Место для города и людей. Что такое Urban Space и возможно ли такое в Беларуси

Место для города и людей. Что такое Urban Space и возможно ли такое в Беларуси

557 Городские тактики

Представьте себе: ресторан, который большую часть своей прибыли отдает на городские инициативы. Рассказываем, как работает классный социальный бизнес в Украине, почему не нужно красть идеи и зачем в кафе радиорубка. Возможно ли такое в Беларуси? Хороший вопрос!

Беспокойные камни. Охрана памятников как противостояние

Беспокойные камни. Охрана памятников как противостояние

375 Городские тактики

В конце 2017 года в Гродно вышла книга культурного антрополога Степана Стурейко «Беспокойные камни. 9 эссе для нового понимания архитектурного наследия». Автор предлагает в ней новое видение охраны и реставрации, рассматривает беларусский ситуацию в широком международном контексте и предлагает выводы, которые могут показаться неожиданными.

Проснуться в другом городе. Как развиваются публичные пространства Минска

Проснуться в другом городе. Как развиваются публичные пространства Минска

701 Городские тактики

Любой город – это карта. Сеть улиц с ядрами площадей, вдоль и внутри которых жители взаимодействуют друг с другом и с элементами инфраструктуры. Неравнодушные к будущему люди способны объединиться и самостоятельно формировать свое видение завтрашнего дня. Создавая карты и фиксируя на них реалии, можно начинать строить и завтрашний день – в городе, в котором однажды будет приятно проснуться

Город без центра. Минск и порок его сердца

Город без центра. Минск и порок его сердца

5744 Городские тактики

В Минске сорок лет безуспешно пытались построить Центральную площадь. На ней был памятник Сталину, ее пытались «развернуть к реке» и «привязать к театру», а в итоге построили «саркофаг» и назвали Октябрьской. Почему столица Беларуси осталась без «сердца» и как это влияет на городскую жизнь? Ольга Бубич искала ответы на лекции Дмитрия Задорина

Наследие по-новому. Почему восстановленные церкви не являются памятниками

Наследие по-новому. Почему восстановленные церкви не являются памятниками

1915 Городские тактики

Охватившая после распада СССР Витебск тяга к восстановлению разрушенных церквей воистину уникальна для Беларуси и является любопытным феноменом. Восстановленные витебские храмы – вовсе не памятники. Описывать и анализировать их необходимо совершенно с другой – социологической – точки зрения. Тогда Витебск из города с новоделами превращается в портал, подключающий нас к планетарной дискуссии о смыслах и перспективах всей индустрии наследия

Горад па шаблонах. Чаму ў Беларусі будуюць, як сорак гадоў таму

Горад па шаблонах. Чаму ў Беларусі будуюць, як сорак гадоў таму

1317 Городские тактики

Генпланы гарадоў Беларусі яднае абсалютная непрадуманасць жылой прасторы і тыповая забудова, якая не ўлічвае мясцовых культурных, тапаграфічных і іншых асаблівасцяў. Паспрабуем разабрацца, чаму ў Беларусі сёння будуюць так, як 20 ці 40 гадоў таму, і чаму большасць гарадоў і рэгіянальных цэнтраў выглядаюць аднолькава ў сваім развіцці

Бруднае пытанне. Як Мінск абыходзіцца са смеццем

Бруднае пытанне. Як Мінск абыходзіцца са смеццем

290 Городские тактики

Давайце ўявім такую карціну: усе менчукі ад сёння сартуюць смецце і выкідаюць яго ў спецыяльныя сметніцы: сюды бутэлькі, туды бытавую тэхніку. Гараджане ходзяць у крамы з экаторбамі і набываюць тавары ў экалагічнай упакоўцы. Свае спраўныя старыя рэчы людзі аддаюць іншым і ўдумліва ставяцца да набыцця новых. Ці зменіцца сітуацыя са смеццем карэнным чынам? Пакуль, на жаль, не.

Хороша ли минская вода

Хороша ли минская вода

891 Городские тактики

Минск потребляет каждый день 687 тысяч кубометров воды. Лишь чуть более половины из них поступает из артезианских источников. Хороша ли минская вода? И что должен сделать город, чтобы улучшить ее качество?

Хто і як стварае ідэнтычнасць сучасных гарадоў

Хто і як стварае ідэнтычнасць сучасных гарадоў

311 Городские тактики

Сучасны свет праходзіць перыяд фундаментальных зменаў: ад індустрыялізацыі да пост-індустрыялізацыі, ад лакальных зменаў да глабальнага ўплыву. Гарадская прастора больш не належыць архітэктару ці ўрбаністу, але з’яўляецца складаным механізмам з вялікай колькасцю лакальных і міжнародных актараў.