Жизнь

Мальчикам – петиции, девочкам – краудфандинг. Как беларусы участвуют в общественной жизни

527 Вадим Можейко

Почему большинство беларусов не верит онлайн-петициям и что сильнее – принцип «моя хата с краю» или развитие местных сообществ? Разбираемся.

Фейки для всех, настоящие общественники – в зависимости от гендера

Самые известные среди беларусов типы общественных организаций – профсоюзы (53%) и абстрактные «молодежные» (52%). Учитывая, что практически все профсоюзы состоят в ФПБ и независимы от государства весьма относительно, а на поле молодежных организаций доминирует наследующий комсомолу БРСМ, то получается, что самые известные у нас НГО – это ГОНГО (government non-governmental organization). То есть «общественные» организации, которые на самом деле являются «государственными».

Свежую статистику по предпочтениям и познаниям беларусов удалось получить благодаря исследованию «Осведомленность и включенность в деятельность общественных организаций и неформальных инициатив в Беларуси», проведенному в интернете в январе 2018 года по инициативе Офиса европейской экспертизы и коммуникации и Baltic Internet Policy Initiative.

В стране победившего биатлона организации из группы «Спортивные, отдых, туризм, здоровый образ жизни» вошли в тройку лидеров по известности (47%). Следом идут религиозные – 38%. Это все хорошо, но в беларусском контексте крайне далеко от гражданского активизма. Скорее, такие предпочтения свидетельствуют об атомизации общества, когда граждане предпочитают не связываться с большой повесткой дня, а уходить в молитвы или в походы.

Следующие по популярности (по 36%) – социальные организации и правозащитные. Причем социалкой (детские организации, услуги уязвимым группам и т.п.) интересуются в основном женщины, а правозащитной деятельностью – мужчины. Также мужчины активнее в таких направлениях общественной деятельности, как «Научные, исследовательские», «Экономика, предпринимательство», «История, культура, искусство». Получается тотальное подтверждение гендерных стереотипов в духе «Kinder, Küche, Kirche».

И когда в рамках исследования беларусам предложили гипотетическую опцию «переводить 1% своих налогов на общественные организации», то гендерные предпочтения остались все те же: благодаря женщинам лидирует социалка, а в науку и исследования мужчин обещает вложится вдвое больше, чем женщин.

Четверть страны – активисты по рассылке

Доля беларусов, вовлеченных в общественную жизнь, за год фактически не изменилась: все так же 6% активно участвуют в работе общественных организаций или неформальных инициатив, 15% участвуют иногда, а 33% наблюдают за общественниками со стороны (знают об их работе, но сами не участвуют). Именно их ответы и были проанализированы в исследовании: то есть надо понимать, что здесь речь идет об активной половине беларусов, какими бы скромными ни были ответы. Где-то рядом – еще 46% страны, которые не знают о существовании общественников или вообще затрудняются ответить, что это за зверь такой.

Среди активно участвующих в работе общественных организаций и инициатив – в основном молодежь: 59% моложе 34 лет. Именно молодежь лидирует среди тех, кто помогает общественным организациям волонтерством и подписанием онлайн-петиций.

Впрочем, не стоит обольщаться: 48% своим участием в деятельности общественной организации считают получение новостной рассылки и чтение новостей о ней. Эдак можно записать себя в ряды борцов с ИГИЛ или спортсменов-олимпийцев, раз смотришь про это новости по Euronews!

Петиции – это здорово, но мы в них не верим

Наиболее популярные из других инструментов участия в общественной жизни – подписывать онлайн-петиции и жертвовать средства на общественно-полезные инициативы. Причем реально помогают рублем в основном женщины, а «диванные войска» подписантов петиций в большей степени мужские (и это гендерное различие устойчивое: то же было и год назад).

