Жизнь

Исповедь акушерки. «Ледовые дворцы у нас есть, а индивидуальных палат для рожениц и новых халатов – нет»

4391 Янина Мельникова

«Ко мне относились, как к куску мяса» – так многие беларуски вспоминают свой опыт родов. «Они ведут себя как истеричные “звезды”, которым кажется, что им в роддоме все должны», парируют врачи. Акушерка с 23-летним стажем рассказала «Журналу», как относятся к медикам и родам сами роженицы и почему в наших роддомах такие условия.

Повитуха, повивальщица, приемница – как только не называли в разные времена акушерок. Пройдя путь от домашней помощницы в родах, которой знание о женской физиологии передавалось по наследству, до медицинского работника с профильным образованием, она (реже он) по-прежнему своей главной миссией считают помощь в рождении новой жизни.

Собеседница «Журнала» гордится своей работой, но просит не называть ее нынешней фамилии. Говорит, коллеги по цеху могут не понять ее общения с журналистами: медики не любят обсуждать свою работу с «посторонними», тем более, когда приходится оправдываться.

Анастасия Крот мечтала работать в роддоме с детства. В семье она – единственный ребенок, а «так хотелось иметь братьев и сестер».

– Помню, все уговаривала маму сходить и выбрать малыша в роддоме. Оттуда мама подружки регулярно кого-то привозила. У нее в семье было шесть братьев и сестер. Весело, не то, что мне, – рассказывает Анастасия.

Окончив школу, девушка не задумываясь пошла учиться в местное медицинское училище на акушерку.

– Учеба была трудная, я не очень-то точные науки любила, но ради мечты зубрила. Помню, когда нас впервые в родильное отделение на практику повели, аж тряслась вся. Не от страха, но от предвкушения встречи с тайной, – говорит акушерка.

Но «таинства» ни в тот раз, ни позже, уже будучи дипломированной акушеркой, Анастасия так и не почувствовала.

– Представьте себе: крики, слезы, кровь, требования немедленно отпустить домой, прямо из родзала. Мои первые роды показались мне адом. Руки трясутся, в голове шумит, сама бежать хотела подальше. Помогла опытная акушерка. Мы с ней потом в ординаторской сидели. Я – трясусь, а она – байки травит. Одна веселей другой. А потом замолчала и говорит: «А кто, если не ты, ребеночку-то поможет? Видишь, какие мамаши неадекватные бывают?» И я задумалась. Правда, он там внутри – беззащитный. Слабый. Ему бы к свету, на волю, а мама истерит, врачей не слушает. Так что никто этому малышу, кроме меня и не поможет. Я помогаю родиться человеку, – говорит Анастасия.

С работы не ушла. Втянулась. Сначала – в родзал, «как в бой», потом, когда набралась опыта, «по деловому, без суеты».

– Сейчас много плохого про акушерок говорят. И грубые мы, и бесчувственные, и правила в роддомах дурацкие. Но знаете, про вас, журналистов, тоже говорят, что вы циники. Правду, наверное, говорят. Но если все близко к сердцу принимать, если думать про каждое проклятие, которое на тебя в родзале сыплется, то совсем плохо будет, правда? И мне, и роженице этой.

Я за 23 года работы столько навиделась-наслышалась. Есть ведь и алкоголички, и наркоманки, и просто «звезды», которым кажется, что им в роддоме все должны. В последние годы роженицы вообще стали «продвинутые». Чуть что не так – книгу жалоб им подавай. Или сразу на «горячую линию» Минздрава грозятся позвонить. Мобильные у них разве что перед родзалом отбирают. Уже сдались – в реанимации после «кесарева» даем возможность позвонить, сказать родным, что все хорошо. Объясняем: тут техника точная, нежная, ей такие помехи ни к чему. Но слышать не хотят.

И в ее спокойном голосе появляются нотки раздражения. Рассказывает, что жалуются роженицы на все: питание («ну не домашнее, но что же они хотят?»), на белье («словно все принцессы, к шелковому привыкшие»), на то, что не пускают гулять («а если ребенка заразит, с нас спросит»).

А что рассказывают сами роженицы? Рассказы об условиях в роддомах:

– Вот думаете, я бы не хотела, чтобы роддом стал санаторием, с выбором блюд в столовой, с индивидуальными палатами, с личными душевыми и прочее? Конечно! Я же женщина, сама мать двоих детей. Но нет у нас таких условий. Вот дворцы ледовые есть, а индивидуальных палат – с гулькин нос. И халатов новых – нет. А свои стерильные не все роженицы позволить себе могут. Да что там роженицы – врачи, сестры за свои деньги халаты покупают, – говорит Анастасия.

