе:

«Мы с мужем поехали в одну из вильнюсских клиник, где врачи уделили нам много времени и все подробно рассказали и показали. Две вещи мне особенно понравились: меня заверили, что врачи ничего не сделают, ничего не уколют без моего согласия (или согласия супруга, если я буду не в состоянии сделать этого сама), и то, что рожать я смогу в той позе, в которой удобно мне (если надо, врачи лягут на матрасик и будут принимать ребенка на полу). При том, что мы выбрали довольно обычную недорогую клинику, всё выглядит очень привлекательно».

Дарья Альперн-Катковская с мужем решили рожать в Вильнюсе. Фото: Юлия Мацкевич

 

Сидя, стоя, лежа, в воде, на фитболе – выбор за роженицей и только за ней. Такая вольница беларусским женщинам не виделась даже в самым смелых мечтах.

Как не снились им пока дистанционные датчики КТГ, позволяющие передвигаться по палате, а не быть привязанной к аппарату. Как не снилось ненавязчивое поведение персонала, который появляется лишь тогда, когда это действительно нужно, и не устраивает бесконечные осмотры на гинекологическом кресле.

У соседей не принято уносить ребенка от матери, даже после кесарева новорожденного прикладывают к груди, а пуповину перерезают, только когда отпульсирует кровь.

Муж не может присутствовать при родах только при условии, что жене делают кесарево, но даже в этом случае он получает ребенка на руки в течение получаса. И для присутствия на родах от мужчины не требуют никаких медицинских справок, и уж тем более прохождения специальных курсов.

Одежду для ребенка разрешили взять свою – да и мам в Вильнюсе не одевают в больничные ночнушки и халаты.

Муж Дарьи сможет остаться с женой и ребенком в палате, количество гостей мамы и новорожденного медики не ограничивают. И если проблем у ребенка и матери не будет, их выпишут из роддома уже на второй день.

Почему же в Беларуси нельзя обеспечить женщинам такое же уважительное отношение? Дарья Альперн-Катковская, лишь пожимает плечами: «У нас вообще считается нормальным, если тебе некомфортно. Терпи, говорят женщине в родах, беременной никто не остается, и ты родишь».

Но для многих беларусок вопрос как родить не менее важен, чем когда.

Родить по-человечески

Мама двоих детей Вероника Завьялова – одна из тех, кто считает, что просто смириться со сложившейся традицией отношения к женщинам в роддомах – не выход. Потому она стала инициатором проекта «Родить по-людски», цель которого – изменить систему родовспоможения в стране путем диалога между акушерками, врачами и их пациентками.

«В системе родовспоможения много страха и нет открытости. Жесткий государственный контроль и управление медицинской отраслью, государственная монополия на услуги в родах приводит только к тому, что у медиков главным клиентом становится не пациент — женщина и ее ребенок, а государство, интересы которого они должны, прежде всего, удовлетворять», – считает Вероника Завьялова.

Ситуация пока выглядит более чем грустной, но инициатор кампании «Родить по-людски» верит, что капля камень точит. Тем более, что беларусский проект не уникален. Подобную кампанию в свое время развернули в соседней Польше. И инициировали ее журналисты одного из самых крупных печатных изданий в стране – «Газеты Выборчей».

В результате долгосрочной акции журналистам и активистам кампании удалось произвести революцию в системе родовспоможения: в стране повысился уровень услуг, оказываемых роженице, процесс родов перестал быть таким травматичным и психологически сложным, как раньше. В современной Польше партнерские роды – реальность, а не платная услуга, новорожденного оставляют с матерью на два часа, а не уносят взвешивать и обмывать, подвергая малыша очередному стрессу.

«Мы здесь для того, чтобы вы познали счастье стать родителями»

«Я долго решала, где рожать: в Польше, где временно живу, или в родной Беларуси, где в роддоме работает моя родственница. Обстоятельства сложились так, что мой ребёнок появился на свет в варшавском роддоме, и это, как оказалось, – самый лучший из всех возможных вариантов», – вспоминает Ольга Старостина, ведущая новостей на телеканале «Белсат», которая девять месяцев назад родила сына.