Не то что бы от петиций совсем не было толку: 23% уверены, что они экономят затраты при предоставлении и обработке индивидуальных обращений, а 20% верят, что онлайн-петиции дают гражданам возможность законодательной инициативы и диалог с властью по важным вопросам. Однако всерьез убедить беларусов в том, что онлайн-петиции – полезная затея, пока не удалось: 17% считают, что такие петиции не оказывают никакого влияния вовсе, а почти 30% затрудняются это влияние как-то определить. С возрастом растет убежденность (с 8 до почти 20%), что онлайн-петиции – это не более чем «еще один способ манипулирования общественным мнением».

Когда же беларусы активнее подключатся к общественной активности? Для половины опрошенных все дело в ценностях организации, которые должны совпадать с их личными ценностями. 42% беларусов ждут от НГО четких и ясных целей, 39% – интересных программ и проектов. Зато 6% нетребовательны: лишь бы организация находилась близко к их дому.

Михаил Дорошевич во время презентации результатов исследования. Фото: Офис европейской экспертизы и коммуникаций

 

Моя хата с краю местного сообщества

Можно посмотреть на то же число с другой стороны: локализованность организации – последнее в списке приоритетов при выборе направления деятельности. С ростом гражданского общества снизу, из соседей по двору или товариществу собственников, в Беларуси все туго – несмотря на пылкую любовь доноров и прочих международных организаций к этой теме.

Знают об организациях регионального развития и инициативах местных сообществ меньше всего беларусов (14.5%), а отдавать им часть налогов готовы только 6.4% (хуже результат лишь у профсоюзов).

При этом локальные проблемы местного сообщества должны решать вроде бы наравне жители, администрация района и ЖЭС (около 44% голосов за каждый вариант). Но беларусы по-прежнему придерживаются принципа «моя хата с краю»: локальные проблемы должны решать какие-то другие жители, вариант «персонально я» в четыре раза менее популярен (11%). То ли дело одобрительно похлопать по плечу соседа, который выйдет расчищать снег, или запилить пост в инстаграме с хэштегом #МотолькоПомоги.

Еще более 5% считают, что решать локальные проблемы почему-то должны СМИ – как в журналистской байке «у меня трубу прорвало, вы же газета, разберитесь!».

Демократичная коммуникация

Как бы там ни было, беларусы в целом позитивно относятся к общественникам: 67% полностью или частично согласны с тем, что общественные организации и инициативы приносят пользу беларусскому обществу. Судят они об этом по мероприятиям, где бывали сами (39%), и по отзывам знакомых (30%). Что же касается публичных каналов коммуникации, то реакции в соцсетях (35%) убеждают беларусов в эффективности общественной организации даже больше, чем позитивные публикации в медиа (31%).

Так что общественники делают правильно, когда самым активным инструментом онлайн-коммуникации выбирают группы и страницы в социальных сетях (42%). Еще беларусы отмечают рассылки по электронной почте (36%) – еще бы, ведь, как мы помним, многие именно после чтения таких рассылок считают себя причастившимися к деятельности организации.

Любопытно, что этим инструментам обмена информацией проиграли вебсайты (менее 30%). Это можно считать демократизацией коммуникации. Уходят в небытие времена, когда серьезной затратой для организации, а то и барьером для работы, было создание сайта. Теперь соцсети и почтовые рассылки доступны каждому, бесплатно и с приличным интерфейсом, быстро и легко.

Было бы с кем и о чем коммуницировать.

Презентацию результатов исследования «Осведомленность и включенность в деятельность общественных организаций и неформальных инициатив в Беларуси», проведенному по инициативе Офиса европейской экспертизы и коммуникации и Baltic Internet Policy Initiative можно увидеть здесь.

Читайте дальше:

Молодежные организации Беларуси: разобщенные, с деньгами и без политики

Город просыпается. Как граждане могут влиять на принятие решений

Инвестиции или подаяние? Как беларусы собирают деньги на добрые дела

Болото и котики. Как продвигать общественные интересы в Беларуси

Комментировать