Но наши условия, по словам акушерки, все же «не тюремные», «когда-то и таких не было».

– Я помню времена, когда роженицы с собой и шприцы несли, и катетеры. А сейчас – государство обеспечивает всем. Платить врачи и акушерки заставляют? Ерунда! Да, от благодарностей не отказываются, а кто бы отказался при наших зарплатах? Но чтобы кто-то вымогал за лучшее отношение или уход – такого я не слышала. Тем более, хочешь особых условий – в роддомах есть платные палаты. И дородовые, и после. Там даже посещения родными есть. Телевизор, холодильник, чайник свой. Заключил договор, заплатил деньги – и лежи, рожай, – рассказывает Анастасия.

КСТАТИ

Зарплата акушерки в минских роддомах варьируется от 3,5 до 6 миллионов рублей. Практически в каждом из роддомов имеются незакрытые вакансии.

В столице, говорит Анастасия, переехавшая в Минск вслед за мужем семь лет назад, условия получше, чем на периферии. Но и там, и там врачи и акушерки делают все возможное, чтобы помогать роженицам и малышам.

– Трагедии? Я бы очень хотела, чтобы обходилось без них. У нас каждый такой случай в памяти. И дело не только в смертях. Понимаете, когда детки больные рождаются, с диагнозами страшными, которые до рождения не установили, это горе в семье. Кого винят? Медиков, конечно. А кто к ним ближе в данный момент? Акушерка! Не так взяла, давила, тянула…

Ошибки на самом деле случаются. Когда у тебя в родах на смену одновременно три-четыре человека, «ни к каждому стону прислушиваешься». Но помочь акушеркам не совершать эти ошибки могут либо чиновники («давно пора пересмотреть нагрузку на медицинских работников»), либо сами роженицы («вы и только вы знаете себя и свое тело»).

– Сейчас столько курсов разных для рожениц, столько литературы для беременных, что они наслушаются, начитаются про «естественность», про «бабы в поле рожали, и вы сможете», и приезжают к нам, кто по «скорой», когда дома начали рожать, но что-то пошло не так, кто заранее, но отказываясь от любого вмешательства. Типа, сама смогу, отойдите, я тут в уголке за кроватью на четвереньках. Бред все это. Раньше женщины здоровей были. Да и в поле рожали единицы. Почитали бы про то, как повитухи детей принимали, как потом вся родня ходила помогать роженице, чтобы отлежалась. Массаж, травы, просто сон, пока старшие женщины в семье ребенком занимались. А сейчас на пару часов от матери ребенка заберешь – а она в крик. Сразу родителям, мужу звонить. Те – нам. Цирк. Словно в роддоме только и задача, чтобы ребенка смесью накормить, а мать – молока лишить.

Не в восторге Анастасия и от новомодной тенденции брать в родзал мужа.

– Он туда не жене помогать идет, а от меня и врачей отбиваться. Дескать, интересы жены защищает. Только спокойных и действительно нормально оценивающих происходящее в родзале – единицы. Остальные, если что-то не так идет, впадают в такую же панику, как и роженица, – говорит она.

Про домашние роды акушерка и вовсе говорит, как про «убийственный» вариант.

– Ну, какие вам родные стены помогут, если обвитие будет? Или кровотечение начнется? Я про роды знаю все, но дома бы рожала, только если бы у подъезда бригада коллег дежурила. Только так, – говорит акушерка.

КСТАТИ

По закону в Беларуси рожденных дома детей регистрируют в органах ЗАГСа только через суд.

На счету собеседницы «Журнала» – сотни родов. И, конечно, ей хочется верить. Но как быть с теми многочисленными голосами, которые все громче говорят, что не хотят рожать в беларусских роддомах, что не чувствуют там себя комфортно, что систему давно пора менять на более человечную?

– Да, я читала эти статьи. Соглашусь, в идеальном мире акушерка – помощница, которая и поговорит, и по голове погладит, и оставит в покое, если попросишь. Хорошо, когда есть помощница в родах, которая установила с тобой контакт не в родзале (там этого просто невозможно сделать), а до, когда роженица эмоционально спокойна, способна воспринимать советы и рекомендации, когда с ней можно поговорить о том, что и как будет происходить в родах. Но хотеть этого же от акушерки, от врача, которые увидели тебя в лучшем случае за сутки до рождения ребенка? – удивляется акушерка.

И добавляет, что с радостью занялась бы частным консультированием и ведением беременности, но «у нас так не принято».

Комментировать