Тема недели

Если сто лет истории не убедили. Популярно про антикоммунизм

793 Владимир Мацкевич

Коммунизм — это зло. Но что же такое антикоммунизм, о котором давно говорит беларусский философ и методолог Владимир Мацкевич? Разбираемся.

Определение, типа: «Антикоммунизм — совокупность идей, идеологий и политических доктрин, направленных против коммунистических идей...» — не подходит. Это не конструктивно и свидетельствует только о том, что человек ослеплен ненавистью, но за душой ничего конструктивного не имеет. В науке так не принято. Наука не работает со значениями эмоций. Наука работает со значениями истинности.

Серьезный анализ совершенных обществом (именно обществом, которое использовало комплекс идей и, тем самым, «поверило их практикой», а не тех, кто эти идеи породил — мало ли, кто какие идеи высказал!) ошибок — это всегда круто, всегда конструктивно и всегда востребовано. Это без всяких эмоций поставит все и всех на свои места: кто прав, а кто ошибается, и что надо делать, а что сделано неправильно.

И я говорю о том, что коммунизм — это зло. Резко, обвинительно. Но таким образом я подвожу к проблеме доказательств. Что и как можно доказать? Что нуждается в доказательствах, и в каких? Давайте пробовать.

Мы уже упомянули «проверку практикой». С практики и начнем.

До Маркса коммунизм был мечтой. Мечта не требует ни доказательств, ни опровержений. Но Маркс предложил «построить коммунизм». Упрощая и огрубляя, можно прописать это предложение примерно следующим образом.

То, что есть сейчас, нам не нравится. Есть капитализм. Но это не навсегда, в истории все меняется, и то, что мы имеем сейчас, изменится когда-нибудь. Но мы не собираемся ждать милостей от истории. Давайте создадим союз коммунистов, или коммунистический интернационал, разрушим капитализм и построим коммунизм!

Давайте подумаем: можно ли отказаться от такого предложения?

Маркс утверждал, что нельзя. Что коммунизм — это неизбежное будущее, но оно никогда не наступит, если его не построят сознательные пролетарии, вооруженные научным знанием об истории. Наступление коммунизма — неизбежно.

Маркс написал «Манифест» с таким предложением в 1848 году. Прошло почти 170 лет. Достаточен ли этот исторический срок, чтобы утверждать, что прогноз Маркса не сбылся? Коммунизма ведь до сих пор нет! Того коммунизма, о котором мечтали до Маркса, описывал сам Маркс и который представляют себе коммунисты и обыватели.

По мне так достаточно 170 лет, даже 50 лет было бы достаточно, чтобы сказать, что прогноз не сбылся.

Но мечту это не убивает. О коммунизме мечтают и дальше, почти как о втором пришествии Христа или о конце света, просто отодвигая его в отдаленное будущее.

То есть история — не аргумент для мечтателей и не доказательство. Но это то, что касается прогноза о неизбежности коммунизма.

Другое дело — построение коммунизма. Строители коммунизма не ждут, когда он наступит сам, а строят его, разрушая по ходу старый уклад жизни, хозяйства и политики. Давайте посмотрим на успехи этого строительства.

Коммунизм строили в СССР с 1917 года, потом в странах социалистического лагеря с конца 1940-х годов, потом на Кубе и еще где-то. Везде строительство коммунизма сопровождалось кровью, разрухой, тиранией, упадком хозяйства, бедностью и дефицитом всего.

Как вы думаете, строительство коммунизма — это практика? Если это практика, то 100 лет – достаточный срок, чтобы оценить эту практику и вынести о ней окончательное суждение?

Я думаю, да, срок достаточный. И историки вынесли свой вердикт: практика строительства коммунизма — бесчеловечна, она приводит к результатам, прямо противоположным поставленным целям:

— вместо свободы — диктатура;

— вместо равенства — неравенство и появление нового правящего класса или клана — номенклатуры;

— вместо земли крестьянам — коллективизация и крепостное право, вместо фабрик рабочим — их национализация;

— вместо изобилия и «всем по потребностям» — дефицит и тотальная бедность;

— вместо нового человека — безвольные, безынициативные, зависимые попрошайки у государства.

Кажется, практика доказала, что коммунизм не приносит ничего хорошего. История уже рассудила.

Но! Коммунисты с этим не согласны. Они обвиняют во всех этих бедах плохих исполнителей и руководителей строительством коммунизма. Утверждают, что руководители не смогли построить коммунизм, что им не хватило времени, помешали враги, война и еще что-то. Поэтому надо продолжать строить коммунизм или ждать более благоприятных условий для его строительства.

То есть историческая эмпирика и историческая практика оказываются неубедительными доказательствами.

А почему?

Потому, что политика — это не наука.

Доказательства нужны в науке, но нужны ли доказательства в политике? Еще как!

Политика — это искусство возможного. Политика — это ведение общих дел, общих для всех. Если кто-то решил строить коммунизм (в отдельно ли взятой стране или в мировом масштабе — уже не принципиально), то никто в этой несчастной стране спрятаться не сможет. Это строительство касается всех: и тех, кого убьют ради достижения целей, и тех, кто будет голодать за идею, и тех, кто будет рыть землю, строить заводы, воевать, воспитывать детей. Всех!

Как убедить всех не делать этого?

Убедить в ХХ веке не удалось, потому что идея коммунизма казалась очень привлекательной.

Убедить в ХХI веке не удается, поскольку историческая эмпирика и практика, по мнению коммунистов, не опровергает саму идею, а только обвиняет плохих строителей: Ленин — рано умер, Сталин — тиран, Хрущев — волюнтарист, Брежнев — хлюпик, Горбачев — предатель.

И так может продолжаться без конца. И нашу страну снова могут вовлечь в строительство коммунизма по слегка обновленному плану.

Если исторические доказательства того, что коммунизм есть зло, не работают, нужно показать, что сама идея коммунизма порочна. Доказать, что зло заложено в самой идее.

Но, спрашиваю я, какие доказательства, кроме научных (эмпирика и практика), могут быть приняты? И ответа на мой вопрос не слышу.

Но я знаю онтологические доказательства, логические доказательства и даже этические доказательства. Собственно, я и привожу эти доказательства одно за другим.

Например, я доказываю, что стремление к безусловному равенству логически ведет к усилению неравенства.

Я доказываю, что ценности свободы и равенства при завязывании их в систему определенного типа противоречат друг другу.

И буду продолжать приводить такие доказательства для всех составных частей идеи коммунизма: изобилие, развитие производительных сил и производственных отношений, требование к новому человеку.

Всё это очень актуально в год столетия Октябрьского переворота, если прошедшие сто лет не убедили.

Читайте также:

От утопии до бесчеловечной системы. Что мы имеем в виду, когда говорим о коммунизме

Фашисты и коммунисты. Праздники наших убийц

За что мы любим СССР

Глобальное потепление после Холодной войны. Что происходит с миром

«Человек может умирать лишь за ту идею, которую не понимает». Что такое тоталитаризм

Комментировать