Городские тактики

Партизанский проспект vs. Немига. Как центр и периферия меняются местами

1877 Юлия Чернявская

Минские улицы, взятые в качестве объектов сравнения, избраны не случайно. Каждая из них дает представление об особом типе символизации, и оба этих типа борются за признание в масштабах всего города-общества.

Немига известна еще из «Слова о полку Игореве». Улица, возникшая на месте реки и уничтоженного древнего Замчища, одна из немногих сохранила историческое название. Большинство соседних улиц многократно переименовывалось (например, проспект Сталина Ленинский проспект проспект Скорины проспект Независимости). Почему этот процесс не затронул одну из центральных улиц Немигу?

Причин несколько. В первую очередь та, что Немига находится в окружении небольшого количества улиц, играющих роль резерваций исторического прошлого. Процесс их сохранения и реставрации начался с 1980-х в силу конструирования национальными элитами новой версии истории.

В противовес историографии, отсчитывающей этническую историю беларусов от воцарения советской власти, новая этноистория центрировалась на Великом княжестве Литовском как «золотом веке». После Перестройки она была перенята официальной историографией, а затем вновь приобрела оппозиционный статус.

В свете последнего переименование улицы было бы возможно, если бы не аналогичное название станции метро и не связанная с ним трагедия 31 мая 1999 г.

И, наконец, будучи географическим центром города, Немига не является официальным центром. Она «периферия центра», и ее переименование не столь насущно. Основную часть Немиги занимает титаническое конструктивистское здание, называемое «домом на Немиге», заменившее частную застройку, существовавшую тут до 1980-х годов.

Немига улица с историей, и даже нынешний новодел построенный на ней торговый центр исполнен в том компромиссном стиле, которым власти города руководствуются в отдельных сегментах центра: как бы «под старину», «под Европу», но новенькую, просторную, «лакированную». Тем не менее, если где-то в Минске и слышен отклик бурной и древней истории, то именно здесь (и не случайно долгие годы как раз в окрестностях Немиги производились археологические раскопки).

Партизанский проспект («хрущевки» в сочетании с редкими 9- и 14-этажными строениями) был отстроен в 1970-е и с тех пор лишь благоустраивался. В отличие от Немиги, где живет интеллигенция, Партизанский проспект заселен рабочими четырех окрестных заводов.

Партизанский проспект. Источник: Wikipedia

 

Большинство театров и музеев находится в десяти-пятнадцати минутах от Немиги. То же касается церквей: в окрестностях Немиги и прямо на ней находятся четыре. Следствием этого является связь жителей Немиги с церковью (церковные лотки в магазинах и на улице, продажа постных полуфабрикатов в универсаме, множество нищих).

Возможно, в этом прослеживается и попытка «замолить историю». «Дом на Немиге» считается «несчастным»: его жители фиксируют много ранних смертей и самоубийств, происходящих в нем. В эту же копилку «падают» и трагедия 1999-го, и то, что в годы войны Немига с окружающими улицами относилась к еврейскому гетто, уничтоженному в 1942 г. (место расстрела называется «Ямой»), и исторические бои, проходившие в этом районе. Оттого жители дома часто говорят, что он стоит «на костях».

Беды нередко объясняются «грешностью места»: так, трагедия на Немиге трактуется как кара за мирской характер гуляний в праздник Святой Троицы. Муссируется тема наводнений: весной низина, где находится улица, часто заливается дождями. Популярен образ обреченности «дома на воде» (модификация петербургского мифа о городе на воде). Само место жители дома тоже называют «ямой», как и место расстрела гетто. Удвоенный символ ямы (гетто и улица) отсылает к Хаосу: в этом месте земля становится тонкой кожурой, прикрывающей подземье.

Партизанский проспект не продуцирует мифов: его символический капитал зиждется на сочетании «военные и трудовые победы». Война прочитывается в партизанском контексте: станция метро «Партизанская», ресторан «Партизанский бор», памятник партизанам и т.д. Этот контекст сочетается с «заводским» (метро «Автозаводская», «Тракторный завод»).

Немига – улица шума и толчеи: городские торжества проходят на пересекающем ее проспекте Победителей. Неформальные празднества продолжаются до утра. Если учесть наличие прицерковных бомжей и грабителей, которых манит к себе «дом», то жизнь улицы предстает шумной, «европейски-порочной» (тут же есть казино, кафе и т.д.) и небезопасной.

Жители Партизанского проспекта исповедуют противоположный уклад быта: ранний подъем и ранний отход ко сну, шествие по магазинам, тишина парка 50-летия Октября. Социальный капитал населения зиждется на официальной идеологии. При этом Партизанский проспект широк, ухожен, патрулируется милицией, потому жить на нем удобнее, чем на окрестных улицах. Это «центр периферии».

На первый взгляд Партизанский проспект воплощает прошлое, а Немига современность. Однако это лишь на первый взгляд. «День сегодняшний» Немиги имеет связь с сакральным и/или историческим прошлым. Партизанский же проспект представляет собой облик «светлого будущего», который продуцируют беларусские масс-медиа.

Можно говорить о двух накладывающихся друг на друга типах «габитуса». Внерефлексивный и незыблемый взгляд на мир более выражен у жителей Партизанского проспекта. Самопонимание жителей Немиги менее устойчиво – по причинам бытовым (шум, большие торговые центры, кинотеатры, рестораны, народные гулянья), номинальным (местоположение среди переименованных улиц) и мистериальным (история и мистика места).

Проблематичность усугубляется тем, что в дни праздников сюда проникают потоки молодежи из микрорайонов, в том числе и Заводского. Приток «нездешних» лишает жителей дома устойчивого самосознания «местных». И именно это облегчает сохранение спокойствия жителей Партизанского проспекта.

Неявное противоборство этих улиц знаменует «спор старого и нового», в котором побеждает Партизанский проспект. Его преимущество стабильность советского образца, признаваемая высшей государственной ценностью.

Еще десять лет назад Партизанский проспект воспринимался как отмирающий советский заповедник. Сейчас это благоустроенный район, воплощающий респектабельность среднего: образования, взгляда на мир и достатка.

Немига, прежде считавшаяся престижной, теперь воспринимается как точка столкновения пилигримов, а не как жилое место.

Так в свете культивируемой стабильности географические центр и периферия меняются местами. В споре топографии и идеологии одерживает верх последняя.

 

Материал предоставлен редакцией Альманаха Минской урбанистической платформы «Городские тактики». Скачать свежий номер альманаха можно, кликнув на обложку внизу:

 

Заглавное фото: nemiga.info

Комментировать