Фото: Ольга Старостина

 

В Польше, по словам Ольги, будущие родители посещают оплаченные государством специальные курсы, на которых им с мужем рассказали про все этапы родов и объяснили, что, как и когда делать, чтобы этот процесс прошёл максимально быстро и менее болезненно.

«До них у нас было традиционное представление о родах («трудный процесс», «мужчине лучше этого не видеть» и так далее), но занятия полностью поменяли наше сознание: мы уже не могли представить, как можно родить без поддержки и помощи будущего отца», – рассказала «Журналу» Ольга Старостина.

Потому будущие родители выбрали роддом, который предлагал натуральные роды в условиях, максимально приближенных к домашним,

Сам процесс родов Ольга вспоминает, как время, когда невыносимая боль сменилась океаном любви и нежности.

«Сначала в комнате мы находились одни с мужем, лишь время от времени приходила акушерка, проверяла моё состояние, советовала сидеть на фитболе, ходить. Когда боль стала казалось бы невыносимой, она предложила на том же фитболе посидеть под душем, а потом полежать в большой ванне. Когда же началась кульминация родов, акушерка предложила мне присесть на корточки, держась руками за перекладины шведской стенки – это действительно прекрасная поза для родов. Но мне очень хотелось лежать, поэтому для меня постелили специальный мат, на котором, обнявшись, устроились мы с мужем. Когда появилась головка нашего малыша, нам дали ее потрогать – это было самое нежное, чего я когда-либо касалась. Чтобы появилось тело ребёнка, нужна иная тактика дыхания, акушерка учила этому, муж контролировал. Когда малыш появился на свет, его сразу же положили мне на грудь. Теперь уже не будущий, а настоящий отец обнимал и целовал меня и нашего сыночка. Это был безграничный океан нежности и любви», – делится Ольга.

По правилам роддома, первые два часа малыш должен находиться в объятиях мамы и папы. Только потом приходит акушерка и вместе с отцом омывает, взвешивает и измеряет рост ребенка, а потом семья опять остается без лишних глаз.

«Ближе к вечеру следующего дня меня перевели в обычную 2-местную палату. Рядом находилась душевая комната, которую мыли каждый раз после того, как ёё посещала женщина – всегда, без исключений. Палаты такого типа – бесплатные, приходить к молодой маме и малышу могут все родственники.

Палата для рожениц в польской больнице

 

Но мне после пережитого разлука с мужем казалось чем-то невыносимым. Поэтому мы попросили платную комнату. Там были не только кровать для меня и малыша, но и для отца, который мог с нами оставаться всю ночь. Более того, его также кормили три раза в день. В самой же комнате было все необходимое для гигиены женщины, были всё нужное для ребенка, вплоть до крема и подгузников. Сутки в этой комнате – это единственное, за что мы заплатили. Роды на таком уровне и в таких условиях – абсолютно бесплатные!

Но больше всего впечатляло не это, а медперсонал: менялись смены акушерок и врачей, но не менялось одно – их доброжелательность, желание помогать, обходительность. Я у каждой из них спрашивала: как такое возможно, чтобы все работники были настолько добры, любили своё дело, отдавали всё сердце? И все мне отвечали – это наша миссия, мы здесь для того, чтобы вы познали счастье стать родителями».

В Беларуси тоже есть хорошие специалисты, но «попадая в плохую систему, они становятся ее частью», считает Ольга:

«Польша дает нам противоположный пример: хорошая система, правильные прописанные ценности делают медработников лучше. Еще лучше врачи становятся, видя, что именно в их силах сделать так, чтобы маленький человечек с первой минуты жизни ощущал тепло, радость, позитивное отношение всех, кто его окружает. И родителям на всю жизнь остаются наилучшие впечатления о самом важном моменте в их жизни».

 

Заглавное фото: Nicolas Delattre, Behance

Комментировать